Священная Империя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » Встреча на перекрестке судеб


Встреча на перекрестке судеб

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: апрель 1641 года
Место: Ильмен.
События: Прошло полгода с момента расставания Ильфиртила и Сарейты. Эльф покинул свою хижину и отправился в путешествие, изучая новый мир, и отдаваясь своему безумию. Где-то внутри себя он вынашивал новый план, но ему нужны были и деньги и связи, не говоря о информации. Поэтому что бы получить желаемое и в придачу обеспечить себя кровом, ведун поддался в наемники, точнее стал наемным убийцей, гоняемый своей второй личностью. Получив очередное задание, он отправился в Гаддар а оттуда в Ильмен. Нужно было убить одного мелкого дворянина и похитить кое-что очень ценное. Но он и представить себе не мог, чем ему обернется это простое и банальное задание...

+1

2

Оправлялась после произошедшего Сарейта долго, но до конца прийти в себя ей так и не удалось. Неожиданное исчезновение Ильфиртила, сопровождаемое эффектным пожаром (и хоть эльфийка узрела лишь обгорелую кучу, на месте которой когда-то был дом, а так же десятки уничтоженных деревьев вокруг, она была уверена,  что выглядел пожар необыкновенно), очень подкосило ведунью, да что там, она ощущала огромный острый нож в своей спине. С каждым шагом по пепелищу эльфийка чувствовала, как капли крови сбегают по ее спине, выскальзывают из-под одежды и падают на черную землю. Конечно, никаких ран у нее не было, но ощущения и эмоции яро убеждали, что в спине сияла немалых размеров дыра. И Амеллин может и хотела бы насладиться эффектным огненным зрелищем, но не в одиночку. Никаких опознавательных знаков найдено не было, а искала Сарейта очень тщательно, она осталась ни с чем, не имела представления, что случилось и куда эльф делся.
Ведунья ждала. Затем искала. И с каждым днем обида росла, набирая силу, захватывая все мысли и в конце концов Сарейта поиск прекратила. Ей надоело бегать по следам в поисках Ильфиртила, который каждый раз "да он совсем недавно тут жил, вот ушел давеча". Забрав своего Граната, который все эти месяцы жил в конюшне Эвенберга и радовался жизни, прожирая немалую дыру в бюджете воровки, Сарейта вернулась в Гадару. Работа стала отдушиной. Стоило эльфийке переодеться и забраться к кому-нибудь в дом, как она обо всех забывала, расслаблялась и без зазрения совести наслаждалась каждой минутой, проведенной в чужих стенах. Разумеется, когда в гильдию поступил серьезный заказ от довольно влиятельного человека, готового хорошо заплатить, Амеллин согласилась незамедлительно. И обещание не соглашаться на опасные задания, которое эльфа дала несколько месяцев назад, даже не пришло ей в голову. Впрочем, ничего серьезного и опасного Сарейту и не ждало, обычный дом, обычные сокровища.
Она приехала в Ильмен ночью, заселилась на постоялом дворе и весь следующий день отсыпалась. Вечером ведунья готовилась к делу, собираясь с мыслями, одеваясь и проверяя снаряжение. На кону стояли приличные деньги, даже баснословные, а потому промахов быть не должно. Длинные волосы были заплетены в тугую косу, черная одежда, сшитая специально для работы Сарейты, давала волю движениям и позволяла маскироваться в темноте, половину лица скрывала легкая тканевая маска, которую в любой момент можно было дернуть вниз и превратить в воротник. Примерно в полночь эльфийка покинула свою комнату через окно, не забыв его прикрыть и пошла к поместью. План был изучен заранее, слова наводчика уже запомнились наизусть. Всё было проще простого - забраться в дом, найти кабинет, найти сейф и забрать кое-что очень ценное, по возможности можно прихватить компрометирующие бумаги, если они там будут.
Час внимательного наблюдения за домом позволил воровке решить, что в доме неспящих людей нет. Ловко запрыгнув на подоконник, ведунья выудила из кармана отмычку, без особых трудностей открыла окно и залезла внутрь. Комната встретила кромешной темнотой и мертвой тишиной.
"И даже слуги спят. Люблю, когда они отсыпаются после долгого дня", - привыкнув к темноте, Амеллин медленно пошла на поиски лестнице, ведущей на второй этаж. Ее шаги были тихими, она ступала почти невесомо, однако это не мешало воровке внимательно смотреть по сторонам и прислушиваться к дому. Рука тем временем держалась возле мешочка с сонным порошком, что висел на поясе. Убивать на заданиях Сарейта не любила, ей было намного проще человека усыпить.
Через несколько минут она добралась до второго этажа, а именно до кабинета, мысленно чертыхаясь на скрипучую лестницу. Она издала жалобный стон боли лишь пару раз, но и этого хватило, чтобы поставить всё под удар. К счастью, жители дома по-прежнему спали, стояла тишина и ни один шорох не доносился до слуха Сарейты.
"Отлично", - она мысленно себя похвалила. Прикрыла дверь в кабинет, осмотрелась и наконец выпрямилась, позволяя себе немного расслабиться. Теперь ей предстояло самое сложное - найти тот самый сейф. К этому она приступила немедленно, ощупывая в поисках каждый сантиметр комнаты.

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-05-31 23:35:43)

+1

3

Убийство. Кровь. Все это вызывало определенный спектр эмоций в душе старого эльфа, заставляя его сердце трепетать от пьянеющего восторга. Каждая его жертва была словно зверем, за которым он устраивал охоту, и каждая смерть была показательной, красивой и чарующей. Словно произведение искусства.
Ильфиртил словно снова обрел какой-то смысл. Снова раскрыл себя. Чем заработал дурную славу. Он был крайне неуравновешенным человеком, часто замыкался в себе, разговаривал сам с собой, спорил, но конец всегда был один и тот же, его цель была мертва. Все это время он был в своеобразном заточении в лесу, а сейчас просто упивался свободой в полной ее мере. Стараясь попробовать все и сразу, с желанием снова почувствовать как может сердце быстро стучаться.
Нынешняя жертва не была исключением. Ведун очень тщательно прорабатывал план проникновения, не смотря на свое безумие, часть его старалась не убивать невинных, а концентрироваться строго на цели. Но в этом задание был и его собственный интерес, украсть нужно было три книги, первая это учет должников, где числилось имя его заказчика с огромной суммой займа. Вторая книга была больше украшением, увешанная драгоценным камнями и золотом. Третья... третья была очень потрепанная кожаная книга, очень старая, ей было больше ста лет с инициалами ИФТ. Его содержимое было сложно прочесть, это был лишь бессмысленный набор букв, если не знать ключевые двенадцать слов, текст прочитать не возможно. Говорят, что она указывает на место, где спрятаны несметные сокровища. Но только ведун знал правду, эта книга была ему очень нужна, и еще больше он хотел ее уничтожения.
В течение трех дней он следил за домом. За каждым из его обитателей, начиная от слуг до высоких гостей. Когда план был готов, и все приготовления были завершены, эльф по среди ночи подошел в парадной двери и издал характерный стук, затем еще раз. Вскоре дверь открылась и на пороге стоял слуга:
-Господин... хозяин ждет вас в своей опочивальне на втором этаже, третья дверь справа. - склонил он голову и отошел, стоя безвольной куклой и с пустым выражением лица.
Ильфиртил достал меч и стал медленно подниматься, словно тень по ступенькам, двигаясь по краю, что бы они не скрипели. Хозяин действительно спал в кровати. Ведун склонился над ним, и ударил легонько мечом в его грудь, заставляя его резко открыть глаза. Крик буквально застыл в его горле, едва их зрачки встретились в ночи.
-Где книги. Мне нужны только три... - он описал их, контролируя его сознание. Получив долгожданный ответ он улыбнулся хищной улыбкой - благодарю, доброй тебе ночи и вечного сна.
Через минуту труп мужчины сидел на кровати, на его руках лежала мертвая голова с открытыми глазами и ртом, а в зубах был небольшой мешочек с монетами. Вся простыня и одеяло было полностью в крови. Композиция закончена, время приступать к поискам. Эльф обмотал свою голову черной тканью, оставляя лишь глаза, и накрыл капюшоном. Его плащ словно ветер шелестел за ним.
Меньше чем через минуту он оказался в его кабинете и застыл. Перед ним была девушка. И судя по тому чем она занималась, она была воровкой. В ней присутствовало что-то знакомое для мужчины, от чего он не торопился на нее нападать. Он как следует присмотрелся к ней. Особенно на ее оружие, что выглядывало из под пояса. Ошибки быть не может.
-Ты? - удивленно спросил он, дело в том, что она уже держала в руках эти книги, и сложила их в мешок. Но эльф тут же переменился в лице и тут же двинулся на нее.
Завязалась драка, без применения оружия. Она стала еще ловчее с их последней встречи. Быстро и ловко лупила его ногами и кулаками, нависала на нем в захвате. А он отмахивался от нее чудовищными по силе руками, толкая на полки. Они создавали не нужный шум. Возможно она его не узнала, а может наоборот узнала, и сейчас от всей своей души вынашивала на нем свою месть и ярость. В конечном итоге он в один миг схватил этот мешок и тут же прыгнул в окно со второго этажа, разбив стекло. Издалека раздался громкий возглас:
-Проникновение! Хозяин убит! Он на втором этаже! К оружию! Тревога! - эльф не слушал, он лишь побежал к забору, ловко на него забравшись и перемахнув через него.
Он уже бежал по крышам небольшого города, который словно стал оживать, едва поднялась тревога, в домах загорался свет, но все это было не важно. Ему главное было добраться до своего коня и ускакать отсюда. Но это было сделать очень тяжело, когда за твоей спиной с еще большей скоростью и ловкостью двигалась девушка словно кошка. Она явно его догоняла. Драться с ней он не хотел, очень не хотел... Краем глаза он уловил что один мужик выбежал из дома с луком и нацелился прямо на Сарейту. Эльф тут же среагировал и затормозив кинул в него кинжал со своего пояса, убив. Поняв что сделал глупость, он попытался снова дать деру, но девушка уже догнала его и кинула в него какой-то порошок.
-Зараза... как ты не вовремя... - прошептал он покачиваясь и падая с крыши, с каждой секундой засыпая.
Проснулся он лишь утром, в глухом лесу, привязанный к дереву. На лице у него не было уже маски, а перед ним стояла она, глядя на него сверху вниз. Сильный хлопок и на его лице тут же появился красный след:
-Вот заслужил! Ничего не скажешь! - улыбнувшись произнес он, глядя на нее, она ни чуть не изменилась - Я чувствую у тебя ко мне много вопросов ко мне, может развяжешь? Поболтаем... может даже вспомним былое под бутылочкой вина... - он продолжал ухмыляться, а внутри него все кипело, он очень не хотел этой встречи.

+1

4

В один момент Сарейта резко выпрямилась, бросая свои поиски, и застыла, внимательно прислушиваясь к звукам. Ей показалось, что она слышала стук, при том пару раз, однако простояв с минуту в неподвижном состоянии, девушка решила, что ей показалось. Недовольно покачав головой, она ускорилась, желая закончить с поиском книг как можно скорее. Дурное предчувствие, которое очень редко подводило ведунью, подсказывало, что нужно сворачиваться.
Движения воровки ускорились, ее взгляд с безумной скоростью пробегал по полкам, столу, картинам, желая найти тот самый сейф, что хранит в себе такие драгоценности. Сарейта не прислушивалась, явного шума она не слышала и сейчас, когда нужно было торопиться, этого было вполне достаточно. Книги оказались спрятаны в столе в одном из ящиков, не зная, так сразу и не поймешь, что ящичек имеет секретную полость. На губах воровки играла улыбка, однако темная ткань ее скрывала.
"Я прекрасно справилась, за такое следует выпить", - мысленная похвала сопровождалась внимательным взором, что осматривал всю комнату. Кабинет остался в таком же чистом и ухоженном состоянии, что и до посещения дома воровкой из гильдии. И это было превосходно. Выкрасть необходимо аккуратно, чтобы хозяин заметил пропажу лишь спустя несколько дней - высшая школа. Амеллин подумала, что не зря она столько лет практиковалась, ее труды принесли плоды.
"Пора заканчивать", - эльфийка сняла с пояса небольшой мешок и сунула в него книги. Она обошла стол и хотела было повернуться к двери, чтобы быстро спуститься на первый этаж, да уйти к постоялому двору, но не успела. Едва слышный скрип открывающейся двери заставил воровку замереть. Но не в страхе, конечно же нет. Легкие шаги, остановившиеся у двери, а через несколько секунд до боли знакомый голос. Сарейта повернулась к неожиданному посетителю и явному конкуренту, внимательно и с осторожностью осматривая его. Его голос, телосложение, глаза, даже его движения были знакомы, но полного образа в голове ведуньи не возникало.
- Если ты думаешь, что я отдам то, что по праву принадлежит мне, то нет, не отдам, - говорила она, пока мужчина к ней подходил. Любой дурачок догадается, зачем он решил сократить их дистанцию. Откинув мешок на пол, Сарейта напала первой, явно давая понять, что найденные книги принадлежат ей и только ей.
Стоило мужчине пару раз замахнуться, как эльфийка вспомнила, кого так сильно он ей напоминает. И злоба, обида и откровенная ярость в один миг выплеснулись наружу. Амеллин вкладывала в свои удары максимально возможную силу, желая причинить Ильфиртилу как можно больше боли, чтобы он страдал так же, как и сама ведунья несколько месяцев назад. Она больше не тренировалась, о нет, это даже далеко не было похоже на их тренировочный бой, сейчас Сарейта именно билась, не думая о том, как именно она двигается, правильно ли она сжимает кулаки и с насколько эльфу будет больно, если она нанесет удары по его старым ранам. Например, на ту глубокую и очень долго заживающую рану на боку. Их драка принесла в этот кабинет разруху и полной бардак. Воровка сломала собственной спиной несколько увесистых полок, всё содержимое которое падало на пол, а несколько раз и на голову с плечами Сарейты. Было больно, но девушка всё равно вставала и продолжала, она не могла остановиться. И лишь последняя полка, придавившая воровку к полу и обрушившая на ее затылок вазу, к счастью, небольшую, утихомирила ведунью. Впрочем, заставить успокоиться ее заставили и крики где-то за дверью, известившие не только весь дом, но и улицу о наличие в доме посторонних. А Ильфиртил времени зря не терял. Схватив мешок с книгами, он выпрыгнул в окно.
- Идиот, - прошипела сквозь зубы Амеллин, быстро выбираясь из-под завалов и не раздумывая выпрыгивая в окно. Упускать добычу в планы воровки не входило. Она гналась за эльфом так быстро, как только могла. Весь мир остановился, она никого не видела, лишь вполуха слушала крики людей за спиной и где-то снизу, сейчас в поле зрения и во внимании Сарейты был лишь Ильфиртил. И гналась она скорее не за книгами, а именно за ним, пока, правда, даже не зная, что именно она собирается с ним делать. Не убивать же его за предательство, в конце-то концов, хотя..
Стоило ему замедлиться и куда-то метнуть кинжал, ведунья не успела понять смысл этого действия, как она догнала его и тут же бросила ему в лицо огромную горсть сонного порошка. Если быть точным, она кинула в него почти все свои запасы, чтобы он проснулся еще ой как не скоро. Понаблюдав за тем, как он летит с крыши, а затем с шумом приземляется на землю, воровка спрыгнула вслед за ним. Первым делом она повесила на пояс мешок с книгами, затем взвалила на себя его тушу и кое-как побрела к постоялому двору.
- Помоги мне, - в приказном порядке обратилась ведунья к вышедшему из-за угла стражнику. Он тут же взвалил спящего Ильфиртила на себя и послушно направился за Сарейтой. Они шли окольными путями, часто делая остановки, пропуская снующих по улицам людей в поисках убийцы. С горем пополам они добрались до постоялого двора, до верного Граната, что и отвез их подальше от города. А стражник о своей помощи даже и не вспомнит, ведь он просто искал убийцу, как и все.
Ильфиртила эльфийка привязала по двум причинам. Во-первых, чтобы не напал, а, во-вторых, чтобы не сбежал. Он умел с завидным успехом делать что первое, что второе, а потому стоило быть внимательной. Мужчина очнулся лишь к утру и тут же вместо "доброе утро" получил увесистую пощечину. Сарейте стало легче, да ненадолго. Ладонь горела после удара, но ведунья промолчала, лишь сжала руку в кулак и скрестила руки на груди, маскируя свою боль за маской непроницаемости.
- Ты заслужил куда больше обычной пощечины. Намного больше, - покачала головой Амеллин. В ее голосе не было слышно ни ласки, ни любви, ни обиды, ничего, лишь полная невозмутимость и хладнокровность. Ей было сложно держать в руках свой гнев, однако пока справлялась. Его предложение избавиться от веревки и найти бутылочку вина было проигнорировано.
- Я сначала подумала, что ты слишком переобщался со мной, раз решил пойти воровать. Даже расстроилась, еще один конкурент, но нет, ты пришел хозяина того дома убить. Так что всё на своих местах, я даже спокойна, - ее взгляд упал на валяющийся на земле мешок. Подняв его, ведунья вытащила книги и, даже не рассматривая их, переложила в свою кожаную сумку через плечо. Неподалеку стоял Гранат, нашедший миниатюрную полянку с сочной травой и теперь с упоением ее поглощающий.
- Могу я узнать, зачем ты сжег дом? И мой лук, потерять его было очень обидно, знаешь ли. И новый такой я до сих пор не могу найти, - и на этом всё. Столько недель, месяцев Сарейта искала Ильфиртила, желая узнать, почему он бросил ее, почему ушел, однако сейчас, когда они наконец встретились, знать ничего не хотелось. Как и видеть его ухмылку. Эльфийка отвернулась, устремила взор на своего коня. Она всегда смотрела в глаза собеседника, но не сейчас. Наверное, боялась увидеть в глазах Ильфиртила.. издевательский огонек или и вовсе ничего.

+1

5

Вся эта встреча была слишком наполнена определенной трагедией, и долгие паузы молчания только лишь нагнетали обстановку, и их взгляды говорили только об одном "как прежде уже не будет". Эльф дернулся когда она взяла его добычу и стала перекладывать его в свою сумку, на его губах непроизвольно отразился оскал:
-Таково было желание заказчика, как я понимаю, в дом ты полезла по такой же причине. У нас проблема. Ведь и твой и мой заказчики знают, что книги похищены, и если я не принесу товар, значит получается я его кинул, тоже самое с тобой. Если подумать... тебе они нужней, я все таки одиночка а за тобой гильдия, только мне нужно лишь на время попросить один потрепанный экземпляр - он впился в нее взглядом, продолжая сидеть привязанным к дереву.
Когда она задала вопрос, который ее мучил с самого начала, мужчина внимательней посмотрел на девушку. И не смотря на то, что сам вопрос был поставлен немного иначе, все же было видно, какой она ответ ждала. Эльф чуть дернулся, словно стараясь избежать этого, но затем глубоко вздохнул:
-Я почувствовал запах свободы, и мне хотелось вырваться из этого леса. А еще к этому шагу меня подтолкнула ты, сама подумай, у нас разный возраст, за моей спиной ничего нет, мне нечего дать тебе. И не смотря на все высокие чувства, я всегда останусь верен прагматичным мыслям. Едва ты ушла, как я тут же воспользовался этим и сбежал. И продолжал бегать, потому что боялся, что ты вернешь меня обратно в своеобразное заточение. А дом я сжег для того, что бы не было куда-то возвращаться. - он говорил необычайно тихо, спокойно и даже с определенной нотой участия. Ухмыльнувшись он продолжил - На счет лука извини. Надо было брать его собой. У меня тоже встречный вопрос, что произошло с Томасом?
Ильфиртил поймал ее взгляд, и лишь повел плечами. Ему было правда интересно, на что она готова была пойти, что бы сохранить их отношения и жизнь в тайне. В определенный момент, он дергался в веревках, стараясь раскачать их, и разорвать своей массой, но испытывал лишь определенную боль и дискомфорт. Результата особо не было, ему не нравилось, то, что сейчас он был полностью связан и сидел перед ней с позиции слабого. Не смотря на то, что в порыве эмоций, позволил себя поймать, когда потратил драгоценные секунды на человека грозящего убить его Эльфу.
-Я первые месяцы наблюдал за тобой, это было не сложно, с учетом того, что ты шла по моим пятам. Мне не прельщает мысль, если бы с тобой что-то случилось. Ты для меня как болячка, пытаешься сначала избавиться, а потом привыкаешь, и в конце уже тяжело от нее избавиться. Аллегория так себе, но ты должна понимать, я не тот персонаж, который может говорить о высоких чувствах. Сарейта, мне очень нужно, что бы ты меня освободила и дала книги, лишь на время, потом верну, и если тебе интересно, расскажу что было со мной за наше долгое расставание - он стал серьезней. В нем не было издевательских тонов, что было свойственно для него.

+1

6

Сарейта ни на секунду не сомневалась, что ей похищенные книги куда нужнее. Будь она одна, без гильдии, она всё равно считала бы, что имеет полный приоритет и должна унести книги с собой. Предложение мужчины она встретила без особого энтузиазма, делиться честно найденным и очень необходимым для получения внушительной суммы она не планировала, даже на какое-то время. Сарейта давно уяснила одну простую истину, которой старалась следовать - дело превыше всего, каким бы опасным, нприятным или глупым оно не было. Если заказчик что-то хочет и если он за это готов заплатить, значит нужно приложить максимум усилий и поставленную задачу выполнить.
Правая рука непроизвольно легла на кожаную сумку, ведунья проверяла, хорошо ли она закрыта и не вывалится ли что-либо при движении. Закрыта она была отлично, а значит ценные книги находились в безопасности. Эта мысль грела и радовала, от части успокаивала и даже приглушала глухую боль в ребрах, которую Сарейта искусно скрывала, не выдавая дискомфорта ни взглядом, ни мимикой, ни движениями. Давалось это сложно, но девушке было проще потерпеть несколько минут, чем показать, что ее что-то беспокоит.
- Сжег бы тогда и меня, чтобы уж точно не возникало возможности возвращения, - заметила эльфийка, стоя к Ильфиртилу боком и наблюдая за отдыхающим на поляне Гранатом. Она скрестила руки на груди, затем краем глаза взглянула на сидящего у дерева мужчину, встречаясь с ним взглядом. Всё-таки хорошо, что она связала его, еще одну схватку с ним Сарейта врядли бы пережила. - Трагическая случайность. Нож выронил.. на свою шею, - не без помощи Амеллин, разумеется, ноникто никогда этого не узнает. Нашедшие труп молодого парня на окраине города так и будут думать, что он просто решил совершить самоубийство от тяжелой жизни, а может неразделенной любви. Кто знает, люди могут многое напридумывать, но их фантазии уже совсем не важны.
Вытащив из-под черного шарфа волосы, заплетенные в тугую косу, эльфийка легким движением сняла небольшую резиночку и ослабила сплетения прядей, позволяя своей голове отдохнуть. По-прежнему не поворачиваясь к Ильфиртилу, девушка внимательно его слушала, с удовольствием отмечая, что его слова не сочатся сарказмом и желчью, было приятно слышать серьезность. Когда ведун договорил, повисло молчание. Сарейта обдумывала его слова, взвешивала все за и против и, когда она наконец приняла решение, она медленно повернулась к Ильфиртилу. Рука потянулась к сапогу на правой ноге. Чуть наклонившись, воровка достала кинжал, уже давно ставшим ее верным спутником.
- Нет, обойдешься без книг, - и освобождать его она тоже не хотела. Повертев в руках кинжал, Амеллин бросила его к ногам эльфа. Оружие воткнулось лезвием в землю рядом с ногой мужчины на таком расстоянии, чтобы рукой он дотянуться точно не смог. Ведуну придется как следует постараться, чтобы подцепить оружие и притянуть его поближе к себе. По примерным подсчетам девушки за это время она должна успеть выйти из леса и пропасть из виду.
- Это тебе мой подарок, - пожала плечами Сарейта, отворачиваясь от Ильфиртила и не спеша идя к коню. Потрепав друга за гриву, ведунья повесила сумку с книгами на седло, как следует закрепив ее, и повела Граната прочь с поляны. Конь с грустью попрощался с сочной травкой и последовал за хозяйкой, при том сам, даже не нужно было тянуть его за собой. Что было на руку Сарейте, теперь у нее освободились руки и она могла взглянуть, какие именно раны ей предстоит в ближайшее время зализывать. Отойдя от Ильфиртила довольно далеко, чтобы он не мог ни видить, ни слышать эльфийку, она быстро расстегнула куртку и задрала рубашку, с явным недовольством созерцая огромный бордовый синяк. Сжав губы, воровка аккуратно надавила на синяк и тут же зашипела от боли, сморщив нос.
- Видишь, Гранат, как опасно находиться в доме с кучей полок, они могут сломать тебе ребро, а то и два, - обратилась Амеллин к своему молчаливому другу. Она посмотрела на невозмутимого коня и слабо улыбнулась, опустила рубашку и чуть сгорбившись поковыляла за Гранатом, стараясь особо от него не отставать. - Добраться бы нам до Гадары как-нибудь, а там уже подлечимся и отдохнем, - а Гранат всё молчал. Иногда Сарейте начинало казаться, что она сумасшедшая, раз говорит с конем и делится с ним своими переживаниями и планами.

+1

7

Ильфиртил удовлетворенно кивнул на известие о смерти человека. Он не испытывал сожаления или жалости к нему, это был пробный вариант, он должен был погибнуть с другими наемниками тогда в лесу, но лишь извращенный ум ведуна дал ему прожить еще несколько месяцев. На ее слова о том, что бы эльф сжег Сарейту с домом тоже он отреагировал немного неоднозначно, лишь дерзко усмехнулся но в глазах метнулись молнии. Особенно в тот момент когда она оставила его связанным у дерева и уходила от него прочь.
-Дура, если думаешь, что я хочу твоей смерти. Наоборот со мной тебе находиться опасно - последнее слова он прошептал, так как голос едва заметно дрогнул и он не смог произнести достаточно громко. Его взор уперся на нож, который он старался подхватить ногами, но затем лишь тяжело вздохнул, от эльфы не осталось и следа.
Она все также прекрасна. Ей идет, когда волосы немного спущены.
Напомню, мы связаны, а она уходит.
Да путь идет, мы все равно нагоним.
Ты же все это время держался от нее по дальше, что изменилось?
У нее то, что принадлежит нам.
Увидев ее, я сразу понял, как сильно соскучился.
Если ты думаешь, что этим самым заставишь меня в чем-то признаться или что-то выудить, то ты ошибаешься. Мои эмоции останутся при мне. Но скрывать не буду, она мне по нраву.
Он ухмыльнулся смотря на этот нож, этот жест действительно заставил его улыбнутся, с такой стороны она ему не открывалась, и по его лицу стало понятно, все это заставляло его искренне улыбаться. Ему понадобилось несколько часов, прежде чем перетащить острие к веревками и ухватившись за рукоять пальцами перерезать ее. Теперь он был свободным. Размявшись эльф осмотрелся по сторонам, что-то подумал у себя в голове, а затем не спеша стал двигаться в ту сторону, куда пошла Сарейта. В Гаддар.
В город он попал спустя пару суток. Порядком измотанный долгим пешим переходом. Весь свой путь он по обычаю провел в разговоре сам с собой. Все это время его вторая личность была тенью первой, пребывая словно под замком, все это столетие, в глухом лесу. И сейчас он наслаждался свободой, при этом попутно прорабатывая какой-то план. В Гаддар он попал под покровом ночи. Выследить эльфийку не составляло большого труда. Он знал как выглядела ее лошадь, и спрашивал он именно о животном, чем не вызывал огромного любопытства. Притворившись, что эта та масть, которую как бы разыскивает его хозяин в партию к своей кобыле. Это заняло у него еще сутки. И в итоге он знал в каком месте она остановилась. И снова едва звездное небо накрыла свою пелену над городом, Эльф стал выдвигаться.
Он не был похож на того, кто мог бы выделывать сложные акробатические пируэты, но его ловкости хватило, что бы незамеченно подняться к окну ее спальни на второй этаж. Церемониться он не стал, едва увидев ее там он двинул локтем по раме, и влетел внутрь словно тень, тут же обнажая свой меч.
-Не стоит... правда не стоит. Просто отдай мне одну единственную книгу, и я уйду - он вцепился взглядом в ее лицо, готовый среагировать на каждое ее движение. И еще потому, что она была не в боевом обмундировании, и ночная рубаха, веяла неприличными и приятными воспоминаниями. А это только отвлекало. Его меч острием коснулся ее шеи, лишь чуть-чуть, а рука стала немного дрожать. Конечно он лгал и не собирался причинять ей вреда, по крайне мере сильного.

+1

8

Сарейта Амеллин вышла из леса спустя пару часов медленного ковыляния. Сил у нее почти не было, каждый шаг отзывался болью, распространяющейся по всему телу, а дел было еще очень много. К сожалению, у воровки не было возможности отдохнуть и хотя бы взремнуть, она и так потеряла много времени с Ильфиртилом, да и опасно засыпать в городе, который еще прошлым вечером поднялся на уши и заполнился серьезно настроенными людьми, желающими любой ценой найти убийцу. Конечно, Сарейта никого не убивала, но она была в том доме, наверняка ее кто-то видел, пока она гналась за эльфом, а значит там небезопасно. Впрочем, это всё же не помешало ведунье заехать на постоялый двор и собрать оставшиеся в комнате вещи. Не задерживаясь, Сарейта отправилась в Гадару, очень надеясь, что у нее хватит сил добраться до дома. Еще она надеялась, что Гранат будет максимально аккуратным.
Сил хватило, как и выдержки вытерпеть этот непростой путь. Первым делом воровка хотела избавиться от книг, принесших ей кучу неприятностей, но здравый смысл дал сильную пощечину и заставил девушку сначала отдохнуть, в конце концов никому неизвестно, какие ценности она таскает с собой в неприметной кожаной сумке. И это было правильное решение. Стоило девушке зайти домой, как она повалилась на кушетку и мгновенно уснула. Она знала, что утром будет чувствовать себя также паршиво, и морально, и физически, однако всё равно надеялась, что сон унесет за собой все ее переживания и боль.
Вечер следующего дня встретил разочарованием, что сон так и не смог избавить эльфийку от страданий. Горевала она недолго, книги уже начинали раздражать и хотелось от них избавиться. Поднявшись, ведунья оценила последствия встречи с соперником, которые выражались в паре сломанных или треснувших ребер (Сарейта не могла знать точно, но болело всё так, словно ей просто вырвали пару костей), обычных синяках на спине и содранной кожи на некоторых участках спины и рук. В принципе, ничего смертельного, бывало и хуже. Было даже забавно осознавать, что бывало и хуже тоже от рук Ильфиртила. Потратив еще какое-то время на приведение себя в порядок и смены одежды, ведунья пошла на встречу к заказчику. В свете последних событий ей не хотелось медлить и тянуть с получением оплаты ее работы.
Встретилась с еще одним вором с гильдии. Отдали книги явно счастливому мужчине. Получили огромную сумму денег. По пути домой Сарейта завернула на рынок и купила себе пучок трав, которые по заверениям травника должны были ускорить процесс заживления ран. Амеллин сомневалась, что узреет чудо, скорее очень даже наоборот, но решила от отвара не отказываться, может он и правда очень полезный.
Следующие сутки воровка провела дома, чередуя отвар и вино, отсыпаясь и отдыхая. Она была морально просто раздавлена после неожиданной встречи с Ильфиртилом и недолгого разговора с ним. Эльфийка не имела представления, что ей теперь делать, чего она теперь хочет. Одно ее желание всё же сбылось - найти эльфа - но радости от его исполнения не ощущалось. Под тяжестью тоски и немалого количества выпитого вина, Амеллин заставила себя снова пойти спать, однако добраться до кровати она не успела. Удар по оконной раме привлек внимание ведуньи, она медленно и спокойно повернулась к нарушителю ее спокойствия, словно к ней каждую ночь подобным образом приходят разнообразные гости. Не было ни страха, ни волнения, ни паники, лишь удивление. Опьянение, стоит заметить, не слишком хороший помощник в вопросах безопасности и быстрой реакции на происходящее. Сарейта не успела ничего предпринять, даже шага сделать, как к ее горлу был приставлен меч, острый, стоит заметить. Эльфа опустила на него взгляд, словно ей требовалось воочию убедиться, что ее жизнь в опасности, затем взглянула на Ильфиртила.
- Дура не дура, а очень похоже, что мои слова пришлись тебе по нраву, разве что решил сожжение заменить на меч, - она снова опустила взгляд на лезвие, желая убедиться, что оно по-прежнему у ее шеи. - Можешь уходить прямо сейчас, можешь даже через дверь. Этих книг у меня нет, - проскальзывало в ее голосе не только относительное опьянение, но и незаинтересованность ко всему, что сейчас происходило. Даже сложно сказать, что оказало влияние на такое резкое изменение настроения, может разнообразные травки, заваренные в крепкий отвар, может вино, а может еще что. Сделав шаг в сторону, Сарейта отошла от лезвия. Она подумала, что имеет полное право хотя бы сесть на кровать, ведь в любом случае если ведун пришел ее убивать, то обязательно убьет, разница лишь в том, в каком положении будет находиться Амеллин. Она подумала, что в лежачем будет куда удобнее и комфортнее.
- Не знаю, что тебя так интересует в этих книгах, но удачи в поисках что ли, когда-нибудь ты снова найдешь их, может даже обойдешься без крови, - ей не хотелось сейчас говорить, но просто молча смотреть на Ильфиртила ведунья всё же не могла. Присев на край кровати, она бросила взгляд на большой кубок на прикроватном столике, который наполнила вином до самых краев всего несколько минут назад. Аккуратно подняв его, она сделала несколько больших глотков. И всё-таки не зря говорят, что вино спасает от тяжелых дум. Единственное разочарование - постоянная беготня от неприятных мыслей может превратить в пьяницу.

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-06-13 20:42:35)

+1

9

Было видно, что она не боялась эльфа. В ее движениях было какое-то спокойствие, непринужденность и отрешенность. Она села на край кровати под пристальным мужским взором. От каждого ее слова его ноздри все сильнее и сильнее раздувались, казалось бы он был в шаге от бешенства, он бессильно опустил меч опять в ножны, и прикрыл глаза рукой, стараясь собраться мыслями, его мучило несколько вопрос, первый, что делать теперь с ней:
-Среди этих трех книг, моя. Лично моя. Она зашифрована, и прочесть можно только если знать порядок и ключевые слова. Я не могу сказать, что там, но сейчас она мне очень нужна. А теперь мне нужно спросить тебя, кому ты отдала книги. - он чеканил слова очень жестко, игнорируя тот факт, что она прямо перед ним напивалась вином. И еще больше хмурился, от былой дерзости у него не осталось и следа, она явно забыла с кем она разговаривает.
В любой другой момент, он бы с удовольствием составил бы ей компанию, но сейчас информация для него было важнее. Но по глазам девушки, стало ясно, она была в таком состоянии, что толком рассказать ничего не сможет. А может просто не хочет.
-Черт с тобой... - благо сейчас она была не слишком трезвой, и Ильфиртилу не составило большого труда взять ее в небольшой захват и поднести к огромному чану с водой, не долго размышляя о нравственности, он окунул ее голову прямо в воду. Игнорируя ее повязки на боку, говорящие минимум о сильных ушибах. Всего несколько секунд и он вытащил голову наружу, крепко удерживая ее за шею - я заставлю тебя протрезветь и вспомнить, кто я, и почему меня не стоит злить. Но будь спокойна, убивать я тебя не намерен.
Он опускал ее в чан с водой раз за разом, давая ей небольшой промежуток времени, что бы отдышаться и снова опускал ее. Это было похоже на пытку, на насилие с применением грубой силы и жестокости. Но таков был он. Ведун смотрел как Сарейта с какой-то трезвеющей ненавистью смотрела на него, когда часть ее мокрых прядей прилипали к ее лицу, скрывая ощутимую ее часть, прижимаясь к ее губам. В какой-то момент он через чур сильно расслабился, и эльфа выкрутилась из его захвата и стала отвечать, награждая его градом ударов и красочными эпитетами. В свою очередь мужчина пытался снова взять ее захват, полностью игнорируя ее удары и при этому сам не нанося таковых.
Она явно протрезвела, в миг. А сейчас ее опустошенность пропала и уступила место гневу и ярости. Она словно рыжая фурия вынашивала на нем всю свою злобу. И каждый удар был все больнее предыдущего, не выдержав, эльф схватил ее шею в захвате, и прижал спиной к стене, смотря на нее в упор не менее злым взором:
-Успокоилась? - на этот вопрос был вполне очевидный ответ, она стала вырываться, отвешивая ему хорошие удары по голове. Мужчина на это резко ударил ладонью по деревянной поверхности стены, так, что она на секунду замерла.
Не работает твоя методика... она стала еще сильнее нас ненавидеть.
Ничего, ничего, пусть выпустит пар... заслуживает.
Может стать еще хуже.
Знаю, но теперь она трезвая как стеклышко. Поэтому перехожу к запасному плану, нужно просто изменить подход
Что-то мне не нравиться это.
Мужчина воспользоваться этой секундой, лишь для того, что бы накрыть ее губы своими. Скользнув рукой на заднюю часть шеи, прижимая ее лицо к себе. Он чувствовал что она еще сильнее отбивалась от этого, но взамен, эльф становился более настойчивым и требовательным. Чему его только не научила жизнь до бегства в лес, и то, что женщину можно разбудить, разозлить и успокоить одновременно, только таким действенным способом. Сейчас она уже не была такой опустошенной и отрешенной, затем вынесла наружу все, что таилось у нее в душе, а сейчас он пытался успокоить этот "шторм" направив его на совершенно другое русло.

+1

10

Покачивая кубок в руке, эльфийка глядела на Ильфиртила и всё никак не могла понять, что же еще ему от нее надо, как долго он собирается маячить перед ней и всем своим видом напоминать, насколько большую ошибку ведунья совершила несколько месяцев назад, когда полюбила и не скрыла этого. Это как сыпать соль на свежую и кровоточащую рану, не давая возможности промыть ее.
- А я думала, ты все свои книги сжег, - пожав плечами, Сарейта поставила кубок на столик и посмотрела на Ильфиртила. А в голове всё еще стояло непонимание, с чего это он задерживается в чужом доме. Насколько девушка помнила, он очень не любил сидеть на одном месте, всегда двигался и куда-то стремился. Конечно, может сама ведунья всему виной, может это от нее он так бегал.. да не важно. Сарейта тяжело вздохнула. - Мне и неинтересно, можешь почитать ее без меня, - довольно резко ответила воровка. Она начинала злиться и раздражаться. Черт возьми, у нее всё болело, ей хотелось вина и одиночества, а никак не задушевных разговоров с искусным метателем ножей в чужие спины.
Но даже этого ведуну оказалось мало, теперь он решил еще и утопить Сарейту. Схватить ее получилось без особо труда, как и дотащить до воды, как и окунуть в нее. Она не была готова к таким ночным развлечениям, а потому по глупости сделала вдох и захлебнулась. Стоило мужчине вынуть ее на воздух, как воровка зашлась сильным кашлем, от чего лишь сильнее заболели ребра, начало колоть в груди.
- Лучше бы убил, отмороженный ублюдок, - ее голос был неестественно низким, а лицо исказилось самой натуральной ненавистью. Это была не ярость, не злоба, а именно ненависть, очень сильная и яркая. Но продержалась эта гримаса недолго, еще несколько окунаний в холодную воду стерли ее с лица ведуньи. С лица-то стерли, но не из мыслей. Не думая о том, что каждое движение приносит боль, Амеллин приложила усилия и вырвалась из унизительного захвата. Не думая ни секунды, она напала на Ильфиртила, вкладывая в свои удары как можно больше силы, разбивая о его тело и голову всё, что попадалось под руку. Она кричала на него, срывая голос. Она высказывала ему всё, что накопилось за последние полгода. Она вдалбливала ему в голову, что он последняя мразь, предатель и просто ссыкливая сволочь, не нашедшая сил сказать в лицо, что к черту ему Сарейта не сдалась. Может, она погорячилась, может перегнула палку, в любом случае Ильфиртил теперь знал, насколько сильно его побег ударил по самолюбию ведуньи, насколько сильно она разочаровалась в роде мужском и как ей было больно остаться одной посреди сгоревшей поляны. Ей до сих пор было горько осознавать, что ее подло предал тот, кому она никогда не лгала, кому она раскрыла свою душу, рассказала о себе и впустила в свой маленький мир. Сарейта рвала и метала, уже искренне жалея, что оружие осталось на первом этаже, сейчас она была на полном серьезе готова искромсать Ильфиртила и перерезать ему горло.
И резкое и грубое соприкосновение спиной со стеной эльфийский пыл не охладило, она по-прежнему пылала праведной яростью и желанием истребить к черту всех мужчин, но начать, разумеется, хотелось с главного засранца. Не желая мириться с положением беспомощной бабы, прижатой к стене, воровка начала выбираться и брыкаться, при том так, словно она только разогрелась и сил у нее еще очень и очень много. Она не посчитала нужным отвечать на слова эльфа, она их даже не слышала. Сейчас лишь хотелось добраться до шеи ведуна и придушить его голыми руками, выместить на него всю-всю свою злобу, пусть часть к нему даже не относится. И лишь сильный и громкий удар всего в нескольких сантиметрах от головы заставил замереть и зажмуриться, интуитивно наклонив голову в противоположную от удара сторону. Сарейта поняла, что ударил ведун не по ней уже тогда, когда его губы соприкоснулись с ее. И это ей не нравилось, это было низко, однако сопротивление ни к чему не привело - Ильфиртил просто не выпускал. Но был у Амеллин козырь, чисто женский - выждав момент, когда мужчина на мгновение отвлечется и расслабится, воровка с силой ударила его коленом меж ног, а затем оттолкнула от себя. Этого было достаточно, но девушка не остановилась, она ударила ведуна еще раз, но не этот раз по ногам.
- Убирайся и забудь сюда дорогу, - голос был сорван, воровка хрипела. Качнувшись, она схватилась рукой за стену и медленно сползла вниз, хватаясь за ребра и падая на колени. Жгучая и сильнейшая боль прорвалась сквозь завесу адреналина, в глазах от этого темнело, хотелось выть как раненая псина, но и этого не получалось - дышалось тяжело и даже казалось, словно в спальне внезапно стало не хватать воздуха. Если до ее яростного нападения на Ильфиртила была лишь трещина, то сейчас точно был перелом. Собственно, даже если там не было трещины, лишь сильный ушиб, то теперь точно был перелом, а то и парочка, а то и три. Кажется, ведунья слышала хруст, хотя она слышала много хрустов - комната сейчас походила на место жесточайшей и безжалостной битвы. Девушка не могла сейчас здраво оценивать, насколько всё плохо, ей казалось, что она и вовсе сейчас помрет.

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-06-14 12:16:52)

+1

11

Произошло то, что мужчина предвидеть не мог. Эльф издал приглушенный стон и свалился на колени, прижимая руки к ушибленному, ее коленом, месту. Из глаз посыпались искры, и он даже не понимал, что происходит, поваленный на пол, он почувствовал еще удар по своим ногам, ее слова доносились словно издалека. Он еще несколько секунд лежал на полу, и только потом сначала присел, и с трудом встал на ноги, его лицо излучало изумление, злобу и боль.
-Пока этого у меня в планах нет, мне нужна информация... - но договорить он не успел, девушка вся бледная упала пятой точкой на пол. Эльф нахмурился, и ковыляя подошел к ней, опускаясь прямо перед ее лицом. Его пальцы прошлись по ее шее, прислушиваясь к сердцебиению. Затем он чуть приоткрыл ее веки, зрачки ее глаз очень слабо реагировал на него. Затем его ладони легли на ее ушки и лоб.
Без сознания, болевой шок.
Ты как всегда перестарался. Я даже не удивлюсь, если когда нибудь ты и правда ее убьешь.
Оставь нотации, на меня эта ересь не действует, она получила по заслугам, и еще бы получила за такой удар между ног. Ей повезло, что она упала в обморок.
Он взял ее на руки и аккуратно положил на кровать, и стал развязывать бинты на ребрах, осматривая ушибы, прощупывая их пальцами. И с каждой минутой его взгляд становился все более серьезным и нахмуренным. И все таки его движения оставались неспешными. Ведун снял со своего плеча сумку, вынул пару ножей, отвар, мазь, и прочие приспособления. Взял кубок с вином, он вылил все его содержимое на пол, набрал воды из чана и стал нагревать с помощью свечи, намачивая тряпки. Затем ножи. Также накаляя лезвия огнем от свечки. Вскоре он подошел к эльфе и дал ей понюхать соль, едва ее глаза открылись, а ее мозг на короткое время мог соображать он произнес:
-Я помогу тебе... будет больно - на его губах заиграла недобрая улыбка, но затем словно сжалившись он приставил к ее горлу маленький пузырек, не поясняя что это - пей, это притупит чувство боли в несколько раз.
И она снова отрубилась, но содержимое пузырька он ей все таки впихнул в горло. Это был очень коварный яд. Пчелиный. Он в маленьких количествах тонизировал, в средних лишал каких либо ощущений, в больших вызывал дикие судороги и смерть от удушения. Эльф разрезал ткань на ее боку, аккуратным разрезом стараясь не задеть жизненоважные сосуды, с помощью жгутов, остановил кровь, а затем добрался до костей. Благо они были лишь сломаны а не раздроблены, и их можно вправить обратно. Его удивило, что она не задохнулась от такой угрозы для легких.
Вся его операция заняла почти два часа. Еще час ушел, что бы зашить рану, и всего минуту, что бы прижечь ее и нанести заживающие мази. Все это время он смотрел как девушка корчиться от боли на кровати, бледная с холодным потом. Пришлось предварительно ее  крепко привязать к ней, что бы она не дергалась. Но даже благодаря яду, она была в состоянии чувствовать боль. Хоть и притупленную. Оставшуюся ночь он просидел рядом, все время проверяя ее состояние. Но вроде все было хорошо. Под утро он стал замечать, как эльфа стала открывать глаза.
-Тебе придется лежать неделю на кровати и желательно не вставать. Ребра должны хотя бы немного срастись. - тихо произнес он, сидя на стуле недалеко от нее. Он не спрашивал как себя она чувствовала, ему и так было ясно, что очень и очень плохо, но он был точно уверен в том, что она уже не была в шаге от смерти.

+1

12

Было больно, при том очень. В глазах темнело, а силы, которых еще пару минут назад было очень много, стремительно заканчивались. Эльфийка не понимала, из-за чего ей так плохо, она лишь чувствовала боль, что возникала в груди и расползалась по всему телу. Тяжело дышалось, начинало не хватать воздуха. Встав на колени и упершись руками о пол, ведунья закрыла глаза, постаралась успокоиться, но ничего не выходило, воздуха не хватало, а каждый вздох сопровождался колющей болью. Паника нарастала, не давала сосредоточиться и хотя бы о чем-то подумать. Про Ильфиртила девушка забыла напрочь.
"Нужна вода", - это единственное, что пришло сейчас в голову. Нащупывав рукой стену, воровка попыталась подняться, однако выпрямиться она просто не успела - сознание, не знавшее, как справляться с такой волной боли, отключилось. Осев на пол, Сарейта закрыла глаза. Ее плечи осунулись, голова опустилась.
В следующий раз ведунья пришла в себя лишь через несколько минут и то лишь на короткое время. Она успела увидеть перед собой Ильфиртила, успела понять, что где-то лежит, успела почувствовать на губах что-то небольшое и прохладное. Его слова постепенно отошли на второй план, а вскоре и вовсе заглохли, Ильфиртил исчез, позвав себе на замену темноту. Безсознательное состояние в каком-то роде было прекрасным решением сложившейся ситуации - Сарейта могла отдохнуть от постоянной боли в груди. Но расслабляться ей пришлось недолго. Девушка не понимала, что с ней происходило, у нее не было сил, чтобы просто открыть глаза и поднять голову, она не могла даже шевельнуться, любое ее движение чем-то ограничивалось. А лютая боль, заставляющая балансировать между бессознательностью и здравым умом, сводила с ума, не позволяя ни на секунду сосредоточиться на происходящем. Сарейта кричала и стонала, дергалась и всячески пыталась сбежать от пытки, что над ней совершали. Спустя бесконечность, именно столько времени по ощущениям ведуньм прошло, боль наконец утихла и девушка постепенно перешла в состояние сна. Беспокойного, тяжелого и еще более утомляющего, чем активная жизнедеятельность. Под утро она набралась немного сил и открыла глаза. Взгляд с трудом сфокусировался на потолке, слух уловил звучание знакомого голоса. Тут же захотелось посмотреть на Ильфиртила, убедиться, что это он. Сарейта соскучилась по нему, однако уже через пару секунд она вспомнила, сколько страданий он ей принес и нахмурилась. Новая волна негодования и злости поднялась, именно она и заставила ведунью поднять голову, чтобы посмотреть на мужчину.
- Ты твердишь, что не хочешь меня убивать, но каждая наша встреча недвусмысленно намекает, что слишком я тебе надоела, - с усилием протянула воровка. Не выдержав, она положила голову на подушку, закрывая глаза. Тело болело и совсем не желало двигаться, но настойчивости Сарейты не было границ. Она снова заставила себя поднять голову и одновременно с этим пошевелить рукой, устраиваясь на локте и принуждая себя принять полусидячее положение. Ничерта не вышло, боль сковала тело и девушка рухнула на постель. Падение было с совсем небольшой высоты, но и этого было достаточно, чтобы сломанные кости напомнили, насколько хорошо живется тем, кто их не ломает.
- Ооох, черт возьми, воткни мне свой меч в шею, закончи уже мои страдания. Ах да, тебе же книга нужна, я отдала ее своему заказчику, ты сможешь найти его поместье в центре города, сразу узнаешь, оно красноватое. Всё, теперь закончи мои страдания, - капли холодного пота скатились на подушку, Сарейта вновь застонала, зажмуривая глаза и молясь, чтобы боль поскорее прошла или хотя бы стихла.

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-06-14 20:34:42)

+1

13

То что сейчас было, уже больше походило на нормальный диалог. Ильфиртил с любопытством смотрел на то, как она пытается встать, или поднять голову, и с каким бессилием кладет ее обратно. Когда она сказала, точнее моля, о клинке милосердия, эльф не выдержал и тут же встал, с улыбкой подходя к ней, опускаясь губами к ее ушку.
-Я не хочу тебя убивать. Ударить могу, нанести побои тоже, что бы научить уму разуму, все это с превеликим удовольствием. Но. Я. Не намерен. Тебя. Убивать. - с расстановкой произнес он. По крайне мере он получил, что хотел, - информацию.
Выпрямившись во весь рост, и смотря на девушку сверху вниз, он бегло осматривал ее состояние, остановившись на ее глазах. Нет сейчас перед ней был не тот эльф которого она привыкла видеть, это был тот, кто скрывался все это время в тени в те полгода, что они жили вместе. Он взял все ту же чашу, ополоснул ее, и налил туда воды, подходя к Сарейте. Подняв ее голову Ильфиртил приставил этот сосуд к ее губам и стал плавно наклонять. Возможно против ее воли, но все же он поил ее, снова укладывая голову на подушку, может даже немного грубо. Мужчина осмотрелся вокруг, оценивая тот бардак, который они оставили в пылу схватки. И ведун произнес:
-Могу с уверенностью заявить, что отсюда, ты пока навряд ли сбежишь, лежи на кровати и отдыхай, на обратном пути возьму тебе что-нибудь поесть. - Ведун стал на скорую руку проверять свое вооружение и экипировку. Затем размялся, выгибаясь всем телом, и кинув на прощание последний взор на девушку, испарился в оконной раме.
Не нужно быть гением, что бы понять, куда он направился. Пока была еще ночь, эльф располагал преимуществом. Он двигался тихо, сквозь закоулки и темные улицы, укрывая свое лицо капюшоном от плаща. Ведунья была права, такой дом отыскать не составляло труда. Он хотел взять только одну книгу, но внезапно у него сменились приоритеты. Ведь по сути воровка завершила свое задание. Теперь он мог с чистой совестью взять эти книги себе и отнести уже к своему заказчику. Улыбка на губах Ильфиртила стала намного шире. Обычно он редко когда проникал в дом неподготовленным. Но сейчас был совершенно иной случай. Все эти книги могли уйти а след затеряться. Этого эльф допустить никак не мог.
И снова это желание. Ни чем не сравнимое. Сердце стучится все быстрее. Дух охоты никуда не делся, только теперь его добычей были не звери а люди. Это было настоящим искусством, вылавливать их по одному или по двое, внезапно проводить лезвием острого меча или ножа, и смотреть как он тихо испускает дух. И чем чаще это происходило, тем словно сильнее он становился, как путник на развилке, который выбрал одну дорогу, и с каждым шагом уходил по ней все дальше, имея все меньше желания вернуться обратно. Хозяин дома даже толком ничего не успел сделать, он погиб едва посмотрел ему в глаза...
Снаружи выглядело все очень просто, какой-то неизвестный минуя охрану вошел внутрь и спустя час вышел. Он не сомневался, что к утру, в доме начнут находить трупы, много трупов, около дюжины. В том числе хозяин поместья. Убийца ничего не взял, золотые канделябры, картины, украшения, все было на месте.
-А вот и я... - произнес он с жуткой улыбкой, входя в комнату эльфы, но уже через дверь. В руке у него были две тарелки, с похлебкой и рагу из кролика. Судя по внешнему обличью казалось, что мужчина пребывал в хорошем настроении, но это было далеко не так. Он сел на край кровати, и аккуратно уложил девушку так, что она лежа опиралась спиной о спинку кровати, что бы было не так жестко, он положил подушку. И протянул тарелку с ложкой ей, вторую оставил на столике рядом. Сам же он внимательно смотрел на нее- книг у него не оказалось, и этим он очень и очень сильно меня расстроил. Он увез их своим торговым судном в Асгард. Поэтому тебе придется немного потерпеть мою физиономию, а потом мы уйдем, как ты и хотела. Я уйду... - поправился он.

+1

14

Находиться в одной комнате с Ильфиртилом и при этом чувствовать себя спокойно и в безопасности эльфийка больше не могла. Она не доверяла ему, а потому постоянно следила за ним взглядом, абсолютно каждую секунду ожидая новый удар, очередное нападение в целях.. да черт поймешь, какие цели преследует этот ведун. Не поднимая головы с подушки, Сарейта пристально смотрела на подходящего к ней мужчину. Всё ее тело напряглось, однако предпринять какие-то защитные действия возможности не было, ведунья даже двигаться толком не могла.
- Ты, наверное, не в курсе, но побои рано или поздно доводят до смерти. Даже не удивлюсь, если в следующий раз, когда ты пожелаешь меня вскрыть и взглянуть на мой внутренний мир, мое сердце остановится, - ровным и негромким голосом заметила Сарейта, смотря в потолок хмурым взглядом. Так хотелось сейчас резко повернуться к эльфу и преподать ему пару десятков уроков, в том же стиле, что и он любит учить, однако возможности не было. Воровка послушно приподняла голову, точнее это сделал Ильфиртил, сама Сарейта лишь не сопротивлялась, и попила воды. Она была как раз кстати, ибо во рту после сна пересохло. Вдоволь напившись, Амеллин вернула голову на подушку. Тяжело вздохнув, она закрыла глаза.
- В отличие от некоторых, я не сбегаю из собственного дома. И спасибо, очень мило с твоей стороны, - не поднимая век, фыркнула эльфийка. Настроение было убогим, любое движение и слово Ильфиртила жутко раздражало. - Надо же, догадался принести еды, не просто на неделю в кровати оставил, - почти неслышно пробурчала воровка, когда мужчина уже выпрыгнул в окно. Выбранный им способ выхода тоже раздражал и не важно, что сама Сарейта не редко так делала.
Спустя десять минут гордого одиночества без еды и, что главное, без вина девушка сильно заскучала. Каждое ее малейшее движение приносило боль, а потому приходилось лежать неподвижно, поход за вином вниз представлялся чем-то невероятным и абсолютно невозможным. Амеллин даже не могла набок перевернуться, от чего тело затекало. Положение было незавидным, но особенно печальным его делало то, что Сарейта заскучала по тому засранцу, что чуть не отправил ее на тот свет. Когда ведунья представляла перед глазами образ Ильфиртила, она злилась, но вместе с тем испытывала огромное чувство тоски, ей было грустно, а внутри всё сжималось. Подобного с эльфийкой еще не случалось, она словно разрывалась на части, не зная, что именно она испытывает к мужчине.
Так за утомительными думами прошло полчаса. Не придя к какому-то окончательному решению, Амеллин в который раз тяжело вздохнула, о чем молниеносно пожалела, так как всё заболело, и расслабилась, прикрывая глаза и засыпая. Воровка надеялась, что после долгого сна ей станет получше и она сможет подняться с постели, чтобы одеться, поесть и что-нибудь выпить. На Ильфиртила надеяться не приходилось, ведунья была почти уверена, что он не вернется. Получит, что искал и ради чего довел Сарейту до беспомощного состояния, и уйдет восвояси. Амеллин была также уверена, что стоит ей попытаться его найти, он опять начнет скрываться и всячески от нее бегать.
Сон пришел быстро, но крепким и сладким он не был. Боль не позволяла в полной мере расслабиться, набраться сил и отдохнуть. От неприятных снов, терзающих сознание ведуньи, спас Ильфиртил. Лениво открыв глаза и повернув в его сторону голову, девушка с удивлением заметила, что ей его появление не приснилось. Кажется, высшая степень недоумения настолько отчетливо отразилась на ее лице, что даже слепой мог бы понять, что Сарейта жутко удивлена появлением в ее доме эльфа. Тем не менее она ничего не сказала, хотя могла бы. Сжав зубы и приложив максимум усилий, чтобы болезненно не застонать, воровка приподнялась и облокотилась спиной о подушку, подложенную под ее спину. В таком положении было куда удобнее. Взяв тарелку с ароматной едой, Амеллин помешала похлебку ложкой и принялась не спеша есть. Дело все в том, что руки тоже не отличались особой подвижностью.
- Какая досада, - заметила Сарейта, не отрывая взгляда от тарелки. - На мгновение мне показалось, что мне придется отправиться в Асгард и снова добыть эти книги, а не терпеть твою рожу, - с нескрываемым недовольством произнесла ведунья, медленно поднимая взгляд на Ильфиртила. - Но я не совсем понимаю, почему я должна терпеть тебя? Судна в Асгард ходят каждый день, любой капитан тебя возьмет, хочет он того или нет, - о да, эльфийка умела мастерски скрывать свои привязанность, симпатию и, кажется, всё еще любовь, от которых пока еще не успела избавиться. А может и не мастерски, но Сарейта очень надеялась, что ее эмоции ведун не учует, ей было намного проще всё скрывать.
- Я тебя не держу, можешь убраться здесь и отплывать хоть сегодня же, - спустя минуту сосредоточенного помешивания похлебки произнесла эльфа. И всё-таки отпускать его не хотелось, но и знать об этом Ильфиртилу не стоило. Никому это не стоило знать.

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-06-17 00:52:52)

0


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » Встреча на перекрестке судеб


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC