Священная Империя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » Бойся тени в лесу - июнь 1644 года


Бойся тени в лесу - июнь 1644 года

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: середина июня 1644 года
Место: Сирион он же Сумрачный лес
Участники: Амелия Нельсон, Дориан Уэст
События: После долгих месяцев бесконечных тренировок Амелии наконец позволили испытать собственные силы в самом настоящем бою. Вместе с Дорианом они отправились на поиски заданий и нечисти, руководствуясь приказом свыше - показать простым людям, что архонты куда полезнее ариев. Дело им попалось непростое, но, надо заметить, интересное - убить эала, любителя полакомиться человечинкой без спроса этой самой человечинки.

Отредактировано Amelia Nelson (2016-07-03 15:27:50)

0

2

Деревня, в которую пришли Дориан и Амелия, уже давно страдала от непонятной людям напасти. Несколько сыновей и дочерей сердобольных и любящих родителей ушли в лес и не вернулись. За год пропало так много людей, но к сожалению, ни один из них не вернулся. Амелия считала очень странным тот факт, что люди так долго молчали и ждали. На что они надеялись? Что в один прекрасный день, спустя год дочурка вернется домой с полной корзиной ягод? Девушка искренне не понимала, как можно быть настолько глупыми, чтобы просто сидеть и верить в непонятное чудо. Вот сама Амелия тут же пошла бы в лес на поиски родного человека (она сразу подумала о своем наставнике), а вот если у нее ничего не вышло бы, то тут же обратилась к архонтам. Ариев девушка не признавала, испытывала к ним ничем не прикрываемую ненависть и вообще хотела бы их всех истребить, поэтому об их помощи даже не задумывалась.
- Ну вот правда, Дориан, я не понимаю, почему они так долго ждали? Если пропало за сколько-то там месяцев несколько человек, ушедших за грибами и ягодами, то почему надо молчать. Я бы вот сразу позвала.. нас, - громко, на весь постоялый двор, возмущалась Амелия, крутя ложкой, что держала в руке. Ужин был вкусный, но разговор в наставником Нельсон казался куда интереснее, наверное, именно поэтому она совсем и забыла, что сидит за столом и ужинает. С вечера стоило сытно поесть, ведь ранним утром им предстояла самая настоящая охота. Подобного у Амелии еще не было, а потому она немного волновалась. Впрочем, волнение довольно скоро отошло на второй план, уступив первенство жуткому нетерпению. Девушка считала себя очень хорошим воином, пусть и с кинжалом да мечом управлялась не очень умело, а потому искренне полагала, что устранить причину пропавших людей ей будет проще простого. С реальной оценкой собственных сил у Амелии была большая проблема, но и этого своего недостатка она не видела.
- Как думаешь, это правда эал? Я вот их никогда не видела, это ведь что-то вроде оленей, да? Только они любят человечину и чего ему травка не нравится? Сочная же, - юный архонт звонко засмеялась, продолжая размахивать ложкой. В один момент ее взгляд уцепился за глубокую глиняную тарелку, Нельсон сразу же вспомнила, что она ест тушеное мясо с овощами. - Я думаю, будет просто. Ну представь, обычный олень, а я хорошо стреляю, всего-то в глаз ему попасть и всё, он мертвец, там уж, если надо, ножами затыкаем, - в голове возникали красочные картины, в которых Амелия без лишних вопросов и хлопот справлялась с такими "элементарными" задачами, как выслеживание и убийство хищника. В воображении девушки она вообще была просто душкой и самым лучшим воином в мире. Подцепив ложкой жирненький кусок мясца, Амелия быстро прожевала его и улыбнулась.
- Поскорее бы утро, я устала ждать, - едва слышно прошептала Амелия, глядя в тарелку и вылавливая ложкой лишь самые аппетитные и вкусные кусочки мяса да овощей.

Офф

маловато вышло, извиняюсь с:

0

3

Весь день он был каким-то недовольным и более угрюмым, чем обычно. Дориан не особо задумывался, виновато ли в том было то, что заснул он только к рассвету, или то, что ему приснился кошмар, или что-то еще, ведь в итоге все равно одно: настроение к наступлению сумерек, когда пошли уже вторые сутки на ногах без продыха, сказались на его поведении и настроении, пусть до самого последнего момента он пытался, как и всегда, выглядеть самим собой. Но, в любом случае, он сохранял веру в лучшее, такова была его природа, и вот он уже сейчас, сидя за столом и пытаясь разделаться с жилистым, неразрезанным до этого на более мелкие кусочки, куском мяса, который как будто бы ожил и то и дело отпрыгивал от ножа на другой конец тарелки, думал над тем, что завтра с утра, выспавшись, будет опять в хорошем расположении утра. Но то завтра.
Его размышления на тему того, каким веселым он почувствует себя завтра с утра, отоспавшись, прерывает Амелия, и он на автомате, по немой команде, поднимает на нее глаза, глядя исподлобья. На всю ее длинную, как ему показалось, речь, он изначально лишь изогнул бровь. Эал, не эал, разница небольшая, иногда полезно выйти из тренировочного зала и приступить к настоящей практике без страховок.
-Знаешь, если ты и завтра будешь столько болтать, - как всегда, в своей привычной прямой форме начал Дориан, по обыкновению растягивая слова, дослушав девушку до конца. Он смотрел себе в тарелку, пытаясь разрезать при этом мясо тупым ножом (он уже даже подумывал над тем, чтобы прибегнуть к помощи любимых кинжалов), и, пусть внешне этого не было заметно, уже терял терпение. Этот чертов, жилистый кусок мяса не хочет разрезаться! - То ты убьешь эала не своим мечом, а количеством слов, - в итоге бросив это дело - нож с вилкой достаточно громко стукнулись о края глиняной тарелки, из-за чего звук был достаточно резким и громким - он глядит на свою ученицу и слегка пожимает кулаки, похрустев пальцами, и прикусывает щеку изнутри. - Успокойся, - было ли дело в том, что девушка немного нервничала, а потому так быстро тараторила, или дело было в другом, Дориан так и не понял. На момент ему в голову закралась мысль о том, а вдруг девушка всегда так разговаривает, а он и не замечал, но предпочел об этом не думать. Уж он-то, придирчивый ко всем мелочам, давно бы заметил у Амелии такую разговорчивость... Наверное. - Все пройдет хорошо. По крайней мере, ты ведь смогла сбить меня с ног пару раз, а это уже прогресс, - это он сказал скорее в шутку, с легкой улыбкой на лице, снова попытавшись разрезать мяса. Наконец, у него это получилось. - На самом деле, - его мысли сплавно перешли к самим вопросам девушки. Он слегка нахмурился, погрузившись в раздумье. - Это вполне может быть наш любимый олененок. Эал - существо не вымирающего вида, стоит ему начать голодать, это становится заметно, - наконец, ему удается отрезать кусок тушеного мяса и ему кажется, что подошва собственных сапог будет вкуснее. Хотя, может, это уже от усталости у него со вкусовыми рецепторами проблема началась. - Но, знаешь, на твоем месте я бы все-таки не стал именно словом "просто" оценивать нашу ситуацию, - несмотря на то, что он сам считает себя мастером в деле метания кинжалов (да и мечом он не первый день махает, что уж тут), и несмотря на то, что он надеется на лучшее (конечно, ведь они выполняют это задание вдвоем, а значит, все пройдет просто прекрасно), Дориану нужно хоть иногда становиться реалистом. Странно, что именно этот разговор - внезапное начало его осознания всех возможных последствий ситуации. С чего бы вдруг именно сейчас? Прикусив губу, он пару моментов потупил взгляд, рассматривая свою ученицу, и на его лице скользнула легкая улыбка. - С другой стороны, мы с тобой отличная команда. И выиграть какому-то оленю-людоеду мы не позволим ведь так? - он отбирает у нее ложку и слегка ударяет ее по носу. - Всегда будь наготове и крепко держи в руке то, что дано тебе. Будь то оружие или ложка. Ведь в таком случае, тебе придется есть руками, ибо вторую ложку тебе просто не дадут, - уже более серьезно произносит он, возвращая предмет ученице. Не проходит и минуты, как он зевает, прикрыв рот рукой лишь в последний момент. Проморгавшись, он осматривает постоялый двор и его небольшое количество посетителей, мысленно вдруг соглашаясь с тем, что было оглашено Амелией пару минутами раннее. Вера и надежда на лучшее заставляло их сидеть и покорно ждать, или же страх за собственную жизнь удерживал их в собственном доме?
По привычке дотронувшись большим пальцем до начала правой брови, он кинул взгляд на мясо в тарелке, не ощущая себя таким уж голодным, чтобы продолжить есть неудачный кусок мяса. Глядя на ученицу, Уэст предполагает, что она, в отличие от него, своим ужином довольна. Ну, хоть так. Он молча подождал, пока девушка подъест все, а потом объявил о том, что деньги за ночлег уже отдал.
-Комната одна, но кровати две, - тут же поспешно добавил Уэст, поглядев на ученицу из-под прищуренных глаз за решеткой темных ресниц. - Надеюсь, я тебя не постесняю, - продолжает архонт, после чего пожимает плечами и в последний раз кидает взгляд на тарелку. Ему стоит поужинать, иначе завтра сам будет жалеть, но этот кусок мяса действительно ему не нравится по вкусу. И после этого кто-то зовет его еще абсолютно во всем везунчиком; вот, пожалуйста, один из многих примеров, где ему не слишком-то везет.
~~~
Комната располагалась на втором этаже, в самом конце коридора, чуть меньше среднего размера, но достаточно просторная из-за того, что в ней практически ничего (кроме двух кроватей и небольших тумбочек возле них с канделябрами из олова на них, столика со стулом и зеркалом во весь рост), не было. Дориан, осмотрев комнату, посмотрел на Амелию, словно спрашивая ее о том, "довольна" ли она так же, как и он сам. Впрочем, долго задумываться над убранством комнаты и всем необходимо отсутствующим он не стал, сразу объявив о том, что занимает кровать подальше от окна, у стенки возле входа, к которой и направился. Поставив меч возле кровати, он спокойно вытащил из рукавов оба кинжала и засунул их под подушку (дело обычное, он делает это постоянно, вернее, каждый день). На какой-то момент времени он забывает о том, что в комнате один, просто на радостях из-за того, что сейчас он, наконец, выспится и завтра почувствует себя нормальным человеком. Не помешал бы, к этому, еще конечно ранний завтрак сразу после завтрашнего пробуждения, но тут уж придется слушать завывание своего желудка до того момента, пока эал не издаст свой последний вздох, утыканный оружием двух архонтов. Дело, как надеялся Уэст, закончится быстро, и они смогут вновь вернуться в убежище Ордена, где для него все привычно.
В жаркие летние ночи, как эта, он обычно спал без рубашки. Что и послужило небольшим смущением в первый момент с его стороны, когда Дориан, уже раздевшись и приготовившись мораль к отдыху, оборачивается и видит Амелию. Он как-то хмурится, но, видимо, сам себе, но ничего не говорит, попытавшись сделать вид а-ля "ну я же тебя предупреждал".
-Спокойной ночи, - уже завалившись в кровать, блаженно выдыхает он. - Советую заснуть сразу, я могу разговаривать во сне, - говорит он это, опять же, скорее в шутку, хотя это является правдой. По крайней мере, очень давно, когда Дориан был еще мальчишкой, отец всегда с улыбкой говорил о том, что его сын ведет длинный монолог сам с собой на протяжении половины ночи. - Я разбужу тебя завтра, - а затем задувает свечи со своей сторону и отворачивается к стене.

+1

4

Амелия насупилась и отвернулась от наставника, делая вид, что старый стул за соседним столом ей куда интереснее Дориана. Он опять своим обыденным и, как показалось девушке, слишком уж спокойным тоном прервал ход ее мыслей и вернул ее с небес на землю. Нельсон никак не понимала, почему он не может с ней согласиться и почему ему обязательно надо поддеть ее, указав на какой-нибудь недостаток? В данном случае речь шла об излишней болтливости девушки, что жутко раздражало и злило. Кажется, архонт никогда не привыкнет к постоянным придиркам Дориана, сколько бы лет они не тренировались бок-о-бок.
- Хотела бы я посмотреть на твое лицо, когда ты поймешь, что я сразила эала своим словом, а не мечом, - едва слышно фыркнула Амелия. Разумеется, она понимала, что хищное животное ее пламенную речь должным образом не оценит, но сейчас так хотелось, чтобы эал проникся словами Амелии.. ей так хотелось утереть нос Дориану. Тяжело вздохнув, архонт покачала головой, не сводя взгляда со старого кривого стула. Впрочем, громкий звон приборов о тарелку заставил Амелию мгновенно сменить гнев на милость и сею же секунду посмотреть на Дориана непонимающим и в то же время заинтересованным взглядом. Нельсон не совсем понимала, что же именно так раздражает сейчас учителя, из-за чего он злится и чем ему пришелся не по нраву обычный нож. Не просто же так он его чуть ли не швырнул. - А я-то думала, мы уже хорошо знаем друг друга, - Амелия покачала головой, на губах показалась нахальная улыбка. - Я сейчас само спокойствие. Ну ладно, твоя взяла, почти само спокойствие, - поняв, что Дориан прав и Нельсон следовало бы взять себя в руки, она вновь нахмурилась. С этим человеком, черт возьми, было просто невозможно общаться! Он постоянно видел все слабые места Амелии, иногда ей и вовсе казалось, что он видит ее насквозь, а еще чрезмерно хорошо улавливает ее настроение и малейшие порывы. Словно открытая книга.. да, именно так ощущала себя архонт. Ей не нравилось это ощущение, потому что не хотелось быть абсолютно понятной, более того, Амелия очень боялась стать неинтересной.
- Пфф, у этого эала просто нет шансов, и это будет, я уверена, именно просто! Сам погляди. Мы приходим рано утром в лес, выслеживаем этого оленя, он наверняка оставляет кучу следов, потом мы подбираемся к нему и закидываем стрелами и ножами. Ну я стрелами, а ты можешь чем угодно, - Амелия махнула рукой, словно всё уже давно решено, да и хищный олень уже как пару дней мертв и радует жителей деревни своим трупом. Победоносно улыбнувшись, девушка опустила взгляд на тарелку, намереваясь доесть принесенную еду. И она даже взмахнула рукой, однако что-то явно пошло не так. Совершенно растерянная и удивленная физиономия уставилась на Дориана, от которого такой подставы не ожидалось, уж точно не сейчас! Его слова пролетели мимо ушей, а взгляд замер на руке, которая услужливо потянулась к Нельсон, возвращая ей деревянный прибор.
- А ну отдай! - Ооох, как же Амелия разозлилась. Она быстрым движением, словно разъяренная кобра, выхватила свою ложку из руки Уэста, вскочила из-за стола и несколько раз ударила вымазанной в соке от мяса да овощей ложкой по голове наставника. Не больно, набить ему огромный синяк не хотелось, но всё равно ощутимо. Чтобы знал, с кем имеет дело! Очень скоро остыв, архонт плюхнулась на место и как ни в чем не бывало продолжила ужин, постоянно посматривая на Дориана исподлобья и ожидая очередного странного урока.
- Как одна? Прям совсем-совсем одна? Получается, мы будем спать.. эээ.. вместе? - В ее голосе звучали нотки явного негодования и неодобрения сложившейся ситуации, однако все это было напускным и возмущалась Амелия лишь ради приличия. В действительности девушка была очень даже рада, что всё так обернулось. Для нее, между прочим, это был большой шаг к близости, которой очень хотелось, но говорить о которой было очень-очень страшно. Жить в мечтах было куда безопаснее для душевного равновесия и относительного спокойствия.
***
- А тут довольно неплохо, я видела места и похуже, - тоном знатока заметила Амелия, присаживаясь на кровать у окна и окидывая бедную, но хотя бы чистую комнату оценивающим взглядом. Пол, стены, небольшая тумбочка, еще одна, кинжалы, убираемые под подушку, руки, рубашка, обнаженная спина. Взгляд Нельсон замер на обнажившемся перед сном Дориане, а на щеках мгновенно выступил легкий румянец. Понимая, что покрытые алой краской щеки могут сказать о многом, девушка тут же опускает голову и тянет руки к собственным сапогам. Амелия делает вид, что хотела снять обувь, но каждое ее действие слишком медлительно, что, должно быть, очень бросается в глаза. Она тянет резину и не поднимает головы, но тем не менее постоянно поглядывает на мужчину исподлобья, мысленно умоляя его скорее отвернуться. Усталость берет свое и Уэст наконец-то переключает свое внимание с ученицы на постель.
- Приятных снов, - произносит Амелия лишь спустя минуту, после того, как задула свечи. Еще несколько секунд она наблюдает за тем, как наставник ищет удобное положение и только потом снимает с себя верхнюю одежду и с удовольствием забирается под одеяло. Перед охотой нужно набраться сил.
Проснулась архонт с первыми лучами солнца, что так бесцеремонно прокрались в комнату и остановились на глазах девушки. Теперь Амелия понимала, почему Дориан выбрал дальнюю от окна постель. Зажмуривая глаза и морща нос от столь неприятного и раннего пробуждения, Нельсон заставляет себя оторвать голову от подушки и сесть.
"Дурость какая, я хотела еще поспать".
В голову приходит заманчивая мысль лечь и вновь уснуть, однако Амелия знает, стоит ей заснуть, как тут же откроет глаза наставник и примется ее будить. Закон подлости в действии. Пораскинув мозгами, девушка решила вставать сейчас, но не одна. Архонт посчитала великой несправедливостью, если она поднимется, а Дориан так и будет спать. Тихо подкравшись к нему, Амелия наклонилась к его уху.
- Просыпайсяя, хватит дрыхнууть, - довольно громко произнесла Нельсон, растягивая практически каждое слово и не прекращая улыбаться. - И прикройсяя, тут есть леди, которым не пристало смотреть на полуголых мужчин, - она едва сдерживает смех. С неловкостью и смущением удалось разобраться, по крайней мере, до тех пор, пока Дориан не вылезет из-под одеяла.

0

5

Ему что-то снилось, определенно что-то снилось. Когда сквозь сон он услышал голос своей ученицы, то ясно и четко осознал, что ему что-то снилось, от чего он тут же вздрогнул. Это было что-то темное и плохое, но он помнил лишь смутные очертания, не способные дать ему четкого ответа, что же именно он видел. А потому, еще находясь на грани сна и яви, он вытягивает перед собой руку, нащупывает что-то теплое (после оказывается, что Амелии он случайно заехал в живот спросонья), а вторую руку, все еще не размыкая глаз, тянет за подушку и вытаскивает оттуда первый попавшийся кинжал, потянув "врага" к себе. Когда он, наконец, открывает глаза и осознает, что настало утро, а поверженный на нем враг с приставленным к горлу кинжалом оказывается никем иным, как Амелией Нельсон, он чувствует, как страшный сон уходит, прогоняемый утренним светом. Еще пару секунд он переводит дыхание, разглядывая ученицу буквально в паре миллиметров от себя, словно какое-то произведение искусства, как-то незначительно глядит на ее губы, и только потом, проснувшись окончательно, медленно отставляет кинжал и отпускает ученицу.
-Прости, рефлекс, - бормочет Уэст про себя, откидывая простынь и помассировав виски. День еще толком не начался, а у него опять голова болит. А еще вчера он так упорно надеялся, что с утра все будет просто прекрасно. Может, к обеду, после выполнения задания, он разойдется? - Тебе не стоило подходить так близко, - медленно, лениво, вяло поднявшись со своего места, добавляет он, держась на расстоянии чуть больше вытянутой руки от рыжеволосой красавицы...
Стоп. Когда это он начал в уме называть свою ученицу красавицей, а не по имени? "Не проснулся" - сразу находит для себя объяснение Уэст, зевнув и медленно обернувшись с какой-то странной улыбкой, вторящей словам Нельсон. Он игриво сузил глаза, развернувшись к ней всем телом, и словно специально напряг пресс, сделав большой вокруг ученицы перед тем, чтобы поднять валяющуюся на полу рубашку.
-Я не просто мужчина, я твой учитель, - как бы парирует Уэст, на момент остановившись в полусогнутом состоянии и как-то стрельнув глазами в Амелию. Ему сразу снова вспоминается тот факт, что Амелия работала в борделе... По коже сразу пошла волна неприятной дрожи, он хмурится. Интересно, видела ли она мужчин до него? "Конечно, видела" - прикусив щеку, он качает головой и поднимает рубашку с пола. Натягивая кожаный доспех (остальные он просто терпеть не мог, сковывали движение, да и он обучался такой специализации, что скорость передвижения и удобство значительно важнее защиты внутренних органов) поверх рубахи, он все продолжает думать об этом, хотя упорно пытается выгнать эту назойливую мысль из головы. И, в итоге, не выдерживает, снова развернувшись к ней, уже одетый и готовый к их заданию. - Знаешь, я не отрицаю того факта, что леди может порубить врага на кусочки, это очень сексуально, - произнесено это было серьезным тоном, от чего Уэст хмурится (смущаться он, видимо, не умеет, либо уже привык никогда не смущаться за свою прямолинейность), потому что это должно было быть сказано шутейным тоном. - Но разве ты не... - он обрывается на полуслове, прикусив язык и подумав, что все-таки не стоит ему, наверное, ворошить эту тему. Несмотря на то, что его этот вопрос мучает со времени их знакомства, Дориану стоит хоть иногда задумываться о чувствах других, что он в этот момент неожиданно и делает. А потому, отмахнувшись, он поворачивается к ученице спиной, пряча кинжалы в рукавах и повязывая ножны меча на спине (носить меч на спине ему было гораздо проще, нежели он постоянно болтается на поясе и ударяется о ноги), а затем медленно направляясь к выходу. В итоге, недовольный тем, что так и не смог закончить предложение, он встал в дверном проеме с таким выражением лица, словно в этот момент Амелия была виновата во всех бедах жизни. Выдохнув, он делает лицо проще, чувствуя какое-то облегчение. Это всего лишь из-за того, что вчера он не поужинал, голод всегда плохое чувство, не стоит даже винить в этом что-то еще. - Возможно, мы еще успеем позавтракать, прежде, чем отправимся в путь, - когда они оба уже вышли из команты, послужившей ночлегом, с надеждой выдохнул он.
~~~
Нет, не успели. Единственное, что можно считать хорошим в этой ситуации - владелец постоялого двора продал им сладкую выпечку. Вчерашнюю, не свежую, слегка подгоревшую и уже подсохшую, но это тоже была еда, которую можно было употреблять в пищу без риска для жизни. А то, что он им в придачу дал и забродивший яблоневый сок (сидром это назвать у Дориана язык не поднимался), можно было считать счастливым и удачным стечением обстоятельств. В любом случае, по пути в лес архонты разделили свой небольшой завтрак пополам, и Уэст тут же почувствовал себя лучше и гораздо счастливее, чем при пробуждении.
Они не так много разговаривали по дороге, в большинстве случаев из-за Дориана, шедшего молча и лишь изредка бросающего неодобрительные взгляды на Амелию, стоило ей слегка повысить голос выше положенного (как никак, они уже входят на территорию оленя-людоеда, такими криками она его и спугнуть может, животное-то не совсем тупое, чтобы нестись им навстречу, опьяненное радостью голоса "новой жертвы"). Наконец, настал тот момент, когда Уэст не выдержал - и уже просто не знал, что ответить одновременно - и попросил помолчать, так как из-за этого они могут просидеть здесь, в неком подобии засады, в два или три раза больше положенного.
Он предложил сесть им под корни большого дуба, нависшего над ними неким куполом. Дориан изредка кидал взгляды на свою спутницу, переводя взгляд на ее стрелы и колчан, а затем снова возвращая взгляд на свои кинжалы. Он переводил взгляд туда-сюда еще пару раз, и, наверное, выглядел при этом внешне странно.
-Ты знаешь, - все-таки тихо проговорил Уэст, глянув на свои кинжалы. - А мы ведь с тобой оба... странные архонты, тебе так не кажется? Обычно архонт должен прекрасно владеть мечом, и уже потом всеми остальными видами оружия, разве нет? А у нас с тобой наоборот. Это, хм, - он усмехается, улыбаясь. - Забавно.

0

6

Не так Амелия хотела будить своего наставника по утрам, совсем не так. В ее розовых мечтах Дориан всегда лениво приоткрывал глаза, улыбался и, немного приподнявшись на локтях, целовал сидевшую на кровати Амелию, а потом затягивал ее под одеяло и не позволял из-под него выбраться. Удара в живот, стоит заметить, довольно сильного, и приставленного к горлу кинжала там не было, да что там, архонт даже не догадывалась, что можно просыпаться подобным образом. Нельсон, считавшая, что мужчина уже давно привык к наличию подле себя ученицы, даже не подумала, что он может на нее напасть.
Нет, во всей этой ситуации, конечно, была и положительная сторона, отрицать наличие которой Амелия была просто не в силах, - она лежала на Дориане, а их лица были так близко друг к другу, как никогда до этого. Казалось, еще мгновение и их губы сольются в поцелуе, полном нежности и любви, всё произойдет быстро и без лишних слов, как всё в тех же розовых мечтах. Но кинжал.. кинжал, черт его дери, всё портил! Не зная, что ожидать сейчас от не проснувшегося до конца Дориана, Нельсон молчала. Она замерла, даже не дышала - боялась наиболее полно ощутить, насколько хорошо заточен клинок наставника. Еще несколько секунд томительного ожидания и Амелия свободна. Вскочив с мужчины, она отпрыгнула в сторону, затем присела на уголок кровати подальше от Уэста. Она смотрела на мужчину диким, обиженным и жутко раздосадованным таким неприятным утром взглядом, правая рука никак не отлипала от пострадавшего живота, словно растирание может избавить от боли.
- Засунь себе свой рефлекс сам знаешь куда, - обида перешелась с яростью. Амелия, надо бы заметить, была довольно близка к тому, чтобы кинуться на учителя и отомстить ему. - Еще и меня виноватой сделал, умник, надо было брать две комнаты! - Ее слова были резки и грубы. Нельсон даже задумалась, как Дориан вообще ее терпит, ведь она вечно обращается к нему без уважения и частенько даже оскорбляет, хотя на самом деле очень его уважает, да и не только это.
Едва заметно прикусив нижнюю губу, девушка отводит взгляд в сторону, а через мгновение и вовсе отворачивается. Уэст словно специально ходит перед ней без рубашки, показывает свое красивое тренированное тело, а вдруг он догадался, что таким поведением вызывает не только смущение, но и бурю мыслей и желаний, что не должны посещать голову ученицы, когда она глядит на наставника, и что эти мысли заставляют краснеть и смущаться лишь сильнее? Амелия всё же надеялась, что Дориан ни о чем не думает да и вообще чисто случайно из-за своей сонливости так долго одеявается. Архонт почесала нос и поднялась с кровати, быстрым шагом пересекла комнату и занялась кожаными ремешками колчана со стрелами, которые требовали проверки на прочность именно сейчас и не секундой позже.
- Но разве я что? - Удивленно переспрашивает Амелия, отрываясь от своего занятия и поворачиваясь к Уэсту. Однако ответа на свой вопрос девушка не получает, Дориан лишь отмахивается от ответа. Не шибко задумываясь, что же имел ввиду наставник, она пожимает плечами и возвращает внимание к стрелам, искренне полагая, что ничего серьезного учитель спросить не хотел.
- Я бы перекусила, - признается архонт, выходя следом за Уэстом. Напоследок она окинула комнату взглядом, чтобы убедиться, что они ничего не забыли.

Отсутствие завтрака было не кстати, однако всё оказалось не так уж и плохо, ведь хозяин двора, такой же сонный, как и Дориан некоторое время назад, дал архонтам сладкую выпечку с яблоком и сидр. Амелия очень любила что первое, что второе, а потому для нее утро было прекрасным и это, между прочим, даже учитывая тот факт, что она получила удар в живот и почти получила кинжал к шею.
- Ты чего такой хмурый? - С удовольствием жуя булочку, поинтересовалась Нельсон. - Всё должно получиться быстро, это же олень обычный, а не вампир или арий, - девушка понимала, что неодобрительные взгляды касаются исключительно ее болтливости, однако предпочитала делать вид, что не замечает этого. А еще она предпочитала продолжать болтать и засыпать вопросами, ну а чего, настроение же хорошее, почему не поговорить? В один момент взгляды сменились на прямой приказ замолчать, от чего Амелия нахмурилась.
- Какой ты раздражительный, - несмотря на свое раздражение эти слова Нельсон прошептала. Честно говоря, ей очень хотелось назло Уэсту закричать на весь лес, чтобы понял, что до этого девушка вообще очень тихо себя вела, однако столь неблагородный порыв она сдержала. И вместо криков и запугивания всего леса она залезла под корни огромного дуба, молча.
Отвечать на вопрос Дориана архонт не спешила, она же молчать должна, а то гляди распугает всех, ведь именно у нее такой громкий голос и именно ей нельзя открывать свой рот. Да, Амелия была жутко обижена на замечание наставника и это было заметно невооруженным взглядом, по ее выражению лица. Лишь тихий смешок и улыбка заставили девушку смягчиться и перестать дуться. Она внимательно посмотрела на Дориана.
- Ты вот странный архонт, согласна, а я нет. Я хорошо стреляю из лука, но еще лучше я смогу сражаться на мечах, надо только научиться, - больная тема, надо заметить. Амелия считала, что без умения сражаться в ближнем бою она звание воина никогда не получит, а потому она очень старалась этот свой недостаток искоренить, однако получалось довольно посредственно. И Нельсон понимала, что дело не в мече, не в обуви, кажущейся неудобной, и не в наставнике, всё дело именно в Амелии, от чего она расстраивалась. После каждой тренировки. - Слушай, - она задумалась. Полностью повернувшись к Дориану, девушка на него внимательно посмотрела, словно сможет найти ответы на все свои вопросы в его глазах. - Ты ведь не сражаешься на мечах, всегда кинжалы, ты и архонтом-воином стал с кинжалами? Я с первого дня, как узнала про Орден, думала, что получить звание воина можно лишь в том случае, если хорошо владеешь мечом. Архонты ведь должны это уметь, ну, мне учитель говорил, - самый первый, что был у Нельсон до Дориана и, который, научил ее хорошо стрелять из лука. Он потратил много времени и на мечи, однако добиться необходимого результата не смог, да и терпеть характер девчонки на склоне лет желания особого не имел. На мгновение у Амелии появилась надежда, что всё не так плохо, ее глаза засветились, однако не прошло и десяти секунд, как ее надежда угасла. - В любом случае одной лишь стрельбы мало, надо уметь драться в ближнем бою, а еще щит держать научиться было бы неплохо, - тяжело и устало вздохнув, Нельсон прикрыла глаза и закинула голову назад, облокачиваясь о дерево.
В лесу было тихо, лишь мелодичное пение птиц и шелест листьев от ветра давали знать, что лес не спит.

0

7

Дориан смерил ее слегка надменным взглядом, всем своим видом выражая, что это не так. Хотелось бы ему спустить свою ученицу с небес на землю и назвать каждый ее промах, доказывающий, что мечи - явно не ее стезя. Но вовремя прикусил язык и лишь пожал плечами на ее слова, решив таковым мнением не делиться: он прекрасно представлял, какая реакция последует на его слова, а если она сейчас снова начнет кричать, то эала, как и уважения горожан и, естественно, оплаты, им не видать. Ему придется отложить с Амелией этот разговор до лучших времен, когда они будут в тренировочном зале, ведь обычно там он все свои недовольства по поводу ее стиля боя и высказывает.
Ее последующие слова Уэста даже слегка задели. Можно ли считать его ошибкой то, что он сам не слишком часто сражается при ученице на мечах, или же так и должно быть? В любом случае, разве ей не кажется, если Дориан постоянно, помимо кинжалов, таскает с собой одноручный меч, что он не носит его лишь для красоты и устрашения дерзких особ? Он молча ее выслушал, под конец даже усмехнувшись.
-На самом деле, все не так, - пожевав губу, в итоге ответил он, глядя куда-то в сторону. Он потянулся к себе за спину за мечом и достал его из ножен, протянув рукоятью его к Нельсон. - Я хорошо владею мечом, - он изгибает бровь, как-то в мгновение ока вновь вернув оружие себе, уже сам сжимая его рукоять. И даже не порезался, учитывая его остроту и отсутствие пальцев на кожаных перчатках. - Просто кинжалами орудую еще лучше. Не забывай, что мне уже практически сорок лет, я довольно долгое время потратил на обучение сражению на мечах. Просто я предпочитаю скорость силе, а потому предпочитаю кинжалы - тем более, если тебя вдруг обезоружат, все еще остается шанс: стоит только подпустить врага поближе, и, - он резко выталкивает слегка загнутый клинок из левого рукава и в момент приставляет его себе к горлу и по воздуху проводит по линии горла. - Я предпочитаю перестраховываться. Но, в любом случае, когда я стал воином... - он внезапно замолкает, когда слышит неестественный шорох и напрягается, сжимая рукояти меча и кинжала в разных руках сильнее. Дориан кидает взгляд на Амелию и кивает ей, приподнимаясь с земли и оглядывая пространство. Ступая как можно тише, что он умел, Уэст обходит их временное место привала и осматривает местность, прислушиваясь к шелесту ветра. В какой-то момент ветер стихает, начинается мертвая тишина. И эту тишину разрезает чей-то крик. Нечеловеческий (кричал-то человек, но он был слишком страшным), полный боли. Дориан дергается и, спрятав кинжал в руках, сжимает меч поскорее и небольшими шагами направляется в сторону звука. - За нами кто-то следовал, - тихо, чуть ли не шепотом, произносит эймарец, когда Амелия поравнялась с ним. - Держи лук наготове, потому, что я готов поспорить на все свои взятые сбережения сейчас: это уже был наш олененок, - он медленно, оглядываясь вокруг и прислушиваясь к внешним звукам (эта мертвая тишина, наступившая так внезапно, слегка пугала), направился к месту, где недавно кто-то кричал. Труп мужчины был обнаружен недалеко, но Дориан удивился тому, что эал его так и не тронул. Точнее, он не стал его есть. - Он живой, - пронаблюдав за тем, как грудная клетка мужчины то резко поднимается, то опускается вниз, констатирует явный факт Дориан (ну, собственно, примерно на таком уровне все его знания в области медицины и смертельных ранах и заканчивались). - Но его уже не спасти, - договаривает он, переглянувшись с рыжеволосой ученицей. Жертва отплевывает кровь и, кажется, делает последний глоток воздуха. Уэст осматривается вокруг в поисках каких-либо нечеловеческих следов и медленно и тихо, будто практически не ступая на землю, подходит еще ближе к еще не остывшему трупу, оглядев раны. Ему кажется странным то, что эал даже не убил его, а оставил, пусть и быстро, но умирать в муках. Разве животное так поступает? Снова какой-то шелест, проносящийся по кругу. Дориан выдыхает, с опаской оборачиваясь к Амелии, и отрицательно качает головой. - Мы здесь прямо на виду, нужно... - только и успевает произнести он, прежде, чем людоед напрыгивает на них обоих. Дориан по какой-то условному рефлексу отталкивает Амелию от себя, закрыв ученицу своим телом и приняв основной удар себе в спину. Он даже не понял, что отлетел, пока не стукнулся головой о землю и не почувствовал на языке кровь, после того, как прикусил его. Несмотря на это, меч он до сих пор с силой сжимал в руке, а потому и поднялся, опираясь на него. Он предпочел не стоять и раздумывать, не разглядывать заказ, а просто хоть как-то атаковать в ответ. Но проблема была в том, что Дориан теперь находился довольно далеко от Амелии, на которую переключил внимание эал. Сумеет ли он добежать? В любом случае, это единственный шанс, Уэст сам прекрасно понимает, что ближний бой у Амелии хромает на обе ноги, а потом вдруг сам понимает, что хромает на правую ногу. "Да твою мать!" - он сжимает зубы. Все три раза, когда он ломал ногу, были именно на правой ноге. Видимо, это уже какое-то проклятие. - Мел! - выкрикивает он, понимая, что девушке сейчас не самое удачное время отвлекаться на него, но он не мог промолчать. Архонт кричит на каком-то автомате, чувствуя, что он пугается из-за того, что сейчас может пострадать не просто его ученица, а более близкий и родной человек - и это страх одновременно и от осознания этой мысли, и от самого их положения. - Бей в живот! - все продолжает он, сжав зубы и как можно быстрее передвигаясь через все поле. Он сжимает меч в руках и задерживает дыхание.

+1

8

Амелия внимательно глядела на своего наставника и его меч, с удивлением отмечая, что девушка еще очень многое не знает о мужчине, которому готова преподнести свое собственное сердце. Молчаливый взгляд замер на рукояти меча Дориана, рука замерла на месте, но так хотелось схватить клинок и забрать его себе. Нельсон не знала, зачем ей чужое оружие, она мыслила импусивно и от части глупо.
"Я об этом совсем не подумала.. Да и вообще, почему это вдруг я решила, что Дориан носит с собой меч лишь для красоты? - Внимательный взгляд всё никак не желал забывать о мече, что всего мгновение назад так услужливо и сладко шептал Амелии "забери меня". Она помедлила, а оружие, не терпящее промедления, вернулось хозяину. Честно говоря, Нельсон было возмущена из-за того, что не успела воспользоваться шансом и забрать себе меч. Она почему-то верила, что стоит ей взять в руки оружие Дориана, которым он, наверняка, сразил немало нечисти, как она и сама научится правильно держаться в ближнем бою.
- Ты никогда об этом не говорил. И не показывал тоже, всегда лишь кинжалы. Мы и тренируемся только с палкой, которая играет роль копья, и кинжалами, - она произнесла это спокойно и задумчиво, даже не думая, что можно возмутиться или разозлиться, что было для этой особы, мягко говоря, странно. - И всё-таки ты очень старый, - негромко засмеялась Амелия, облокотившись о ствол дерева и опустив веки. Она прикрывала рот рукой и жмурила глаза, стараясь смеяться как можно тише, чтобы ни в коем случае не привлечь внимание эала. Вот чего-чего, а увидеть хищника архонт очень не хотела. Так-то сложно сказать, чего именно Амелии хотелось в данный момент, каких действий она ожидает от Уэста, но можно было точно определить, что задание ей было не так уж интересно.
Заметив настороженное молчание наставника, Амелия заставила себя забыть, что можно произносить слова. Она внимательно и, что было жутко заметно, испуганно глядела на мужчину, ожидая от него приказов. Нельсон настолько привыкла действовать в команде, что даже не брала в расчет тот факт, что может и сама составить план действий. Ей было важно, что скажет Дориан, что же он придумает и какой план составит. Она смотрела на него, ожидая инструкций, не смея ступать по влажной земле без его разрешения. Это было странное чувство. Вся такая бойкая и агрессивная Амелия, вечно кричащая о своей силе и самостоятельности, не могла без разрешения или хотя бы одобряющего взгляда сделать и шаг. Девушка понимала, что действует сейчас глупо, но и пересилить себя не могла.
- Он что, полный дебил, раз шел за нами? - Это да, это было полнейшей загадкой для Амелии. Она достала из колчана стрелу и положила ее на тетиву, готовая в любой момент натянуть тетиву и выстрелить оленю в шею или еще куда-нибудь. Архонт была настроена решительно. Черт возьми, это ее первое задание! Она должна показать себя с лучшей стороны, Амелия просто обязана доказать, что Дориан обучает ее не зря и что девушка может достичь успеха. Они дошли до того самого человека, что по глупости увазался за двумя архонтам. На что он вообще рассчитывал?
- Нет, ну он правда идиот, мы же на задание пошли, эала убивать, а не цветочки собирать да ягодки кушать, - с недовольством заметила Амелия, нахмурившись. Не шибко лицеприятный вид умирающего человека, отхаркивающего кровь, ее не удивил, она даже не испугалась, однако всё же легкое расстройство испытала. Да, ей было жаль, что этот несчастный умирает, хотя мог бы жить и жить.
- А мы точно не можем ему помочь? Ну там раны перевязать или еще что? - Совсем тихо и с сомнением спросилс Нельсон. Всё-таки она не могла спокойно глядеть на чужую смерть, это было не в ее силах, такому никто не учил юнуого рыжеволосого архонта. Девушка хотела бы предложить еще пару вариантов спасения неизвестного ей мужчины, но не успела. Всего за несколько мгновений всё изменилось.
Появился эал. Он словно всё это время видел охотников, наблюдал за ними и даже подслушивал, он словно шел на шаг впереди. это животное будто знало, кто из этих двух слабое звено. Наверное, именно поэтому хищник напал на Амелию. И она не испытала на своей шкуре всю мощь эала лишь потому, что Дориан спас ее, защитил от угрозы, оттолкнув в сторону и приняв весь удар на себя. Упав за попу, архонт тут же подскочила. Ее тело дрожало, сердце билось с бешеной скоростью, руки потели. Пальцы с трудом удерживали стрелу, натянуть тетиву было сложно, но Нельсон справилась. Она чрезвычайно медленно шагала назад, внимательно всматриваясь в животное, и целилась. Сейчас, когда Дориан оказался далеко, лишь от Амелии зависило, выживет она или нет.
Было страшно. Очень.
Разъяренное животное, чувствуя страх своей очередной жертвы, напало, боднуло головой, желая подцепить худую девицу на рога и отбросить в сторону. Неизвестно как, но Нельсон умудрилась увернуться. Она выронила лук и стрелу, оставшись безоружной.
"Кинжал... Кинжал.  Он у меня есть. Без него не выживу", - надежда осталась лишь на него. Вытащив кинжал из рукава (в этом плане Амелия всецело повторяла Дориана), девушка удобнее его перехватила и приготовилась биться. Да, она не была намерена расставаться со своей жизнью, Нельсон была готова сражаться, что есть мочи. 
Издалека донесся голос мужчины. Он опять сократил ее имя, А это не нравилось Нельсон, но у нее не было времени возмущаться, она даже не могла взглянуть на Уэста. Для получения моральной поддержки.. А может для прощального взгляда.
"Живот, надо, блять, бить в живот. Попробуй тут выжить под его копытами и ударить в живот", - мысли с лихорадочной скоростью пролетали в голове Амелии. Ее рука сжимала кинжал так крепко, как только могла. Эал рыл копытом землю, шумно дыша и покачивая своими огромными рогами. Это была битва один на один, или человек, или животное, другого не дано.
- Сдохни! - Крикнула Амелия, ринувшись на противника. Ей терять было, так-то, нечего, она могла и погеройствовать. Нырнув под оленя, архонт воткнула острый клинок ему в живот, распарывая его и являя миру его кишки. Сама девушка откатилась в сторону, спасая себя от вонючих внутренностей. Эал, не сумевший избежать такой подлости, громко взвыл, лягнул копытом незадачливую охотницу в грудь, отбрасывая ее подальше от себя, и побежал прочь. Через пять метров он упал замертво. И Нельсон сама того не желая последовала его примеру - она распласталась на земле, закрыв глаза. Разумеется, архонт была жива, однако грудная клетка болела так и дышать было настолько больно, что жизнь казалась самым ужасным наказанием.
Амелия услышала шаги, она уловила любимый и уже давно ставший привычным аромат Дориана, приподняла веки.
- Если он еще жив, то лучше посмотри по сторонам, а не занимайся мной, - иными словами, она попросила мужчину быть осторожным. Тяжело и шумно вздохнув, Нельсон поднялась на ноги, опираясь о землю. - Мы ведь справились, да? - С надеждой поинтересовалась девушка, гляда на труп эала. Честно говоря, ей было сложно поверить, что так быстро всё кончилось, мысли в голове были спутанными, боль в груди не позволяла сосредоточиться на чем-либо.
- Ты в порядке? - Даже не собираясь скрывать своего волнения, спросила Амелия. Благополучие Дориана ей было куда важнее мнения и вообще жизней жителей деревни.

Отредактировано Amelia Nelson (2016-07-10 11:10:47)

0

9

Он уже был практически рядом. Уже готов был занести меч и отрубить ему голову. Но замер, всего на какое-то мгновение, пока наблюдал ту картину, в которой Нельсон понеслась на эала. У Дориана екнуло сердце, он перестал дышать. Оружие выпало у него из рук в следующий момент, когда он осознал, что девушка несется на оленя-людоеда, видимо, желая убить.
-Да ты с ума сошла, - выдыхает он, не в силах сдвинуться с места. Он так и стоял на одном месте до того момента, пока эал не свалился буквально возле него. Он даже вздрогнул, когда эта туша упала рядом. Уэст даже почувствовал, как задрожала земля в тот момент, когда эал рухнул мертвым грузом. Когда архонт все-таки пришел в себя и поднял меч с земли, то тут же по нервному импульсу ударил сапогом по морде оленя-людоеда, якобы удостоверившись в том, что тот мертв. Хотя кишки, вывалившиеся наружу, об этом итак говорили, перестраховаться было бы не лишним. Эал в последний раз дернулся в конвульсиях, а потом его глаза потускнели. Дориан выдохнул и, сжав меч, семимильными шагами направился к Амелии. Эймарца, вообще-то, практически невозможно вывести из себя, но поступок Амелии как-то бурно сработал на него. Он, спрятав меч в ножны, приблизился к ней и глянул на девушку сверху вниз, пожирая распахнутыми темными глазами, выражающими испуг и гнев одновременно. - Вместо того, чтобы контролировать меня, подумала бы о том, что ты только что сделала! - грубым и жестоким тоном произнес мужчина, сузив глаза. Он смерил юную архонтку взглядом, пока она поднималась с земли, и скрестил руки на груди, всем своим видом выражая недовольство. - Я в порядке?! - выдохнул он, вне себя от злости. Кажется, его глаза даже на момент сверкнули неестественным архонтским светом. От чего бы именно он так среагировал? Явно не просто из-за того, что его ученица решила действовать по своей инициативе. - Ты могла умереть, - скрипнув зубами, продолжив нападать на девушку Уэст, все повышая и повышая тон. - В следующий раз, когда ты решишь броситься на монстра в одиночку, подумай о том, что я, может быть, еще не собирался хоронить тебя, - он закрывает глаза и выдыхает, пытаясь успокоиться. Более-менее у него это получается. Он молчит, потому что понимает, что если сейчас снова что-то скажет, то вновь начнет обвинять девушку в необдуманном и глупом поступке. - Тренировки с деревянными копьями и эал - все-таки разные вещи, ты не находишь? Не заставляй меня волноваться, Мел, - выдыхает он, не поднимая взгляда и буравя им землю под ногами девушки. Он хочет назвать ее по полному имени, но почему-то ему кажется, что если так и сделает, то в его словах и общем смысле этих слов что-то изменится. Хотел ли он этого? Смотря, что из этого получится. - Как и я сказал, - еще через какой-то промежуток времени, который он провел в тишине (даже не заметил, сказала ли ему Амелия что-то в ответ или нет, внезапно в этот момент ушел в мысли и размышления), произносит темноволосый архонт. - Всегда нужно иметь в рукаве кинжал, - он вспоминает тот момент, когда Нельсон оказывается, на первый взгляд, безоружной - без своего лука. - Давно ты его с собой носишь? - вдруг интересуется он, проверяя собственные клинки. "На месте" - расслабленно выдыхает он, поправляя ножны меча на спине. Посмотрев на Амелию в следующий момент, он разглядывает ее и, кажется, его глаза выражают какую-то грусть. Он хотел ей сказать что-то еще, но почувствовал, что этого своей ученице точно не стоит говорить: очевидно, она уже итак поняла, что Дориан за нее испугался, повторять это прямым тексом не стоит. - Пойдем, нам больше делать здесь нечего, - в итоге говорит он, поворачиваясь к ней спиной и вновь направившись к эалу. Им стоило принести трофей, дабы доказать тот факт, что заказ был выполнен. И его меч, острый, словно бритва, единственное, что может отрезать эту огромную оленью голову, которую он решил тащить сам. Амелии к эалу он больше дотронуться не позволит. Возможно, боится. Уэст кидает последний взгляд на человеческий труп и, закрыв глаза, выдыхает, поудобнее взяв оленью голову за рога
~~~
Прибытие обратно не принесло Дориану особого удовлетворения. Стоило архонтам прибыть к старейшине города, который и заведовал деньгами и договаривался с ними об убийстве, тут же поползли слухи о пропаже лесника. Уэст даже не стал гадать теперь, кто за ними поплелся. Он недовольным взглядом осмотрел жителей и перевел этот взгляд на Амелию, закатив глаза и без слов сказав ей, как же его это уже достало. Архонт кидает окровавленную голову под ноги старейшине и требует деньги, когда к ним подбегает какая-то старушка и начинает расспрашивать воинов о том, не видели ли они лесника.
-Нет, - сказал, как отрезал. Дориан искренне надеется, что Амелия будет держать тот же спокойный вид, как и он сам. Они сюда пришли убить эала и получить за него условную договорную награду. А если вдруг скажут, что этот лесник поплелся за ними, то их могут обвинить и сказать, к примеру, что они использовали его в качестве приманки. И тогда фиг им с маслом, а не кошель серебра. - Возможно, он напился с утра пораньше и заснул под деревом, - сузив глаза, продолжил Дориан, увидев, с каким подозрением старейшина разглядывает его - Заказ выполнен. Мы пришли за оплатой.

0

10

Амелия сделала то, на что не все люди способны, и она ожидала слов похвалы и одобрение, в крайнем случае молчаливого кивка и тихого возвращения в деревню, однако ничего этого девушка так и не получила. Вместо нужных ей приятных слов Дориан вывалил на архонта шквал обвинений. Казалось, еще мгновение, и они свалят девушку с ног. Она на несколько секунд потеряла дар речи. Уставившись на наставника удивленным взглядом, Нельсон не смела открыть рот. А в голове происходила самая настоящая мешанина из самых разных мыслей. Постепенно, девушка пришла в себя, ее брови мгновенно нахмурились, взгляд наполнился непониманием, обидой и злостью.
- Я тебя и не контролировала! Надо же, преступление какое совершила, попросила быть внимательным и не подставлять свою спину под рога еще раз! - Набрав воздух в легкие, довольно резко ответила Амелия. Теперь, когда не так далеко валялся труп людоеда, она не боялась повышать голос. - И что же я такого сделала?! Ах да, выполнила этот чертов заказ, но как же иначе, ты у нас опять недоволен! Опять я сделала всё не так, опять я веду себя как идиотка! - Остановиться было невозможно, да Нельсон не особо-то и старалась. Она злилась и в выплескивании собственных эмоций себя не ограничивала. - Может мне вообще не вылезать с тренировок? Давай я сяду в центре зала и буду сидеть там до конца своих дней, а что, зато ты у нас никогда не будешь волноваться, - постепенно ее запал затухает. Сложно долго говорить на повышенных тонах и размахивать руками, когда от удара копытом болит грудь. Амелия успокаивается, но за пеленой обиды всё же не замечает смысла, что вложил Дориан в свои слова, она не видит никакого подтекста, лишь прямой текст, произнесенный мужчиной. А еще она начинает испытывать стыд за свои действия. Если своими обвинениями Дориан хотел пристыдить архонта, то у него это отлично получилось.
Она замолчала. Опустила голову и зацепилась взглядом за сломанные веточки да прошлюгоднюю листву под ногами. Амелии не хотелось смотреть на Дориана, она даже оставила без внимания тот факт, что он снова сократил ее имя. От части, это нравилось Амелии, но она не привыкла к настолько близкому общению, вот и всякий раз злилась. Нельсон даже хотела проигнорировать вопрос наставника о кинжале, однако в последний момент передумала.
- Месяца четыре, - совсем тихо отвечает архонт, уже мысленно готовясь, что ее отругают и за это действие. Она действительно была готова выслушать новую порцию обвинений, однако этого добра на нее так и не свалилось.
Всю дорогу до деревни Нельсон молчала. Она шла за Дорианом, время от времени поглядывала в его спину, затем переводила взгляд на голову эала, а потом снова возвращалась к созерцанию листвы под ногами. Она время от времени касалась рукой своей грудной клетки, нажимая на нее и проверяя, все ли ребра целы. Амелия ничего о медицине не знала, а потому предполагала самое страшное - все косты переломаны. Уже через минуту она убеждала себя, что всё хорошо, это просто ушиб, подумаешь, синяк огромный появится, мелочь. И уже через несколько минут, когда боль нарастала, беспокойство вновь возвращалось и тщательное ощупывание повторялось вновь. Говорить что-то о своих ранах и дискомфорте архонт не собиралась из принципа. Она твердо решила, что самостоятельно со всем разберется, в конце концов, с эалом же смогла покончить.
Уже полностью успокоившись, она припомнила каждое слово наставника. Теперь Амелия поняла, что Уэст просто волновался за нее и не хотел потерять, но она всё равно не могла понять, почему он кинулся обвинять ее, да еще так яро и громко. Насколько девушка помнила, речь мужчины не была спокойной и словно заранее подготовленной, нет, он говорил эмоционально. Всё это лишь подтверждало, что Дориан действительно переживал за жизнь Амелии. И это грело душу, было жутко приятно почувствовать себя нужной, однако этого чувства оказалось мало, чтобы полностью забыть обиду и перестать уже дуться.
- Извини. Больше так не буду, в следующий раз подожду, пока ты составишь детальный план и посвятишь меня в него, - "И не важно, что за это время какая-нибудь тварь точно убьет меня", - она нашла слова извинения лишь к самой деревне, когда они проходили мимо первого дома.
Настроение было ни к черту, Нельсон выглядела угрюмой. Она продолжала тихо злиться, от чего внимание людей ее раздражало лишь сильнее. Конечно, девушка помнила, что необходимо поддерживать положительный имидж архонтов, но сейчас ей так хотелось прикрикнуть на любопытных детей или еще лучше - толкнуть их в кусты. Лишь мысль о скором обеде и отдыхе заставляла держать себя в руках. Впрочем, даже мысли о любимых яблоках с медом не могли заглушить поднявшейся волны негодования, когда староста начал откровенно тянуть с оплатой. После всего пережитого остаться еще и без денег в планы Амелии не входило, пусть и не она заведовала средствами.
- Позвольте, господин старейшина. Вы хотели, чтобы мы избавили вас от этого ужасного людоеда, ну так мы его убили, голова вот, - она указала пальцем на жуткую голову оленя у ног мужчины. - Эта тварь оказалась жутко хитрой и пришлось как следует попотеть, чтобы спасти ваших детей. Неужели после этого вы не отдадите нам заранее оговоренную плату? - Она задала этот вопрос самым жалобным голосом, каким только могла, ее выражение лица говорило, что эти деньги последнее, что есть у архонтов и без них они определенно точно не проживут и недели. - Нам действительно очень жаль, что потерялся житель деревни, но в лесу мы встретили только эала, люди нам не попадались, - и всё-таки , когда надо было, Нельсон умела и слова подобрать, и на жалость надавить, и свое раздражение спрятать.
Старейшина, задумчиво почесал подбородок, обдумывая слова юного архонта. Сама Амелия очень надеялась, что ее слова сыграли нужную роль и они получат честно заработанное. К счастью, через минуту оговоренная сумма была в руках Дориана. И решив, что все дела здесь сделаны, девушка развернулась на пятках и поплелась к постоялому двору, намереваясь отдохнуть. А еще ей наконец-то хотелось снять рубашку и посмотреть, большой ли у нее синяк.
- Говнюк, еще деньги отдавать не хотел, - вполголоса заметила Нельсон, идя по улице чуть впереди наставника. После этой фразы она вновь закрыла рот на замок, не имея ни малейшего желания говорить и что-то обсуждать, особенно последние события. Амелия всем своим видом показывала, что камушек, который она пинала, идя по дороге, в стократ интереснее всего остального.

0

11

Дориан закатывает глаза, когда Амелия начинает искать какие-то слова, словно она оправдывает их.  Ему действительно так кажется и через полчаса, когда они уже идут по дороге. Девушка назвала этого оленя хитрым, и Уэст запомнил, с каким презрением посмотрел на них старейшина. Она выставила их какими-то бедняками, которые зависят от этой суммы денег, а это не так. Дориан даже предполагает, о чем подумал глава деревни: "Их двое, заявляли себя как профессиональные архоты, и даже с тупым оленем справиться не могут". Черт бы их всех побрал! А потом еще и выпрашивала деньги, которые по праву принадлежали им. Хотя теперь, когда злость опять почему-то вернулась, Дориан поправил себя: убийство эала целиком и полностью работа Амелии, он даже ничего не сделал, просто трофей дотащил. По сути, девушка бы справилась и с этим. Значит, деньги эти - ее. "Тогда пусть так и будет" - с раздражением думает эймарец, кидая рассерженные взгляды на людей вокруг. Они шли обедать, а люди расходились вокруг них и разглядывали их, словно архонты были давно потерянным заморским сокровищем, которое никто никогда раньше не видел и читал о них только в сказках.
А еще он вспомнил о словах его ученицы, сказанных еще немного раньше, до того, как они с этим жадным старейшиной пересеклись недавно. И это, опять же, его вывело из колеи. Возможно, Уэста и не просто вывести из себя, но, видимо, если меч уже занесен над головой, то остановиться уже невозможно. Архонт недовольно фыркает, следуя за своей ученицей на приличном расстоянии. Обиделась ли она на него за те слова, высказанные на эмоциях, или нет, Дориану было, честно говоря, было плевать. Ведь в итоге они все равно будут вынуждены продолжить этот путь вдвоем, а значит, еще успеют помириться и поссориться так не раз. Уже на полпути к постоялому двору он равняется с ней, ступая в одну ногу, и сначала лишь мрачно молчит, но  потом, все-таки, начинает говорить:
-Ты считаешь меня идиотом, раз думаешь, что я буду составлять детально продуманный план на поле боя? - как-то слишком резко начинает эймарец, кинув недовольный взгляд на ученицу. Видимо, такими словами он якобы говорит, что ее извинения не приняты. - Потому что по твоим словам мне думается именно так, - пожав плечами, добавляет он. - В следующий раз, если хочешь, я не буду спасать тебя от внезапного удара, - архонт сжимает зубы и напрягается. - Ты ведь и сама все знаешь, не так ли? - под конец словно сплевывает он, вручая Амелии кошель с деньгами. - Это полностью твоя заслуга, подумаешь, что я спас тебя от более серьезных ран, - его нога до сих пор болит, но он предпочитает об этом вспоминать. Возможно, даже раскрылся старый шрам или, например, снова сместилось колено, от которого Дориан страдает уже лет девять-десять, когда в первый раз сломал его. Он обгоняет девушку и устремляется вперед, приближаясь все ближе к постоялому двору.
По взгляду хозяина создалось ощущение, что он не ожидал, что архонты вернутся. От чего Дориан нахмурился еще больше. Он прошел куда-то вглубь таверны, присев на свободное место, и через штанины дотронулся до коленной чашечки, нащупав что-то влажное. Глянув и обнаружив на кончиках пальцев кровь, Дориан лишь мрачно отводит взгляд и вздыхает. Обрабатывать рану перед Амелией Уэст не будет - пусть знает, что ничего не повредил, когда подставил свою спину ради ее безопасности. Он заказывает себе вино, которое хватит на оставшиеся деньги, прихваченные лично им с собой, чисто из принципа собираясь оплатить их с Амелией обед пополам. Объедать ее он не будет, она молодец, это ее деньги. У него же есть свои, доставшиеся от отца. Правда, с каждым днем их становится все меньше, и если Амелия и дальше продолжит выполнять абсолютно всю их работу, обговоренную на двоих, самостоятельно, архонт в действительности умрет не от рук ария или мутанта, а от голода. Уэст как-то разочарованно вздыхает, кидая взгляд после этого на присевшую рядом Амелию и замечает на ее лице какие-то изменения. Девушка как-то побледнела и ему вдруг кажется, что ее что-то беспокоит - и дело не в каких-то внутренних переживаниях.
-Он тебя ударил? - прошло примерно полчаса, прежде, чем он все-таки об этом спросил - тогда, когда все раздражение уже ушло, улеглось и было покрыто второй кружкой полусладкого вина. Напиваться на голодный желудок было делом глупым, а потому Уэсту все-таки пришлось заказать себе небольшую миску лукового супа, который он всегда ненавидел - лук для него, как и рыба с еще кучей продуктов, вызывали у него обычно позыв рвоты. Но сейчас, будучи голодным и уже немного пьяным, Дориан не обращает на это внимание. Приходится есть, на что хватает собственных денег, от этой мысли он не отказался. - Болит? - он кидает на ученицу расстроенный взгляд, который тут же отводит в сторону. - Прости, что я на тебя накинулся. Просто меня немного выбило из колеи то, что ты решила так отчаянно заработать эту сумму денег. В другой раз я этого не допущу, - еще через какой-то промежуток времени добавляет он, все так же не глядя на ученицу, словно стеснялся посмотреть на нее.
Дальше он молчал. Только еще разок спросил про ее самочувствие, но в остальном молчал. Оживился он только тогда, когда на постоялом дворе стало как-то тихо. Дориан огляделся в поисках причины такого молчания и напрягся. та самая старушка, которая спрашивала у них про лесника. За ней - двое отморозков, эдакие "богатыри деревни". Дориан на какой-то момент подумал о том, что им с Амелией стоит спокойно уйти и не вступать ни в какую ссору, которая, видимо, вскоре последует. Если повезет, их даже не тронут.
Но им опять не повезло, и почему-то известная всем остальным архонтам везучесть Дориана опять не сработала: старуха направилась прямо к ним. Уэст глядит серьезным взглядом на Амелию, незаметно кивнув ей.
-Не дразни их только, - шепнул он, прежде, чем старуха с двумя амбалами подошла к ним. Дориан повернулся к ней с абсолютно беспристрастным лицом, смерив этих силачей (сила есть, ума не надо, видимо) своих коронным холодно-изучающим взглядом темно-серых глаз.
-Мой сын так и не вернулся, - начала старуха, глядя на архонтов озлобленным взглядом. - Не вернулся, потому что он оказался мертв, - Дориану кажется, что эта женщина не слишком расстроилась смерти своего сына. Может быть, он просто младший, какой-нибудь семнадцатый, и она решила "почтить его память" только для того, чтобы архонты вернули отданные деньги назад в их глушь? - Рядом было найдено тело оленя. Эала-оленя, как я полагаю. Вы это объясните?
-Конечно, - Уэст улыбается как-то добродушно для человека, которого обвиняют в непредвиденной смерти. - Но уж не обвиняете ли вы нас в его смерти?
-Смотря, что вы скажете, - говорит один из молодых парней, рыжеволосый, на вид так лет двадцать.
-Вам не приходила в голову мысль, что он мог умереть после нашей битвы с эалом? - Дориан сужает глаза. - Олени изначально существа, следующие стадному чувству. Неужто вы думаете, что так же не могут поступить и эалы? Одного убили, но стадо осталось. Возможно, вам еще понадобится наша помощь, а вы нас тут обвиняете, - Уэст перекидывает взглядом с Амелией и устало вздыхает, словно это действительно так. Но кто знает? Может, он и оказывается в настоящий момент прав, не считая того, что лесник действительно умер во время их охоты.

0

12

Допинать камушек до самого постоялого двора не вышло, Дориан отвлек своим вопросом, заставил оторваться от земли и наконец поднять на него взгляд. Амелия по-прежнему испытывала смешенные эмоции, да и к тому же она никак не могла успокоиться. Девушка всегда думала, что по своему желанию может охладить свой пыл, может быстро взять себя в руки и пресечь любые попытки выплеснуть гнев, но сегодняшний день показывал, что взять себя в руки можно не всегда. И не со всеми. С каждым шагом архонт вспоминала слова Дориана. Разные слова, и в лесу, и до начала охоты, и уже в деревне с головой эала в охапке. И одни лишь воспоминания подогревали обиду, что так искусно смешивалась с раздражением. Злилась Амелия и на себя. Всё же совсем тупенькой она не была, прекрасно же поняла, что очень рискнула, поставила на кон всё, что у нее было - жизнь. Она понимала, что поступила безрассудно, даже понимала и то, что дорога своему наставнику. Скорее всего именно как ученица и не больше, но и это было приятно. Да, Амелия Нельсон многое понимала, но принести нормальные извинения не могла, ее слова звучали скверно, лучше бы она их и не произносила, пытаясь как-то попросить прощения, ее интонация была совсем ни к месту. Да и со старейшиной вышло как-то.. плохенько, как окрестила этот разговор Амелия минутами позже.
"Старый урод, еще и идиота того на нас повесить хочет, я лучше, блять, его вздерну", - стоило Нельсон хотя бы немного успокоиться, как перед глазами возникало новое недавнее воспоминание и она вновь выходила из себя. Именно в таком состоянии Дориан ее и нагнал - раздраженная девка, готовая лаять на любого, словно плешивая собака. Или почти на любого.
- Считай я тебя совсем идиотом, ты бы узнал об этом первым и еще давно, - в резкости в словах Амелия не отступает от Дориана. Она несколько секунд смотрит ему в глаза, с вызовом и жуткой уверенностью. И это дается ей сложно. Архонт с трудом изображает уверенность и несгибаемость, Нельсон сложно скрывать, что она сейчас подавлена, но, кажется, у нее всё неплохо получается. - В следующий раз, если захочешь, можешь вообще меня никуда не брать, - в сердцах отвечает Амелия, кривив от злобы губы и не зная, как еще защитить себя от давления и непрекращающихся упреков. В ее ладонь падает небольшой кожаный мешочек с монетами, теми самыми, что так не хотел отдавать старик. Архонт замирает, ее удивленный взгляд опускается на мешочек в руке, девушка не совсем понимает, что всё это значит и с чего вдруг Дориан больше не заведует финансами. Амелия провожает наставника молчанием и непониманием. Он уже подошел к постоялому двору, а Нельсон так и стояла по середине улице, держав мешочек и глядя в спину мужчине. Удивительнейшим образом вулкан ярости утих. Спохватившись, архонт побрела следом за Уэстом, не дело стоять на улице да ненужное внимание привлекать.
"Холера, как же болит-то", - боль в груди никак не утихает и, прежде чем войти внутрь, Амелия предпринимает еще одну попытку утихомирить боль путем растирания груди через рубашку. Не помогло. Очень даже наоборот. Сплюнув в сторону, архонт вошла в таверну и сразу пошла добывать себе еду да медовуху, даже не обращая внимания на окружающих.
Она подсела к Дориану с большущей кружкой медовухи и всё тем же тушеным мясом. То ли ей специально дали вчерашнее, то ли другого в этой дыре просто не было. Мешочек с монетами упал в нескольких сантиметрах от руки мужчины.
- Это не только моя заслуга. Будь я одна, он проломил бы мне череп куда раньше, чем я ему вспорола живот, - тихо произносит Нельсон, не глядя на Дориана. Она аккуратно наклоняется, облокачиваясь локтями о стол, и начинает увлекательнейшее помешивание еды в тарелке. Мясо не выглядело аппетитным, да и бесконечный ворох мыслей очень отвлекал от процесса, вот девушка и ковырялась в тарелке, почти ничего не закидывая в рот. И боль не утихала, чтоб ее.
Амелия останавливается и поднимает голову на наставника, несколько секунд внимательно смотрит на него, словно ожидает подвоха. - Нет, - без зазрения совести и без промедления врет архонт. Она уже не помнила, почему решила ничего не рассказывать, причина очень быстро вылетела из головы, да и не нужна она была сейчас, хватало лишь обычного нежелания делиться.. всякими подробностями. - Нет, ничего не болит, - снова врет Нельсон, возвращая вгляд к тарелке. Рука вновь начала помешивание уже остывшей пищи. - Это было не из-за денег, в тот момент я просто хотела жить, - девушка подумала, что речь идет о безрассудном нападении на эала, однако уже через мгновение Амелия предположила, что Дориан говорит о старейшине. - И мне хотелось поскорее забрать наше и уйти, пусть они теперь и думают, чо мы оборванцы. Мне плевать на них, пусть даже передохнут, - ее голос звучал тихо и спокойно, необычное для этой особы состояние, но что поделать, временами и ее выбивает из колеи. Решив, что поесть сегодня так и не удастся, Амелия приняла волевое решение и отодвинула тарелку подальше от себя, обратив при этом всё свое внимание на медовуху. Ее она очень любила, как и мед. Сделав несколько больших глотков, архонт выдохнула и вытерлку рукавом мокрую верхнюю губу.
Амелия потихоньку опустошала свою большую кружку и не обращала внимания на происходящее. Находясь рядом с опытным архонтом-воином, можно было позволить себе такое небольшое послабление. Собственно, Нельсон ничего не видела и никуда не смотрела, кроме как в свою кружку, до тех пор, пока Дориан не заговорил. Довольно резко подняв голову, архонт взглянула на целеустремленную женщину, что явно желала переговорить с архонтами. Два мужика за ее спиной доверия не внушали. Амелия давно привыкла, что нельзя ждать добра о того, кто таскает за собое парочку крепких таких шкафоподобных человека. На слова наставника девушка лишь кивнула, она не хотела вмешиваться и опять всё портить. Еще одну одну порцию обвиней и упреков она не выдержала бы.
Нельсон наблюдает за женщиной и ее сопровождением. Она внимательно вглядывается в их лица, следит за их реакцией и понимает, что наличие целого стада людоедов их не шибко впечатляет. Амелии подумалось, что любое предположение, почему лесник забрел в лес, не удовлетворит этих троих, они пришли с явными намерениями.
- Я вот так не думаю, - грубо произносит один из мужиков и шумно садится на стул рядом с Амелией. Она переводит на него явно негодующий взгляд, однако в сторону в страхе не отскакивает, этот деревенский силач ее не пугает. - Чудится мне, что этих ваших оленей не так много, а мой сын умер из-за вас, - в разговор вновь вклинивается противная бабка. Каждый ее взгляд да и в целом выражение лица говорят о том, что она больно недружелюбная. И Амелия закипает, ее руки начинают чесаться, но еще сильнее рвется на свободу язык. Ох, как хочется крыть этих троих матом, как хочется пройтись по всему их семейному древу и оттрахать каждого их родственничка. Но такое поведение ни к чему хорошему не приведет. Девушка сжимает кулак под столом, стискивает зубы и заставляет себя терпеть. - Так может вы с утра пораньше связали его и утащили с собой? Чтобыприманкой стал, - обвинения продолжают сыпаться. А Нельсон мысленно вопрошает у Всеединого, откуда у них вообще столько наглости?!

0

13

Дориан сужает глаза и раздраженно выдыхает. А он уж надеялся напиться вина и прилечь где-нибудь на солнышке, раздумывая над тем, как бы лучше им поступить: вернуться в Орден или отправиться дальше, где еще могла понадобиться помощь архонтов. Ведь, несмотря на то, что вроде как с Амелией они только что целиком и полностью разошлись во мнениях, глупо поссорились и теперь остыв, все равно продолжают цепляться друг к другу, они неплохая команда, пусть с виду это ине всегда заметно. Ну, по крайней мере, Дориан искренне надеется, что его ученица точно того же мнения, что и он сам. Уэст переводит взгляды с одного разговаривающего на другого, хмурясь все больше. Эти люди его начинают нервировать, а он итак не смог до конца успокоиться. Эала он не убил, хотя до этого к чьей-то смерти морально готовился. И если это будет эта бабка с ее богатырями, могут начаться проблемы. А обвинять архонтов в убийстве людей сейчас будет для Ордена не самой лучшей репутацией. Нужно как-то урегулировать это дело, но как, если они все продолжают надавливать на одно и тоже.
-Да, вы знаете, на самом деле, это я попросил вашего сына прогуляться вместе с нами, - двое пришедших парней, один из которых уже сел возле его ученицы (мысленно Дориан уже вовсю зарычал про себя: "Отойди от нее, тварь"), тут же напрягаются, но эта бабка понимает, что Дориан говорит с сарказмом. Ей это не нравится, она закатывает глаза, но архонту плевать. - Вы это хотели услышать? - сухим голосом говорил Уэст, разглядывая старуху. Он еле сдерживает себя, что не сказать что-то еще. Кинув взгляд на Амелию, Уэст вдруг задумывается над тем, что девушка до сих пор молчит, и искренне этому удивляется. "Вот черт, сам ее попросил никак не выводить их из себя, зато сам только это и делаю" - выдыхает архонт, становясь от этого еще более недовольным.
Очевидно, эти трое уже признали их виновными. Идти к старейшине было бессмысленно. Был у Дориана запасной план, пришедший на ум внезапно пару секунд назад, после осмысления собственных недавних слов, но он должен был быть поистине сумасшедшим или до жути разгневанным (или убийцей, кем Уэст определенно не являлся), чтобы предложить это простым людям. Очевидно, что они при этом еще и испугаются и не согласятся, сославшись на то, что архонт собирается убить и их.
-Вам больше нечего сказать, сэр? - прерывает его мысленный процесс старуха. Дориан поднимает на нее глаза и видит, что женщина уже с интересом разглядывает Амелию. Как и присевший к ней парень. Уэст сужает глаза, в животе снова ощущая то неприятное чувство, кольнувшее его, когда архонт увидел, что ученица несется на эала практически обезоруженная. Но нет, это все-таки было что-то другое. Это уже был не просто испуг за девушку, а настоящая ревность. Потому что Дориан не слепой и уже прекрасно успел заметить, каким взглядом косятся на Амелию эти двое. "Даже сдерживаться не могут, явный недотрах" - тут же выносит вердикт архонт, кинув на свою ученицу еще один вопросительный взгляд. Находиться в обществе этих тупых людей, обвиняющих их в глупости лесника, Дориан больше не мог. Это как назойливые летние мухи, слетающиеся на говно. - А вы, юная леди? - старуха все продолжает буравить Амелию взглядом. - Вы что, язык проглотили? Когда мы встретились с вами во дворе, когда вы пришли за деньгами, вы прямо-таки болтали без умолку, - она кидает серьезный взгляд на Уэста. - Хорошо, когда отец может приструнить свою дочь. И я надеюсь, что в этом плане вы поймете меня, - Дориан тут же поперхнулся глотком вина, которое собирался спокойно допить. Старуха что-то продолжает рассуждать на тему того, что родительские узы должны помочь Дориану войти в ее положение, а архонт уже откровенно смеется над их идиотизмом. Он кидает на Амелию какой-то шальной взгляд и подмигивает ей.
-Слышишь, крошка, меня твои отцом считают, - с улыбкой произносит он, на удивление шокируя старуху. Она хмурится, а двое парней, которые, видимо, решили правильным помолчать, напряглись и осторожно переглянулись. - Неужели я такой старый? - выдыхает Уэст, глядя на свое отражение на кружке алкоголя. А затем тут же улыбка сходит с его лица, он сверкает глазами. Пару секунд он думает, как же ему стоит представить для всех вокруг Амелию, и эта мысль действительно заставляет его задуматься. - Моя ученица вольна молчать, кода хочет, и вольна говорить, когда хочет. Молчание - признак наличия большого ума, - Уэст допивает последний глоток вина и поджимает губы, осматривая парня рядом с Нельсон. - Хотя, по вам и не скажешь...

0

14

Момент, надо бы заметить, настал волнующий. Для Амелии уж точно. Она прекрасно осознавала, что драка с обычным людом на пользу Ордену не пойдет, да и Дориан наверняка не обрадуется, если девушка в порыве гнева порвет чью-то одежду и оставит пару незначительных, но всё же ран, иди даже сломает кому-нибудь кость. Было понятно, что нужно эту ситуацию как-то перевести в более мирное и спокойное русло, нужно каким-то неведанным Нельсон образом остудить пыл женщины. Архонт глядела на незваных гостей, медленно переводя взгляд с одного на другого и затем по кругу, и усиленно продумывала варианты разрешения неприятной ситуации.
"Да чего она так прицепилась-то? Да она даже не расстроенная, я бы вот горевала, увидев труп сына, а она тут же в драку, ну их, баб этих деревенских", - нахмурившись, девушка отвернулась к наставнику. Он был для Амелии примером спокойствия и уравновешенности, сейчас лишь Уэст и подпитывал силу воли архонта, что и не позволяла сорваться и кинуться на неприятного мужика сбоку с кулаками да кинжалом. Нельсон уже начинало казаться, что соседушка по столу приближается всё ближе и ближе, он будто наклоняется к рыжеволосой, да и взгляды что его, что его знакомых, ей очень не нравились. Внутри зародилось тихо трепещущее волнение, внутренний голос начинал всё громче говорить о том, что ситуация совсем-совсем нехорошая. И Амелия по-прежнему не знала, как правильнее поступить. Она неуверенно глянула на Дориана и встретилась с ним взглядом, одного короткого мгновения хватило, чтобы понять одну очень простую, но тем не менее жутко неприятную вещь - у мужчины тоже нет какого-то четкого и уже сформированного плана, как у Нельсон. Они оба сидят сейчас за столом, выслушивают обвинения ни в чем-нибудь, а в самом натуральном убийстве, и не знают, что бы такого сделать, чтобы от них, во-первых, отвязались, во-вторых, чтобы их действия не навредили Ордену.
"Отец? Это ж какой-такой отец?" - Амелия не сразу понимает, о чем речь. Она медленно поворачивает голову к разговорившейся старухе, смотрит на нее внимательным прищуренным взглядом, но всё еще молчит. Архонт избрала для себя эту стратегию поведения, потому что уже не один десяток раз сталкивалась с тем, что ее ответы в напряженных ситуациях лишь усугубляют эти самые ситуации. Нельсон искренне полагала, что Дориан, как более опытный архонт, да и вообще везучий и успешный оперативник, разрешит всё в их пользу и подведет жирную черту под обвинением, раз и навсегда убедив неугомонную женщину, что сын ее умер по собственной глупости. Довольно скоро становится окончательно понятно, что раз эта "милая" дама разговорилась, то ее уже не остановить, каким бы опытом ты не обладал, вот она уже начала обсуждать, какой Дориан хороший отец, раз умеет дочь-то приструнить и заставить сидеть молча, да и вообще как важно быть понимающим, но строгим родителем.
- Слышу-слышу, - она говорит сдержанно, но раздраженно, ее пристальный взгляд замирает на старухе. - Но что поделаешь, у некоторых людей большие проблемы со зрением. Так и за деда моего скоро примут, - скрывать свою неприязнь Амелия даже не собиралась, просто понимала, что ничего не получится. Нельсон решила, что она выразила свое отношение к этим людям очень понятным и простым языком, от чего с чувством выполненного долга откинулась на спинку стула и схватила свою чашку медовухи. Она осушила ее за несколько больших глотков, после чего, шумно выдохнув, поставила ее на стол. Периферическое зрение уловило движение сбоку, девушка мгновенно повернула голову и посмотрела на мужика.
- Что, яйца звенят? Бабы давно не лапал? - Она больше не могла держать язык за зубами. Амелия действительно старалась, она делала вид, что всё хорошо и ложные обвинения ее ничуть не задевают, однако плотоядные взгляды перенести она уже не могла, это было выше ее сил. - Ну так и не полапаешь, иди резвись со своей правой рукой, - еще чего, невинности своей хрен знает с кем лишаться, нет уж, этого архонт не допустит. Изначально Нельсон хотела отправить его в постель к его же другу или брату, черт разберешь, кем они друг другу приходятся, но вспомнив рассказы шлюх, с которыми провела семь долгих лет своей жизни, Амелия передумала. Ей не раз напоминали, что мужчины очень остро воспринимают намеки на их неправильные влечения, они вообще жутко злятся, когда кто-то сомневается в их любви к женщинам.
Как выяснилось, обвинение в отсутствии ума, и как дополнение, отказ от плотских утех, тоже очень злят. Объяснить иначе резко изменившиеся выражения лиц всей троицы Амелия не могла.
- Знаешь, Дориан, ты вот тоже подлил масла в огонь, так что если будешь ругаться, то не забудь и про себя, - негромко обратилась Нельсон к своему наставнику, наклонив к нему голову, но не отводя взгляда от троицы, в особенности с мужчин. Амелия была уверена, что если сейчас будет драка, то участвовать в ней будут все, кроме старухи, хотя и ее совсем списывать со счетов архонт не спешила. В Ордене ее научили, что никогда нельзя недооценивать противника, вот Амелия, как прилежная ученица и следовала этому важному правилу.

0

15

-Эх, а за деда-то будет еще обиднее, - надув губы, пробурчал Дориан, пожав плечами. Уэст кидает обеспокоенный взгляд в сторону этих троих, наблюдая за реакцией всего происходящего. Архонт каким-то зверски-голодным взглядом смерил того парня, на которого теперь обратила внимание и сама Амелия. Если он сделает еще одно лишнее движение или заговорит с ней - он за себя не ручается, и объяснять, почему он первый напал на них, не будет. Хотя, раз эта бабка притащила с собой этих двоих, то тут ежу понятно, что она с самого начала собиралась затеять драку. И что этим деревенским бабам не сидится на месте, шла бы себе дальше картошку из огорода выкапывала, нет, привязалась с сыном-лесником. Да в ее глазах даже не слезинки. На слова Амелии он вздыхает и слегка опускает голову вниз, словно извиняется перед ученицей. - Да-да, я знаю, - произносит Уэст, еще раз глянув на этих троих. - Нужно было изначально их игнорировать, - архонт поднимается со своего места и кивает Нельсон, как бы молча говоря ей о том, что им пора отсюда сваливать. - Что ж, прежде, чем мы выясним, что же нам делать, - эймарец кинул нервный взгляд на парня, сидящего возле его ученицы, который вдруг тоже встал из-за стола. Они безоружны с виду, но так ли это на самом деле? - Слушайте, мы просто уйдем, ладно? - решив не говорить то, что изначально хотел, Дориан медленным шагом обходит стол и становится подле Амелии, потянув ее за рукав на себя. Он ловким движением берет со стола выручку и отходит на пару шагов. - Травмировать вас - самое последнее дело, которое сейчас нужно нам обоим. Если хотите, можете винить нас в его смерти, но мы не виноваты, - его голос был спокоен. Усмешки на лицах здоровяков почему-то дают архонту мысль на то, что они уверены в том, что травмы все-таки получат Дориан и Амелия. Впервые в жизни Уэст терпит неудачу и не знает, что в действительности стоит сказать, чтобы эти трое наконец-таки отстали от них. "Что ж, не все же должно получаться всегда" - пытается как-то не обвинять себя в содеянном архонт, разглядывая людей. В таверне стало тихо и пусть люди и не глядят на них, легко догадаться, что все прислушиваются, всем интересно. Определенно, на их стороне больше никого не будет.
Уэст делает один шаг в сторону выхода, но путь им сразу загораживают эти двое. Архонт смотрит на них суженными глазами, пытаясь понять, что именно они из себя представляют в бою. Резкое движение одного амбала заставляют Дориана дернуться и обнажить меч, кровь с которого он так и не вытер. Возможно, сейчас кто-то из них подумает, что это определенно не кровь эала, но Уэсту на это плевать с высокой колокольни.
-Отойдите, - выставив меч перед собой, Дориан продолжает изучать взглядом весь постоялый двор. Амелия стоит чуть позади него, но, по сути, если они захочет, то могла бы встать с ним в одну линию - хотя Дориан искренне надеется, что девушка не будет снова пытаться рисковать своим здоровьем, если мордобой сейчас все-таки начнется. А вот колено Уэста все так же продолжало ныть и зудеть от боли. Терпеть было можно, но опираться о нее было неудобно, а потому весь вес Дориан перенес на другую, левую и здоровую ногу. Будь он сейчас на месте этих двоих, то определенно ударил бы по больному колену в первую очередь. - Вам как будто заняться больше нечем, кроме как искать виноватого. Вместо этого лучше бы скорбели над сыном и похоронили его, - как можно спокойнее ответил Уэст, стараясь сохранять безэмоциональное выражение лица. На самом деле от их упрямства ему хотелось оскалиться и сказать что-то на подобие того, что эти двое, какими бы с виду силачами не были, никогда не побьют двух профессиональных воинов. Ну, почти двух профессиональных, Амелия многое умеет, побить одного она, очевидно, все-таки сможет, Дориану нужно считаться с этим (пусть вслух он и говорит, обычно, нечто другое). Старуха лишь усмехается и отходит подальше. Один из парней тут же делает пару шагов вперед, Дориан, глубоко вздохнув, продолжает сжимать меч. И вот в тот момент, когда должно было произойти что-то болезненное для этого амбала, врывается хозяин таверны и начинает орать на то, что устраивать кровопролитие на своем постоялом дворе он не собирается и приказывает им выйти. Тут же устраивается ссора. Дориан поворачивается к Амелии и кивает ей, как-то расслабленно выдыхая. После чего хозяин таверны обращается к архонтам. Видимо, этот человек - один из немногих, который запомнил, что вчера эти двое заплатили ему больше обычного - иногда Дориан так делает тупо из-за какого-то предчувствия, что может случиться что-то плохое и под ноги им нужна соломка. А подкуп работает обычно всегда. Потому-то и денег в его собственном кошеле осталось с собой гораздо меньше, чем планировалось изначально.
-Отдайте нам деньги - и идите на все четыре стороны, - прошипела старуха, пожирая взглядом архонтов. Дориан поворачивается к своей ученице и смотрит на мешок серебра, только что заработанный ими. "Может, тот лесник был совершенно не сыном ей? А она просто хочет это серебро себе?" - с подозрением задумывается Уэст, но тут же хмурится. Да плевать ему должно быть, что хочет эта бабка. Просто так обратно она их честно заработанные деньги не получит.
-Как на счет того, чтобы вернуть им эти деньги, выкупив лошадей в дорогу и еды на пару дней? - вдруг предлагает он ей, видя это единственной возможностью спокойно выйти из заведения без новых травм для жителей. Конечно, он должен был учитывать, что тоже мог получить пару шишек, но в этом плане Дориан не отставал от Амелии и считал, что прекрасно дерется так, словно его что-то свыше предохраняет от травм. Как же.

0


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » Бойся тени в лесу - июнь 1644 года


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC