Священная Империя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » I , you, and my shadow


I , you, and my shadow

Сообщений 101 страница 120 из 145

101

Мужчина все это время наблюдал за девушкой. Иногда целенаправленно, но чаще всего косым взглядом. То что она говорила, не было для него неожиданностью, и это читалось по его спокойному лицу, на котором даже мускул не дернулся.
Сам ведун тоже не строил воздушных замков, и сам готовился к тому, что однажды в своей хижине он опять останется один. Но вот сама Сарейта то ли от своих слов, то ли от каких-то других мыслей, становилась все более задумчивой и загруженной. Ее слова внутри мужчины нашли свой отклик, ему было приятно, что девушка не гоняется за силой, как делают, точнее делали большинство его сородичей, и он наверно возглавлял этот список. Но эльф ничего не ответил, лишь коротко кивнул, давая понять, что удовлетворен ее ответом.
Когда все разлеглись по своим местам, мужчина с трудом встал со стула, и довольно долго снимал с себя одежду оставаясь лишь в одних штанах. В доме все еще пахло приятных запахом зажаренного кролика, а само помещение постепенно погружалось все в больший мрак.
Ильфиртил лежа на спине, прикрыл глаза, и стал медленно погружаться в сон. Ему хватило всего лишь пару минут, что бы полностью отключиться. Спал он хорошо, лишь иногда просыпаясь через каждые полтора часа, едва почувствовав как ноющие мышцы дают о себе знать. В один из таких моментов, он все же открыл глаза и перевернулся на бок, смотря на то, как девушка лежит в таком же положении, и ее веки уже давно были открыты.
-Ты хоть спала? - тихо прошептал он, так, что бы услышать могла только она. Поймав ее глаза своим взором, он снова уловил ее задумчивый взор. Казалось ему хватило всего пару секунд, что бы что-то понять, как будто прочитать ее мысли. Он повернул голову в сторону спящего человека, затем снова на ведунью - Ладно. Иди сюда, расскажешь.
Он чуть придвинулся к стене, продолжая лежать боком, и приглашающе расправил перед ней место, чуть похлопав ладонью по простыне. Снова пауза, и мужчина уже более жестким жестом стал подзывать ее к себе. Когда она наконец легла на край кровати, повернувшись к нему лицом, он тихо прошептал ей на ухо:
-Снаружи слишком холодно для диалога, поэтому давай, говори что тебя мучает. Только тихо. Вроде как улыбалась, а потом словно подменили, чуть ли не мрачнее тучи стала. Что случилось? - даже не смотря на шепот, в его голосе сохранялись нотки серьезности.
С каких пор нас стало интересовать, что у нее там в голове?
Отвяжись.
Ох, по скорее бы утро, по скорее бы тренировка.
-Сарейта... я жду. - уже менее терпеливо спросил он, впервые за долгое время обратившись к ней по имени.

+1

102

Так было всегда - стоило эльфийке о чем-то хорошенько задуматься, как сон пропадал. Сарейта могла очень хотеть спать, ее веки могли сами опускаться, а тело безвольно расслабляться, но мысли всё равно не давали погрузиться в сон. Они держали на уровне дремоты и полусна, когда уже может что-то начать сниться, но при этом ощущение реальности никуда не девается. Такие ведения, смешивающиеся с бесперебойным потоком самых разных мыслей, казались каким-то галлюцинациями. Сегодняшняя ночь обошлась без странных видений, эльфийка просто не смыкала глаза и не сказать, что хотела. Сарейта лежала неподвижно, стараясь не шевелиться и не создавать шума, она тихло лежала на боку и наблюдала за углями. Было в них что-то мистическое. Они были красивы. За таким нехитрым занятием прошло несколько часов. Услышав совсем тихий голос недалеко, девушка повернула повернула голову и взглянула на Ильфиртила. Рассмотреть черты его лица из-за темноты представлялось невозможным, сейчас он был лишь огромной тенью, в глазах которой блестят догорающие угли.
- Не особо, - Сарейта постаралась ответить также тихо, чтобы не разбудить человека. Она смотрела на учителя, видела каждое его движение, но подниматься не спешила, даже не шевелилась. Ведунья не была уверена, что стоит делиться своими мыслями, да и вообще рассказывать что-то, о чем можно узнать, только спросив. Ее переживания, мечты, догадки, мысли - это было личным и делиться им с кем-то девушка просто не особо любила. Она прекрасно знала, что каждое ее слово может быть использовано против нее, а приятного в этом мало.
Не выдержав такого настойчивого взгляда, Амеллин всё-таки поднялась и тихо, на носочках, подошла к Ильфиртилу. Сомнения по-прежнему терзали. Устроившись на краю кровати, ведунья легла набок лицом к мужчине и всё, она молчала. Смотрела на него и молчала, не зная, что ему сейчас говорить и нужно ли вообще.
- Я просто устала, - что было правдой. - После столького выпитого сложно работать, - и это было тоже правдой, Сарейта была абсолютно честна. Однако этого было мало, она отчетливо слышала свои слова и понимала, что они буквально пропитаны недосказанностью.
"Может стоило говорить другим тоном?" - Возможно, стоило, но сказанного не исправить. Воровка нахмурилась. Ей было неудобно в сложившейся ситуации, она даже успела отругать себя за то, что не закрыла глаза и не притворилась спящей, когда услышала движение и тихий скрип. Так она избежала бы этой неловкости.
- Чувствую, что не справляюсь, как бы не старалась. Из меня воин никакой, абсолютно, учителя гильдии в свое время это дело оставили. Эти неудачи меня угнетают. И намного сильнее, чем проваленное дело, - ей потребовалось довольно много времени, чтобы рассказать, что именно не дает ей покоя уже несколько часов. Несмотря на то, что Сарейта высказалась, спокойнее на душе не стало, очень даже наоборот - теперь она чувствовала отвратительное волнение, зародившееся в груди и медленно растущее. Хотелось от этого ощущения поскорее избавиться и Амеллин решила, что если она сделает вид, словно ничего серьезного сейчас не сказала, то всё вернется на круги своя.
- Я пойду. Сейчас глубокая ночь, так что спи, - приподнявшись на локте, эльфийка коснулась губами щеки ведуна. Развернувшись, она тихо выбралась из-под одеяла и пошла к себе, всё еще помня о спящем Томасе и стуле, который попадался на пути и который нужно было обойти, причем аккуратно.

+1

103

Мужчина ничего не ответил на ее слова, лишь задумчиво проводил ее взглядом, проведя пальцами руки, по тому месту на щеке, где она прикоснулась губами. Его брови чуть нахмурились, и он в молчании снова лег на спину и постарался уснуть.
Может мы слишком давим на нее?
Стоп, стоп и стоп. Она сама напросилась в ученицы, и на мой протест, ты согласился. А теперь размышляешь о снисхождении? Особенно когда мы теперь в одной лодке. Ну уж нет, ей будет полезно владеть ближнем боем. Не хочешь испытывать неловкость, тогда отойди в сторону и не мешай мне.
Ты слышал ее? Она сама не хочет этому учиться.
Ничего... у меня появился кое какой план.
И мне, ты его конечно не озвучишь?
Именно, доверять мне просить не буду. Но я считаю это выходом из сложившиеся ситуации.
Я лишь предупреждаю, еще раз войдешь в раж и...
Все будет хорошо.
Все равно мне нужно знать, что ты задумал.
Мужчина еще пару минут пялился в потолок, он даже шевелил губами, словно что-то произнося. И только эльфа могла понять, что в этот момент внутри него велась очень жесткая дискуссия. Но потом его веки чуть прикрылись, и он кивнув самому себе уснул.

-Вставайте ваше высочество, дела не ждут! - И снова этот голос. От которого даже Томас вздрогнул и встал в чуть ли не в боевую стойку, впечатавшись спиной в стену. Ильфиртил стоял прямо над спящей эльфой и поливал ее холодной водой из кружки - Это тебе за "номер два". Если на то пошло, зови меня просто Тиль. Ну или сокращенно, как ты там выразилась... ах да "козел". Емко и иронично. Мне нравиться, каждый раз когда я буду слышать от тебя это прозвище, то твоя попа будет становиться все красней. Вставай, одевайся и выходи на улицу, тебя ждет небольшой сюрприз от меня. И хватит пускать нюни.
Он вылил остатки воды из кружки, и улыбнулся на ненавистный взгляд девушки. Вчерашней речью она намекнула ему, чтобы обошлось без него, что бы тренировка прошла тихо и мирно. Но видимо Ильфиртил решил все иначе. Он встал с утра раньше всех, успел одеться, и сейчас после того как разбудил эльфу вышел на улицу разминая тело, которое явно еще болело после вчерашних физических нагрузок. Дождавшись когда девушка выйдет и встанет напротив него, он из-за спины достал короткий меч. Местами ржавый, в области рукоятки, но лезвие было как новое. Сам меч был длинной в две ладони девушки, легкий, достаточно прочный. И он воткнул его в землю прямо перед ее ногами, и тут же рядом опустился ее нож.
-Нормальный меч ты в руке, даже в двух руках, держать не можешь. Поэтому я пришел к единственному верному выходу. Ты будешь учиться драться им. Он легкий, быстрый, но короткий. Возьми его в руку, и постарайся к нему пристроиться, сделай пару взмахов, выпадов, в левую руку возьми свой нож, так, что бы лезвие было направленно вниз. Я буду обучать тебя технике, которая прекрасно подойдет под твое телосложение и под твой профиль. А именно техника убийцы. Нужно только найти хороший металлический наруч на левую руку, с лезвием у локтя. Попробовала, теперь нападай! - И он достал из-за спины... деревянный меч, с металлическим стержнем внутри, что бы имитировать вес настоящего меча. Он вел себя осторожно, никак безумец в первый их спарринг, а как настоящий мастер меча, сдержанно и уверенно, без лишней агрессии но с с нескрываемой наглой ухмылкой - один удар по попе я тебе точно обещал, так что ж нападай, но береги спину. Я буду только защищаться. Давай, действуй, второго шанса у тебя не будет. Пока мои мышцы болят после вчерашнего, вспомни мои раны, и атакуй с самой удачно позиции.

+1

104

Сарейта не имела ни малейшего понятия, как мужчина может отреагировать на ее откровение и что в итоге из этого выльется. Но переживала она не из-за того, что Ильфиртил не одобрит ее отношение к ближнему бою или ее опустившиеся руки вкупе с отсутствием как таковой мотивации, ее намного больше волновал сам факт того, что она рассказала о своих проблемах. О том, что выедает ее изнутри и не дает думать ни о чем другом. Это был, по мнению эльфийки, очень серьезный шаг, говорящий о доверии. Однако она всё еще сомневалась, правильно ли поступила. Дело в том, что ведуна Сарейта толком и не знала, его прошлое было тайной, покрытой мраком, он ничего не говорил о себе. Единственное, что эльфийка знала о своем учителе, так это его привычки, она их подмечала с первого дня своего пребывания в этой хижине. А еще воровка могла с уверенностью сказать, что с Ильфиртилом ей комфортно и, что удивительно, учитывая его взрывную половину, спокойно. Но достаточно ли этого, чтобы, например, рассказать о себе? Амеллин не знала.
Совсем потерявшись в сомнениях, она медленно и сама того не замечая погрузилась в мир грез и сновидений.
- Какого черта?! - Вскрикнула девушка, резко распахивая глаза и тут же закрывая лицо руками от холодной воды. Таким было ее пробуждение. Ах, романтика обучения. И, поменяйся она местами с Ильфиртилом, ей очень понравилась бы эта выходка, но сейчас, когда Сарейта оказалась под струей воды, она пылала праведным гневом. Сам собой возник вопрос - а не специально ли мужчина делает всё, чтобы эльфийка ни на секунду не забывала о своей мести, которую ему пообещала?
- Ты, номер два, отвали, - Амеллин пнула его по ноге, на деле показывая, как она не хочет сейчас видеть его над собой. Нахмурившись, ведунья села. Сразу вскочить на ноги и побежать тренироваться она не могла, необходимо было проснуться. - Козлом я назвала того, кто окунул меня в воду, а это был не ты, но! Но ты тоже тот еще козлина, - нащупав рукой сапог, ведунья швырнула его в выходящего из дома Ильфиртила, но увы, не попала. Сапог пролетел сантиметрах в пяти от головы наставника, чем вызвал громкий вздох разочарования.
- Два идиота. У них точно особая любовь к холодной воде. Вот, отлично, стоило немного расслабиться и рассказать про себя, как тут же использовали всё против меня, - ворчала себе под нос Амеллин, одеяваясь и, по случаю, пиная стулья. Томас, не отошедший от резкого появления Тиля, стоял у стены, молча наблюдая за тем, как эльфийка собирается. А она кидала на него косые раздраженные взгляды, но хоть не кидалась обувью, благодарен должен быть.
Выйдя из дома, ведунья молча подошла к Ильфиртилу и встала напротив него. Вот-вот должна была начаться тренировка, но о ней девушка даже не вспоминала. Она пристально смотрела на мужчину, создавая в голове план мести, нет, несколько планов мести! Отведя взгляд от ведуна, Амеллин наклонилась и взяла в руку меч. Небольшой, легкий и очень удобный клинок - он прекрасно лег в руку ведуньи. Перекинув его из правой руки в левую и обратно, Сарейта окончательно убедилась, что этот меч ей нравится куда больше.
- Почему нельзя обойтись только кинжалом? Куда же удобнее и практичнее, чем с наручем, - ответила воровка, беря в левую руку свой кинжал. Стоять одновременно с двумя клинами в обеих руках было очень непривычно, однако как ими сражаться небольшое представление Сарейта имела.
"Вспомни раны и не забывай про спину. Звучит не сложно. Если я сейчас воткну ему кинжал в бок, он потеряет сознание, да? И может даже истечет кровью", - несмотря на довольно резкие мысли и желания, ранить Ильфиртила еще раз Амеллин не хотела, но нападала всё равно с учетом раны, как и велел учитель. Рядом с ним ведунья выглядела глупо и даже смешно, но всё бросать и уходить девушка не хотела, пусть прошлой ночью и думала об этом.
Сарейта двигалась плавно и тихо, не тратила силы зря и нападала в подходящий момент, по ее мнению, разумеется. Все ее атаки были отражены, но одна, та самая, ради которой воровка так старалась, прошла по цели. Всего на мгновение оказавшись сбоку от мужчины, почти за его спиной, Сарейта замахнулась и хлестко ударила Ильфиртила по заднице мечом. Звук был потрясающ. Блаженная улыбка появилась сама собой.. это была победа! И, не желая тут же попадаться, эльфийка отскочила в сторону, медленно отходя назад и увеличивая расстояние.
- Это было просто незабываемо! Тебе понравилось? - С гадкой ухмылочкой поинтересовалась ведунья.

+1

105

Мужчина пока ничего говорить не стал. Левый наруч ей был необходим, что бы при возможности парировать небольшие удары, так, что бы не повредить запястье. Дождавшись наконец сближения со стороны девушки, эльф стал плавно уворачиваться, периодически парируя ее атаки. При этом он ни разу не контратаковал, только защищался, и ведунья словно почувствовав, что у нее развязаны руки, стала действовать еще более активней, более нагло, раскованней, превращая свои грады ударов в какой-то смертельный танец.
Не дурно, она пытается меня извести. Ее движения экономны, но на каждые два ее действия, мне приходиться совершать три. Но она бьет не желая нам навредить.
Может похвалишь ее?
Ну уж нет! Обойдется, все это хорошо но не достаточно, она может лучше, но не хочет. Но она помнит тот урок, что преподал тому человеку, даже когда я открываюсь, она не торопиться нападать.
Надеюсь она помнит и мои слова.
Помнит-помнит.
Каждый раз, когда Ильфиртил напрягал к ней ближайшую ногу, готовясь мгновенно максимально сблизиться с ней и сделать захват, как девушка тут же отскакивала в сторону, затем еще раз, и оказывалась за спиной, прежде чем он успевал развернутся. И в этот момент эльф почувствовал как сзади с хорошим таким размахом ударил ее короткий меч, похожий на длинный кортик.
Скажи, что нибудь ей.
Ты спятил!? Да я сейчас ее...
Мы договаривались, говори.
Нет, это выше моих сил.
Обязан.
-Очень - с натягом и с едва сдерживаемой яростью произнес он. Глаза горели праведной местью, скулы сжались в жутком оскале, казалось бы мгновение и он наброситься на нее и покажет ей то, что творил на арене. Даже больше этого. Но затем его глаза закрылись, пару глубоких вдохов и он произнес, тихо, очень и очень тихо, закатывая глаза - ты молодец.
Ильфиртил пару раз взмахнул деревянным мечом, выравнял дыхание, и стал медленно к ней подходить, как змея перед броском, такой же сейчас был и голос:
-И кто-то чуть ли не плакался, что драться не умеет? - было видно, что он пытался ее поддеть, и решил пуститься в критику, что бы его комплимент не смотрелся так сладко - Двигаешься быстро, сразу стала использовать свое преимущество в скорости... но баланс меча не держишь, и удары наносишь слишком хаотично и как-то осторожно. Но успехи есть, парное оружие тебе больше подходит чем большой меч. Еще раз!
Она могла себя не обнадеживать. Все что сейчас происходило это месть. Его меч ни разу не коснулся ее тела, он просто заставлял ее тратить огромные силы, что бы парировать удары его деревянного меча. И с каждым разом казалось, что сила становилось все сильнее. Но и девушка не стояла на месте, и действовала в своей манере, упертостью, продолжая бить его оружие своим. Итог: Ильфиртил стоял перед ней со сломанным мечом. Каждый из них тяжело дышал, бой длился минуты три, и судя по его разочарованным глазам, стало ясно, своего он не добился, эльфа не смотря на его выпады стояла как ни в чем не бывало.
-Ничья. - слово "поражение" он выговорить никогда бы не смог. Хотя по канону дуэли, он проиграл, едва его оружие сломалось. К тому же если считать его задницу первой крови, то проиграл он дважды. И это бесило его, безумно. Кое как он выдавил из себя улыбку - у тебя были кое какие дела? Самое время ими заняться - было видно, что он сдерживается из последних сил. - Но прежде пробежка, тридцать минут, по лесу. Бегом. - он сказал то единственное, чем он мог как-то себя успокоить. И сложно было определить, чей сейчас это был голос. Месть с намериванием выбить из нее спесь или желание, что бы она сейчас оказалась по дальше.

+1

106

Очень давно Сарейте хотелось сделать нечто подобное, она ведь до сих пор помнила одну из первых их тренировок, когда Ильфиртил издевательски похлопывал эльфийку по ее пятой точке и хотелось ему всё вернуть. Широкая улыбка не исчезала с ее лица, Амллин испытывала огромное наслаждение, она словно тонула в этом ощущении, захлебывалась. Ей хотелось победно смеяться, желательно еще злобно, но помня о ловкости и скорости учителя, девушка сдерживалась. Разумеется, ведунья помнила о последствиях и по ее наблюдениям после подобной выходки Ильфиртил должен был очень разозлиться, поэтому она и отошла подальше, чтобы в случае просто скрыться. Побег в данной ситуации она не считала поражением.
- Правда, молодец? Спасибо, - на мгновение она потеряла дар речи, совсем не ожидая таких слов от Тиля, для него было свойственно несколько иное поведение. Но, впрочем, заваливать вопросами эльфийка не стала, ставить под сомнение правдивость похвалы она не желала. А ее улыбка становилась еще шире. И ведь это был не конец, а только начало! Ее коварный план по свершению мести только начал своё дело.
Приближение Ильфиртила заставило немного напрячься и собраться. Сарейта допускала, что он идет не победные объятия дарить, точнее она была в этом уверена. Сделав еще пару небольших шагов назад, ведунья приподняла руки, принимая боевую стойку и готовясь защищаться. Почему она решила, что сейчас Ильфиртил будет нападать, а не только защищаться? Потому что после такого подлого удара по заднице она поступила бы также, девушке захотелось бы отомстить, отыграться и преподать урок.
- Ооо, ты не видел настоящие слезы, - покачала головой эльфийка. Уголки губ постепенно опустились, однако физиономия Сарейты всё равно была довольной. Больше она ничего не говорила, сосредотачиваясь на движении, а не на словах. Продолжая придерживаться своей тактики - двигаться плавно, быстро и без лишних движений - Сарейта нападала. До этого она стремилась попасть за спину мужчины для свершения ее сладкой мести, сейчас же всё было иначе. Постепенно от своей тактики пришлось отказаться, Ильфиртил просто не позволял отходить и переводить дух, действовал с напором, наступая и обрушивая свою силу на Амеллин. Она знала, что не всю, видела, как он дерется всерьез. С трудом уровачиваясь от некоторых атак, ведунья парировала другие. Силы быстро покидали ее тело, но просто опустить руки и отойти в сторону она не могла, гордость не позволяла. Вот она и нападала, стиснув зубы. Их бой закончился в тот момент, когда деревянный меч наставника сломался.
- Это называется поражением, ты остался безоружен. А еще пропустил шлепок. Тааааак что... я выиграла, - заключение девушку очень порадовала, от чего она заулабалась, но торжествовать ей пришлось недолго. - Что? Еще и пробежка? Но я и так вымоталась, Ильфиртил-2, - и, посмеиваясь, она положила оружие на землю, после чего побежала. Злить ведуна было, конечно, очень опасно, но в такой же степени и весело. Сарейта никогда не знала, что от него можно ожидать и как он решит ответить на ее колкости и действия, и это заводило, давало энергию.
Закончив с пробежкой, что далось немалой ценой, эльфийка доковыляла до бочонка у дома. Облокотившись о него и сгорбившись, Сарейта прикрыла глаза. Она тяжело дышала, вся взмокла, в ее горле пересохло. Переведя дух, воровка с жадностью зачерпнула воды, чтобы затем ее выпить. Она повторила это действие несколько раз и, утолив свою жажду, отошла от бочонка, но не далеко. Развалившись на поляне, раскинув ноги и руки в разные стороны, Амеллин закрыла глаза. Она пыталась отдышаться, прийти после бега в себя. Сердце бешено колотилось, вот-вот готовое выпрыгнуть из груди.
- Не умеет проигрывать он, а страдать должна я. Это так себе обменчик, - озвучила свои мысли эльфийка. Она считала, что рядом с ней сейчас никого, по крайней мере она никого не слышала. Мышцы ныли, но это была приятная боль, говорящая о хорошей проделанной работе.

+1

107

Девушка вовремя убежала и покинула зону бедствия. А вот Томасу не повезло, стояло ему только высунуть свой любопытный нос наружу, как эльф тут же заметил его:
-Томас, старый друг мой, иди ко мне мой хороший - он подзывал его как питомца. Если бы можно было ощутить лютый холод в знойную жару, то это был именно тот момент. И человек сначала хотел запереться в доме и звать на помощь, но понимая что от этого будет только хуже, принял свою судьбу и подошел ближе.
Ильфиртил весь свой гнев выпустил на бедном парне. Нет он его не калечил, не бил, и не убивал. Он просто измывался над ним, так, что он чуть ли не умирая от усталости упал на землю. Пару синяков конечно ведун ему оставил, но в таких участках тела, где они заживут за пару дней. От вобрал воздуха в грудь, но все равно не почувствовал себя лучше. Поэтому его гнев приняли деревья, которые он стал яростно пилить. Точнее одно, полностью выдыхаясь, и более менее успокоившись.
-Легко отделалась - произнес он, когда тихо подошел к ней сзади, и услышал ее последние слова - в следующий раз, мне навряд ли удастся успокоить столь огромный вулкан ярости. Прошлась по лезвию.
Он упал на землю рядом с ней, ложась на спину, и смотря в облака. Его лицо было задумчивым, и не выражало никаких эмоций, лишь определенную усталость.
-Но ты молодец, все равно. После вчерашних твоих слов ночью, я решил обсудить перспективы твоего обучения ближнего боя с одной очень "неприятной персоной". Долго спорили, он предлагал не самые, скажем так, целесообразные варианты, и в итоге сошлись на одном. Меч это не твой стиль, и в итоге мы решили, что будешь орудовать маленьким клинком и ндом. А еще нам бы найти кузнеца, что бы выковать оружие именно под твой будущий стиль боя. А также сделать пару метательных ножей. Их ты будешь учиться бросать завтра. На будущее, если ты чувствуешь, что это тебе не дается, говори сразу. Кстати тебе не помешает двигаться еще быстрее, поэтому пробежки отныне будут чаще и длиннее. Проще говоря я внес существенные коррективы в твое обучение, все это время мы учили тебя под свой стиль боя, но твои слова вчера заставили нас пересмотреть в корне твое пребывание у меня в ученицах. И еще что тебе необходимо знать, это то, что тебя ждут очень болезненные растяжки, будешь двигаться и выделывать такие трюки, что позавидует любой циркач. Пригодиться в бою - он говорил это спокойным и рассудительным тоном. Но затем повернул голову в сторону девушки и вытянул улыбку, тем самым говоря, что конфликт исчерпан. Встав на ноги он протянул ей руку помогая и ей встать на своих двоих - ладно, отдохнешь немного, под вечер пробежишь еще полчаса по лесу. А сейчас пошли в дом.
В хижине их встретил Томас, который уже отошел от жуткой расправы которую учинил над ним Эльф. Но все же нервно посматривал на ведуна:
-Просто попался под горячую руку, не волнуйся с ним все нормально, я проследил - потупив взгляд произнес эльф, ложась на свою кровать расслабляясь и стараясь не смотреть на пристальный взгляд ведуньи.

+1

108

Услышав за спиной голос, эльфийка закинула голову и взглянула на Ильфиртила, мгновенно подмечая, что выглядит он намного более спокойным, нежели во время тренировки. Сарейта знала, что очень разозлила мужчину своей выходкой, ведунья чувствовала его пронзающий и испепеляющий взгляд на своей спине, пока убегала подальше от поляны сорок с лишним минут назад. И даже странно, что ограничился он лишь взглядом.
- Может и легко, - задумчиво проговорила Сарейта, смотря на наставника. - В прошлый раз я чуть не умерла.. Так что да, отделалась я легко. Но это не помешало мне устать, по стене дома забираться проще, чем постоянно перепрыгивать корни деревьев, - девушка прикрыла глаза и вздохнула полной грудью. - Подумаешь, всего лишь шлепнула, чего так злиться? Да и заслужили вы это, - на короткий миг на лице ведуньи показалась улыбка. Согнув руки в локтях и положив их под голову, девушка опять вздохнула полной грудью. Она почти пришла в себя и отдохнула после пробежки.
- Я видела, как вы разговаривали. Обсуждение, наверное, было жарким? - Поинтересовалась Сарейта, поворачиваясь набок лицом к устроившемуся рядом Ильфиртилу и подпирая голову рукой. Пока он говорил и наслаждался облаками, ведунья наблюдала за ним, можно даже сказать любовалась. - Мне это совсем не нравится, потому что я не люблю бегать, но хорошо. Против твоего плана возражений не имею, - впрочем, думалось эльфийке, даже будь у нее возражения, ведун бы их не оценил и всё равно продолжал бы настаивать на своем. - И пока я буду выписывать сложные пируэты, стараясь не запутаться в собственных конечностях, мне снесут голову, - негромко посмеиваясь, эльфийка представила эту нелепую смерть.
Приняв помощь в виде протянутой руки, Сарейта поднялась с земли. Пошла за Ильфиртилом в дом, попутно отряхиваясь. И всё было бы хорошо, не наткнись ведунья взглядом на Томаса, бедного паренька, запуганного настолько, что до заикания ему осталось рукой подать. Неодобрительно покачав головой, девушка повернулась к учителю, даря ему долгий и негодующий взгляд. Где-то внутри едва ощутимо кольнул стыд. Эльфийка догадывалась, что человеку попало из-за отвратительного настроения ведуна, которое он получил после тренировки с Сарейтой. Быстро подавив просыпающуюся совесть, Амеллин подошла к кровати учителя и нависла над ним. И всё тот же долгий и внимательный взгляд.
- Мог бы сразу предотвратить, а не просто следить, чтобы никто не пересекал черту, - и на этом ее нотации закончились. Ведунья была не слишком сварливой женщиной. Отвернувшись от Ильфиртила и больше не нависая над его душой, девушка потянулась, разминая руки и спину, а после села на край кровати в ногах мужчины.
- Расскажи о себе, хотя бы немного, - голос был тихим, Сарейте не хотелось привлекать внимание Томаса. - О своей семье, например. Мне интересно, каким ты был до своего заточения в этом домике, - она давно хотела спросить нечто подобное, но опасалась, что Ильфиртил пошлет ее с такими вопросами в пешее эротическое. Впрочем, Амеллин сомневалась, что и сейчас ведун захочет чем-то делиться.

+1

109

Ильфиртил серьезно напрягся. Брови чуть опустились, его взгляд стал очень подозрительным и настороженным, когда она попросила рассказать его немного о себе. Хоть и тихим голосом, и вроде старалась предать оттенок пустяка, но он прекрасно видел, что ей очень важно было узнать о нем больше, точнее ей это страсть как хотелось. Он еще долго молча смотрел на нее, и затем наконец заговорил:
-Раньше тебя это не интересовало, точнее раньше такое не спрашивала, что же изменилось теперь? - начал он отвечать вопросом, посмотрев в сторону человека и убедившись, что он не подслушивает он продолжил отвечая максимально честно, и в тоже время избегая определенных подробностей - Давно это было, почти ничего не помню. Но так и быть кое что расскажу...
***
-Сын, учись хорошо, будь сильным и никогда не проявляй слабость.
Мой отец. Представитель древнего и славного рода фон Тиллас. Эти слова мне въелись так сильно в память, что я уже не мог их забыть. Он никогда не проявлял ко мне должного внимания, а сейчас, сейчас решил дать дельный совет. В этот момент я почувствовал такой заряд силы, что грудь сама стала подниматься.
Я вырос ведуном. И меня отправляли в школу. Где мои таланты смогут наконец выйти наружу и где моя жизнь приобретет новый смысл...

Мужчина остановился, словно оценивая, стоит ли говорить дальше. Но эту паузу он взял, что бы успеть продумать и взвесить каждое слово, прежде чем оно будет сказано. Кивнув он продолжил свое повествование от первого лица, рассказывая о том, каким он был в возрасте от восемьнадцати до тридцати. В какие передряги впадал, и каким был непослушным учеником. Подходя уже к тому времени когда ему было за семьдесят... Тогда он уже был довольно знаменитым учителем.
***
-Эта запретные знания, ты переходишь ту грань, после которого нет возврата назад.
Эти слова тоже въелись в мою голову. Когда наконец вскрылись мои жуткие опыты над людьми, после которых они становились безумными. Но я не останавливался, я уже был учителем в этой школе и под моим началом было очень много учеников. То что я делал было опасным, но жажда силы и власти туманили меня, манили, заставляли идти только вперед. Я не знал, что там впереди, но точно знал, что там что-то есть. Какой-то секрет который ускользал от меня. Но нужно продолжать, всеми силами и ресурсами...

И снова пауза. Какие именно эксперименты он проводил, эльф решил не говорить. И не даваться в особые детали. Лишь то, что делал не самые хорошие вещи, но преследуя какой-то смысл. Ильфиртил рассказал ей о том, как семья отреклась от него, или наоборот, и что он отказался от своей фамилии и рода. И с тех пор его стали звать "Ильфиртил". С каждым десятилетием его характер менялся, становился более холодным, отреченным, жестоким. И он дошел до главное как попал сюда.
***
-Вы уверены,что ваш план сработает господин? - мои ученики, моя гордость. Мои слуги и мои войны. Именно так я к ним относился. Мы готовили переворот в соседнем государстве. И хотели что бы между людьми и эльфами разгорелась этническая война. Но уже в этот момент я не был уверен в том, что мой план сработает. Я устроил все для своего побега. Заговор провалился, среди своих был предатель. Точно знаю. Но у меня были еще надежды... дать бой во дворце...

-А потом когда все мои ученики погибли, и на нас устроили охоту, я сбежал, я не праздновал труса, просто хотел переждать. Но потом произошли во мне новые изменения, и я уже не вижу своего места в этом мире. А кто-то все еще хочет вернуться. И повторить попытку. - это больше из того, что желала бы услышать девушка. Он рассказал ей каким он был тогда и каким стал сейчас. Он лежал на кровати прикрыв глаза, стараясь не смотреть на эльфу. Было видно, что он боялся увидеть в ее взоре ненависть и еще больше жалость.
-Ладно, пошли снова работать пока не стемнело, потом поужинаем и спать... - он резко встал с места игнорируя усталость в теле, и вышел на улицу возвращаясь к поваленным недалеко деревьям, снова беря в руку пилу.

Отредактировано Il`Fir von Tillas (2016-05-16 12:42:25)

+1

110

Сейчас был тот редкий момент, когда Сарейте хотелось сказать чистую правду и не слукавить ни в одном слове. Она понимала, что просит у ведуна очень многое - не только рассказать, но и быть откровенным - и, думала эльфийка, в таком случае и она должна быть честной. С любым другим ведунья незамедлительно придумала бы какое-нибудь глупое, но правдоподобное оправдание своей любопытности, утаив главную цель или просто принизив ее, для других девушка придумала бы и историю жизни, совершенно не похожую на то, что пережила Амеллин в действительности. Ильфиртилу же она готова была сказать правду, в том числе и о себе, хотя, стоит заметить, страх и сомнение присутствовали.
- Меня это всегда интересовало, с того самого момента, как я узнала о твоем существовании, но никто не мог удовлетворить мое любопытство, все были уверены, что ты давно в земле или просто очередная байка. Не спрашивала, потому что была уверена, что ты меня пошлешь, сейчас же всё изменилось, отношения между нами стали другими, - эти слова дались с некоторым усилием. Было непривычно вот так просто и разом раскрывать все имеющиеся карты, но Сарейте немного даже понравилось.
Эльфийка слушала своего наставника внимательно, сидя к нему боком и смотря в одну точку на полу. Его прошлая жизнь заставляла переживать огромный спектр эмоций: от понимания до ужаса. Холодные отношения с отцом, отсутствие внимания и изредка меткие слова не удивляли, хотя определенную долю жалости всё-таки вызывали, ведунья жалела того маленького ребенка, которому наверняка хотелось тепла, заботы и поддержки - редкие и от того очень ценные проявления любви. Неосознанно Сарейта представляла себя на месте Ильфиртила, от чего становилось не по себе, было неприятно чувствовать себя ребенком, к которому холодны.
Эмоции постепенно сменились на восхищение и уважение. Не каждый ведун, да что там, единицы, могут к семидесяти годам стать настолько сильным, чтобы начать делиться своими знаняиями и обучать подростков. В памяти Сарейты так вообще не осталось молодых наставников, в Амандиле во время ее детства оставались лишь старые эльфы. Но восхищалась ведунья своим нынешним учителем недолго, на смену пришел страх, удивление и неприязнь. В голове не укладывалось, как вообще может подняться рука, чтобы издеваться над детьми (а воровка была уверена, что без них точно не обошлось) и проводить страшные эксперименты, результатом которых становилось полное безумие и помешательство. Сразу вспомнилась первая встреча с Ильфиртилом на пороге его дома, когда он пытался пробраться в голову Амеллин и сломать ее. Тогда он не пошел простым путем - использование обычного гипноза, нет, там было нечто посильнее, по мнению девушки, и Сарейта это нечто тут же связала с прошлыми увлечениями мужчины. И не стало удивлением, что после случившегося Ильфиртил остался один, без семьи. Несмотря на его изощренные способы достижения власти и силы отвращения и ненависти ведунья не испытывала, ей даже не хотелось обрушить на него кары небесные ради достижения справедливости и отмщения всех тех, кто пострадал от его руки.
Но еще более жутко стало, когда ведун рассказал о войне, что была в его планах. Разумеется, он уже говорил об этом несколько недель назад, но тогда он не упомянул о своих экспериментах. Именно в совокупности с ними разжигание межрасовой войны приобретало новые оттенки кровавого и черного. Сложно представить, родилась бы Сарейта вообще, имей Ильфиртил тогда успех. Вполне возможно, и отец, и мать погибли бы. По спине пробежали мурашки, эльфийка, сама того не замечая, скривила губы, словно перед ней поставили протухшую еду.
С минуту она молчала, не отрывая взгляда от пола и переваривая новые знания о наставнике. Стоит заметить, ведунья не испугалась до такой степени, чтобы скорее бежать сломя голову, хотя зная характер Тиля стоило бы давно свалить, она была готова к темному прошлому Ильфиртила, потому что знала - просто так никто не прячется в густых лесах на протяжении долгих лет. Когда Сарейта покидала Гадару, она уже знала, что ищет не безобидного душку и мальчика-зайчика.
- Скрывать не буду, твои прошлые.. увлечения и цели меня испугали, - задумчиво проговорила эльфийка уже на улице, когда шла за Ильфиртилом. У нее-то работы сейчас не было, кроме уборки, но ее Амеллин переложила на чужие плечи, а потому ведунья решила поучавствовать в строительстве дома. Или хотя бы постоять рядом в качестве моральной поддержки.
- Но то было в прошлом, а оно не важнее настоящего, - и в этом была вся соль, это была та самая причина, почему отношение к мужчине со стороны воровки не шибко изменилось. Она знала эльфа таким, каким он является сейчас, она видела его поступки, запоминала его слова, у Сарейты уже сложился в сознании определенный образ. Разумеется, его прошлые деяния ужасны, но то было в прошлом и именно те поступки сделали Ильфиртила таким, каким он является сейчас. А нынешний ведун ей нравился.
- Может нужна помощь? Лесоруб из меня так себе, я даже никогда не рубила деревья, но могу попробовать. Вдруг это мое призвание, которое всю жизнь ускользало от меня? - Сарейта улыбалась. Она чувствовала напряжение со стороны мужчины, не могла не чувствовать, и хотелось это исправить. Поднявшись с пня, на месте которого еще пару дней назад росло дерево, ведунья подошла к учителю, но не близко, чтобы не мешать. - Или я могу заняться чем-нибудь другим. Работать-то мне не хочется, но и плевать в потолок несколько часов не хочу, скучно это.

+1

111

Мужчина лишь покачал головой, когда девушка увязалась за ним. Он всем своим видом дал понять, что хочет побыть один, но она видимо решила на это не обращать внимание. Что выглядело несколько нелепо, так как эльф давно отметил ее наблюдательность. Как и ее излишнюю доброту.
-Это прошлое, часть меня, часть нас, это то, что никогда не оставит меня а будет преследовать тенью, иногда мне снятся кошмары. И по сколько я многое не помню в связи своим экспериментом, я не могу знать, были это обрывки прошлого или моя больная фантазия. - Эльф достаточно сурово посмотрел на девушку, говоря не менее суровым голосом. Но затем мотнул головой. Было глупо держать на нее зло, она просто хотела по больше о нем узнать.
Прогонять он ее не стал. Просто дал в руки пилу, и сказал пилить огромное дерево на пять частей, три из них мужчина уже давно спилил. Сам же эльф взял в руки топор и стал срубать толстые сучья и ветки, делая ствол дерева абсолютно ровным, складывая эти ветки в отдельную кучу для костра. Их работа шла в полной тишине, ведун своим настроением говорил, что не настроен на диалог. Рассказывая ей историю, он сам чуть ли не сам провалился в свои воспоминания переживая их вновь, и сейчас был мрачнее тучи.
***
Шли дни, за ними недели. Эльф следил за тренировками Сарейты, при этом попутно строя дом, отмечая ее успехи сухими словами одобрения. Он видел, что девушка хотела поговорить, но он постоянно избегал эти разговоры. И так прошел целый месяц. Ведунье все лучше удавалось освоить парное владение оружием. Так же росли ее успехи и в магическом искусстве, но пришлось прекратить, так как стала проскальзывать внутренняя нестабильность Томаса, из-за частого вмешательства в его разум, от чего он замыкался и казалось бы говорил сам собой. В целом все шло вполне хорошо, не такими хорошими темпами как рассчитывал Ильфиртил, но очень стабильный рост ощущался. Она была в состоянии держаться с ним в бою уже почти десять минут, что являлось очень достойным результатом. Особенно благодаря ловкими перекатами и акробатическим трюкам.
Строительство тоже далеко продвинулось, Эльф на пару с человеком уже доделывали крышу. Сам дом был из бревен, но с отделкой внутри из досок и шерсти. И в нем было достаточно тепло, даже из отсутствия камина, не хватало только окон. Которые он планировал купить. Точнее купить сами стекла. И все еще было не понятно, как будет использоваться это строение, но решили временно в нем поселить человека. Так как сам Ильфиртил и сама Сарейты не особо жаловали оставаться с ним под одной крышей.
Само самочувствие ведуна становилось все лучше, в последнюю неделю он опять начал общаться на обычные темы, частично улыбаться и уделять какое-то внимание им двоим. Но так же было видно, что его еще что-то гложет, что заставляет его пропадать в каких=то раздумьях и постоянных спорах. Прошло почти полгода с первого появление Сарейты на пороге его дома. И он никогда не смог бы предположить, что его потревожит личность, которую он не хотел бы потом отпускать, но это случилось. В один из вечеров, точнее поздней ночью, после очередного сытного ужина, мужчина чуть толкнул спящую эльфу, садясь рядом на ее импровизированную кровать из шкур:
-Есть разговор. - сейчас он мог говорить достаточно громко, так как же пятый день они находились в его доме одни. Дождавшись когда она проснется и удивленно посмотрит на него, он продолжил - Скоро наступит зима, нужно подготовиться к ней, через неделю отправимся в город, закупимся и... оставим человека там. Он выжат как лимон, еще немного и он просто сойдет с ума. К тому же больше резона оставлять его нет. Твой бой вчера об этом доказал, ты все быстрее и ловчее берешь над ним вверх, почти не теряешь время на манипулирование им в реальном бою. И хоть ты прекрасно рисуешь в нем "вымышленные картинки и истории", но разум его уже не выдерживает, так как с ростом твоей силы и способностей, растет и давление на него. Мог бы и сам, только он и так стал хрупким, а если я возьму "вожи" в свои руки, он просто двинется умом. Правда мнения наши разделились, и кое-чьи вполне обоснованные аргументы требуют его смерти. Но решать тебе.
Он говорил крайне осторожно. Но и сама девушка должна была все это заметить, и рано или поздно осознать, что такой момент настанет. Ильфиртил сделал паузу, а потом продолжил:
-Теперь поговорим о нас... Это тяжело. Подожди пару секунд, тут мне думать кое-кто мешает. - он осекся, словно данная тема давно его тревожила, но он никогда не поднимал подобного разговора. И стояло ему начать, как тут же на дыбы встала его тень.
Не смей, забудь... это глупо! Она уже давно забыла про это, и даже разговора не поднимали а сейчас ты вдруг решил это сделать. Послушай хоть раз меня.
-Говорю на чистоту и прямо, иначе не могу, либо это отсутствие раньше под одной крышей какого-то еще, либо отсутствия какого-то здорового общения, или еще чего... как бы не думал, правильного ответа не нашел. Но, с той ночи, я достаточно сильно привязался к тебе - последнюю часть он буквально выдохнул, не смотря на вполне ровный голос - Я достаточно сложная личность, и ты могла бы это не замечать, и я мог бы это не показывать. Просто я хотел бы что ты это знала.

+1

112

Было понятно, что Ильфиртилу компания сейчас не нужна, девушка это видела, но и просто уйти не могла. Стоять над душой и пялиться было совсем глупо, вот Сарейта и работала. Получалось, кстати, довольно сносно. Она орудовала пилой и думала о том, какого жить, не помня часть прошлой жизни, ведун занял все ее мысли. Отпиливая очередную часть крепкого ствола, эльфийка иногда поглядывала на учителя, каждый раз убеждаясь, что настроение у него не поднимается и выглядит он очень загруженным, озадаченным и в целом каким-то грустным. Как это исправлять Амеллин понятия не имела, даже не знала, откуда начинать разрабатывать план, она даже не знала, как к нему подступиться. В конце концов, не найдя решения, девушка оставила всё, как есть.
К удивлению Сарейты время что-то больно долго лечило, около месяца, если не больше, Ильфиртил пребывал в задумчивом, суровом и максимально молчаливом состоянии. Видя настроение учителя, эльфийка постепенно всё отчетливей начала чувствовать свою вину за неправильные вопросы, которые разумней было бы вообще забыть и никогда не задавать. Причем лучше никому. Под давлением совести ведунья пыталась как-то всё исправить, разговорами, разумеется, кулаками хорошее расположение духа не вернешь, но ничего не выходило, девушка даже начать не успевала, как Ильфиртил уходил по срочным делам. А их у него появилось больно много и, что сразу заметила Сарейта, все они были довольно длительными и не терпящие чужого присутствия. Словом, эльфу просто хотелось побыть в одиночестве. И Амеллин его понимала, вот и не лезла со своими добрыми намерениями, любопытством и прочими глупостями. Понимать-то она понимала, но вот радости не испытывала совершенно. Ей было, в какой-то степени, даже обидно, что общение, доставлявшее ей неподдельное удовольствие, неожиданным образом сошло на нет и ограничивалось лишь короткими фразами во время тренировки да и всё, собственно.
Не умея жить в одиночестве, Сарейта начала больше общаться с Томасом, на котором и отрабатывала свои способности. Для него обучение ведуньи не проходило бесследно. Со временем девушка начала замечать изменения в его поведении. Первое, что бросалось в глаза и жутко раздражало - молчаливость. Обращение что к одному, что ко второму заканчивалось легкими кивками или короткими фразами. Но ладно молчание, разговорить Томаса было не сложно, он паренек был простой. Больше напрягал его шепот, когда он чем-то занимался, и взгляд. Очень редко он становился неосознанным, потерянным. Амеллин знала, что происходит, она об этом читала в одной из книг, что достал из подвала Ильфиртил.
Когда наставник перестал практически целыми днями пропадать неизвестно где, Сарейта была рада. Его возвращение очень подняло настроение эльфийки, она была довольна, что ведун наконец перестал ее избегать. За эти недели воровка пришла к одному решению - никогда и ни у кого ничего не спрашивать о прошлом. И не рассказывать тоже. Сладкое неведение и миллион догадок.. но лучше так, чем отстранение и, в конечном итоге, сжигание всех мостов.
Поздней ночью приятный сон был прерван. Нехотя разлепив глаза, Амеллин зевнула, не совсем понимая, почему проснулась. Еще один легкий толчок сразу дал понять, что ведунью будят. Перевернувшись на другой бок, чтобы увидеть нарушителя ее сна и спокойствия, Сарейта с удивлением взглянула на Ильфиртила.
- Ночью? А до утра это не может подождать? - С надеждой поинтересовалась воровка, укрываясь шкурой по нос. По ночам в доме было довольно прохладно, приходилось кутаться. Зимой, должно быть, станет еще хуже. Поняв по взгляду, что необходимо что-то обсудить именно сейчас, эльфийка вздохнула и села, продолжая кутаться в шкуру. Выслушав наставника, ведунья потерла глаза, прогоняя сонливость.
- Я понимаю это, по нему видно, что он, так сказать, устал. Но почему должна решать я? Это как выбирать между тобой и сохранностью тайности твоего жилья да и вообще твоего существования и записыванием на свой счет еще одного убитого, - приятного в таком выборе было мало, да вообще не было. Выбирать между Ильфиртилом и своей совестью. Просто оставить в городе и подвергнуть опасности эльфа или убить, замарав себя в крови еще больше? Дать однозначный ответ Сарейта не могла. Она была эгоисткой, но не настолько, чтобы четко и без раздумий выбрать себя, по крайней мере сейчас.
Следующая важная тема для разговора немного напрягла. Она действительно была тяжелой, в некотором роде неприятной, от чего эльфийка ее и не поднимала за последнее время. Сарейта кивнула, ей не сложно было подождать, она даже была рада маленькой отсрочке, потому что и сама не знала, что говорить. Ей больше не хотелось говорить о личном, о переживаниях и чувствах. Но это не мешало ей слушать, внимательно смотря в глаза Ильфиртила. Она замечала его волнение, видела, как ему сложно даются эти слова.
- В городе ты обмолвился об этом, когда мы вернулись на постоялый двор. А потому я знала, но все-таки не была полностью уверена, тогда ты был разгорячен после битвы, и я подумала, что ты просто ведешь себя как те воины, о которых говорил. Они грабят, сжигают и насилуют, чтобы просто выпустить пар. Я не придала тому разговору значения, а потом просто догадывалась. Или даже сама придумала желаемое и в него верила, - слова находились сами собой. И, как бы Амеллин сейчас не хотелось сказать что-нибудь нейтральное и короткое, никоим образом не затрагивающее ее собственных эмоций, лукавить она не смогла, слова просто не подбирались. Несмотря на отсутствие в доме третьего лишнего, говорила Сарейта тихо, слегка опустив голову и смотря на пол. И сейчас, после уже затянувшейся паузы, нужно произнести еще несколько слов, закончить свою мысль, раскрыть смысл последней произнесенной фразы. Слова вертелись на языке, но произнести их эльфийка не могла. Она сидела сгорбившись и обняв согнутые в коленях ноги, укрываясь теплой от ее тела шкурой и смотря в одну точку перед собой, всё на тот же пол.
- Мне хорошо с тобой.. уютно. Я привыкла к тебе и привязалась, - слова озвучивались медленно и тихо, не поднимая головы. Было сложно и, как бы не хотелось, быстро выпалить всё не вышло, приходилось преодолевать себя.

+1

113

Мужчина кивнул на ее слова о судьбе человека. Она просто перекинула ответственность на него, Ильфиртил не стал ей говорить, какие у него варианта относительно его будущего, но возможно он что-нибудь придумает. На крайний случай всегда есть запасной план. Но ее ответное откровение немного вбило его в ступор, и он оказался в таком же положении, что и она, определенная робкость и нерешительность. Что явно не являлось его чертой характера. Неоднократно создавалась напряженная пауза. А ситуация все громче кричала и требовало действий. Под влиянием алкоголя, тогда решение было таким очевидным, но на трезвую это было сделать намного сложнее. Эльф смотрел на ее опущенную голову, понимая как тяжело ей даются эти слова. А внутри словно что-то щелкнуло, словно до него что-то дошло.
И Ильфиртил словно отключился, убрал из своего головы вопросы "а что если", "а зачем" "а что будет". Словно поставив на кон все. Его пальцы рук притронулись к коже ее щеки, осторожно, ласково, и опустились на ее подбородок, плавно поднимая ее голову вверх, встречаясь с ней взглядом. И как будто увидев в ее лице ответ и едва заметно улыбнулся. Он убрал лишние пряди волос, что спадали с ее лица и тихо произнес:
-Мне тоже. Я через чур сильно возжелал тебя, не помню, что бы когда-то со мной такое было - когда он смотрел в ее глаза, эти слова давались ему намного проще, а лицо само потянулось к ней, ловя ее два алых лепестка своими губами, наклоняясь все дальше, вперед, пока не уложил ее на спину нависая над ней.
В этот раз все было иначе. Они никуда не торопились, в их распоряжении была целая ночь, утро и не пойми сколько времени впереди. Сейчас они были одни, и мужчина мог не скрывать своей страсти. Его руки отпрянули кусок шерсти, резко подхватили ее на руки, и перенесли ее тело на кровать, и снова он навис над ней, снимая с себя и с нее последнее, что могло прикрыть их наготу.
Он целовал ее, все более настойчиво, страстно, глубже. Его ладони словно соскучившись по женскому телу, жадно двигались по ее телу, исследуя пальцами каждый участок ее кожи, каждый едва заметный шрам или царапину, и на определенных участках его крупные пальцы властно сжимали, податливое тело эльфы, в определенных местах. С каждой минутой он становился все более пылким и настойчивым, не сдерживая себя ничем. Выпуская наружу те чувства и эмоции, что держались под замком, перешагивая вместе с ведуньей в определенную зону порока, где нет никаких запретов.
Есть такое выражение, "сорваться с цепи". Именно сейчас это и было. Создавалось впечатление, что все что с ними происходило это было в первый и последний раз. И тянуло душой и телом на все. Почти сто лет воздержания, выплескивались в эту ночь. Прижимаясь к ней всем телом, Ильфиртил водил руками по ее бедрам, талии, ныряя ими за спину, и не останавливался в своих движениях, и казалось бы они становились все более грубыми, жесткими, но тут же смазывались очередным поцелуем. Он лбом прикасался к ее лбу, заглядывая и буквально утопая в ее глазах. И с его губ стоны, похожие на животный рык, срывались все чаще и громче.
-Сарейта... - совершенно новым для девушки тоном произнес он ее имя, переполненным желанием и страстью. И это имя дополнялось другими нежными словами и эпитетами, некоторые звучали довольно странно, и только интонация и его взгляд выдавало в них искреннее восхищение и восторг. Одно из них он тоже произнес - ведьма... моя ведьма.
Когда он это произнес, он лежал уже на спине, наблюдая как она восседала на нем в безумном танце, извиваясь как змея, подставляя свое тело под его ладони.
Ильфиртил потерял счет времени, он даже не соображал, что происходит вокруг, его интересовала лишь она. Даже в тот момент когда их вакханалия закончилась громкими хрипами и криками. Они лежали уже на сломанной кровати, практически на полу, и мужчина поглаживая девушку,что лежала на его груди, по волосам с легкой улыбкой смотрел в окно, медленно восстанавливая дыхание.
-Я и раньше был сумасшедшим, но ты окончательно свела меня с ума - пошутил он, целуя макушку ее волос, ожидая когда он поднимет голову, что бы поцеловать ее губы.

+2

114

Сложно было представить, что будет потом, хотя.. Нет, представить было не сложно, потому что Сарейта прекрасно знала, чем обернутся для нее ее же слова. Признавшись во взаимности, она окунется с головой, ее привязанность перерастет в любовь, а потом придется уйти, придется оторвать от сердца добрую его половину. Эльфийка обязательно найдет возможность вернуться, но сколько ждать этой возможности? А если однажды она допустит ошибку и просто не вернется из очередного охраняемого поместья местного богача? В голове возникало очень много "а если", от чего становилось безумно грустно, тоска начинала разрастаться, подпитываясь неприятными мыслями и подталкивая к созданию новых. И всё это произошло буквально за секунды. Несколько мгновений было достаточно, чтобы понять, какую глупость ведунья только что совершила, нарушив главное свое правило - никому не доверяй. И она не знала, что теперь делать, бежать? Уходить, пока не стало лишь хуже?
Сарейта вздрогнула, почувствовав прикосновение Ильфиртила на своей щеке, кожа на его пальцах была груба, но от того касание не переставало было нежным и ласковым. Быстрый и беспорядочный поток мыслей резко замер, оставляя после себя растерянную ведунью. Рука мужчины тем временем плавно спустилась ниже, останавливаясь на подбородке и медленно поднимая голову Амеллин, всё это время прятавшей свой взгляд. И это было странно по меркам всех романтических рассказов и романов, которые воровка прочитала за многие годы своего скитания из города в город. В то время, будучи совсем молодой и одинокой, не имеющей ничего и не знающей о существовании гильдии воров, она хотела встретить безупречного и прекрасного принца, который осчастливит ее, покажет мир, подарит небо со звездами. Подняв взгляд, отражающий огромную палитру эмоций, испытываемых в данный момент, воровка взглянула на Ильфиртила. Сейчас ей как раз вспомнились те самые романы, в которых признания в любви всегда представлялись иначе, никто никогда не прятал глаз и не боялся последствий.
"Может и правда стоит не думать о том, что будет потом? Может нужно наслаждаться и радоваться моменту? Конец есть у всего, не отказываться же теперь от всего на свете, в том числе и жизни", - эта мысль стала переломной, она избавила Сарейту от тоски, хотя это с какой стороны посмотреть. Едва заметная улыбка и рука, аккуратно убирающая спутанные после сна волосы и открывающая лицо, тоже очень хорошо избавляли от грусти. Настроение Ильфиртила было заражающим, теплота во взгляде, в улыбке, в прикосновениях, дарила ощущение счастья, больше ничего не нужно было. Застенчивая улыбка сама собой появилась на губах Сарейты. Девушка глядела на ведуна и молчала, считая, что сейчас будет лишним что-то говорить.
Ведунья целовала мужчину, обнимая его и покорно опускаясь на спину. Ее пальцы ласкали его шею, поднимаясь выше, касаясь шрамов и лишь затем зарываясь в густые темные волосы, приподнимая их и проводя ногтями по коже головы, не больно, но ощутимо. Ловкие пальцы перешли от затылка к макушке, затем к вискам и остановились на скулах и щеках Ильфиртила. Уже лежа на спине, но не желая отрываться от мягких губ, девушка поглаживала большими пальцами скулы ведуна. Когда эльф поднялся, прекращая поцелуй, она подалась за ним, словно он ее единственное спасение. И, не успевшая ничего ни сказать, ни сделать, Амеллин оказалась на руках Ильфиртила высоко над полом. Прихладный осенний воздух, пробравшийся в дом, подталкивал к еще большей близости. Ведунья прижималась к мужчине, наслаждаясь его близостью и теплом его тела, она целовала его шею, оставляя на ней красноватые следы.
Страсть, возникшая между эльфами, была подобна пламени.. Нет, не так. Она была подобна пожару, поглощающему бескрайний лес. И беспорядочные поцелуи, объятия, прикосновения, нежные и не очень, редкие слова и не сдерживаемые ничем и никем стоны распаляли ее всё сильнее. Не было нужды уделять внимание окружающей обстановке, не нужно было сдерживаться, сейчас они были наедине и никто не мог помешать. Эльфийка изгибалась под руками Ильфиртила, обхватив его бедра ногами, при любой возможности она ловила его покрасневшие губы и целовала их. Ведунья на интуитивном уровне улавливала желания Ильфиртила и претворяла их в жизнь. Им не нужны были слова, чтобы договориться, и это увлекало, а еще давало свободу действий, которая ограничивалась лишь фантазией.
Стоило мужчине оказаться на спине, как Сарейта прижала его руки к постели, не позволяя двигаться и беря всё в свои руки.. и губы. Покрывая его тело поцелуями, она спускалась всё ниже и ниже. То, что происходило этой ночью в лесной хижине не было простым сексом, то было занятие любовью, ведь каждое действие и каждый стон были пропитаны теплыми чувствами. Этой ночью даже имя ведуньи звучало иначе. Голос Ильфиртила ласкал слух, как и каждое его слово, особенно последние. Моя. Всего три буквы, но как давно их хотелось услышать. Склонившись, но не прекратив движения, Сарейта коснулась уха мужчины, целуя его, покусывая и шепча простые, но приятные слова. Он должен был знать, насколько сильно ведунье хорошо с ним, насколько он хорош в постели, почему девушка так сильно к нему привязалась. Ее слова смешивались с тяжелым и громким дыханием, стонами, ее речи выходили путанными, но смысл, надеялась воровка, она всё же донесла.
И когда они окончательно выдохлись из сил, Амеллин прижалась к Ильфиртилу, обнимая его одной рукой, укладывая голову на его грудь и закрывая глаза. Дышать было сложно, но это ничуть не портило впечатлений. Сарейта улыбалась, она была счастлива и, что самое приятное, всё произошло без алкоголя, который затуманивает разум. В этот раз всё было по-другому. Лучше. В десятки раз.
- Вот ты и признался, что считаешь себя сумасшедшим. В начале нашего знакомства ты это яро отрицал, - негромко посмеиваясь, эльфийка подняла голову и посмотрела на своего психа. Он, словно ожидая этого, приподнял голову и коснулся губ ведуньи. Смеяться она перестала, но улыбаться - нет. В моменты, когда радость переполняет, сложно лежать с каменной физиономией, а злиться или обижаться так вообще невозможно. - Но не меняйся, я хочу, чтобы ты так и оставался моим сумасшедшим, - прошептала Сарейта на ухо ведуну, обжигая его кожу горячим дыханием и щекоча. Поцеловав щетинистую щеку мужчину, ведунья спустилась и положила голову на плечо Ильфиртила, не спеша переворачиваясь на спину и проводя подушечками пальцев по руке эльфа, стремясь к его ладони. Добравшись до нее, воровка сомкнула их пальцы в замок и легонько потянула руку на себя, беззвучно прося обнять ее. И только сейчас ее взгляд уловил некоторые изменения. На пару секунд приподняв голову, девушка убедилась, что ей не показалось.
- Мы лежим на полу. - Констатировала она и без того известный факт. - Мы ведь кровать сломали, да? Это должно было быть шумно и вообще ощутимо, но почему я ничего не заметила?

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-05-16 23:00:09)

+1

115

Эльф смотрел на то, как она играла его пальцами своими, он даже начал ей отвечать, превращая все в в какую-то игру. Она казалось девочкой, так как сам мужчина в пропорциях своего тела, походил на шкаф. По сути грубая гора мышц и хрупкий девичий стан. Улыбнувшись на ее слова он чуть поудобнее лег на кровати, так, что бы им двоим хватило место.
-Я подумаю над твоим предложением. - ее замечание на счет кровати его только рассмешило. Он сам не заметил когда это произошло, но стояло ему задуматься, так сразу всплыл момент, когда они через чур рьяно двигались на кровати, поймав один ритм, в тот миг, когда он чуть ли не начал ее таранить, кровать и не выдержала. Мужчина так и лежал смотря на нее - забудь про кровать, она и так была старой, а завтра сделаем новую, запас досок как раз остался, сделаем ее без ножек, так, что бы точно в следующий раз осталась цела.
Они еще некоторое время разговаривали, пока не наступил час лисы, точнее пять часов утра, за окном все еще было темно. Но лежа в обнимку с девушкой, Ильфиртил не чувствовал холода, а скорее тепло. И вскоре укрывшись под шкурами и одеялами, они уснули.
***
И время завертелось с еще большим ритмом, солнце вставало позднее а садилось раньше. Прошло где-то три дня, и еще никогда они в памяти ведуна не были настолько короткими и выматывающими. С утра после мытья и завтрака, тренировки, затем стройка, снова тренировки, охота и все заканчивалось ночью, где эльфы отдавали остатки своих физических сил. Но все эти дни они были постоянно вместе. Распорядок дня иногда менялся, как и стиль тренировок, но в целом все оставалось по прежнему. Единственное изменение, это то, что общаться они стали друг с другом иначе, посматривая друг на друга голодными и веселыми взглядами. На четвертый день, мужчина снова проснулся в женских объятьях на новой кровати, которую он сделал пару дней назад. Достаточную, что уместить их обоих, и что бы она не занимала так много места. Выбравшись из под нее он поцеловал ее плечо, щекоча кожу своей бородой:
-Можешь не вставать, сегодня весь день отдыхаем, - и все же он лениво открыла глаза, что бы вопросительно взглянуть на него, и он тут же дал пояснения - вечером выдвигаемся на большую охоту. Нужно запастись мясом и шкурами на продажу. Да еще и грибов по собирать. В общем отправимся в поход, в лес, на пару дней, поэтому нам нужно запастись силами. А как вернемся, на следующий день пойдем в город.
У него как всегда был план, и любовь к руководству. Выбравшись из ее объятий, он встал на ноги разминая тело, и начиная одеваться, подкидывая в камин пару дров, что бы наполнить дом теплом. А также хворостом, что бы пламя быстрее поглотило полена. Затем взяв в руки топор, он отправился наружу, начиная подготавливаться к зиме рубкой дров. Снова расставляя огромный навес, под который он обычно складывал дрова. Медведей на охоту он дергать не собирался, так как медведица уже давно родила троих, и им тоже нужно было время, что бы подготовиться к зиме.
Он обрушивал сильные удары топором, разрубая полена пополам почти с первой попытки. Когда девушка вышла наружу, и подошла к нему, он лишь поцеловал ее в щеку. Ах да, секрет делать они не стали, и поэтому своих отношений от Томаса скрывать не стали, да и он особо не удивился.
-Если тебе нечем заняться, можешь наготовить провизии нам на пару дней - даже будучи ночуя с ней в обнимку, он не потерял привычки раздавать команды, и следить за их выполнением.

+1

116

Сарейта предавалась неге. Сейчас всё настолько ее устраивало, что она не хотела двигаться, о чем-то думать и обсуждать что-то серьезное. К счастью, Ильфиртил разделял ее настроение. Они довольно долго лежали в обнимку, говоря, по сути, ни о чем, а иногда просто молчали, наслаждаясь теплом друг друга. Так они и уснули, прижимаясь друг к другу и прячась от холода под большой шкурой.
Следующий день начался прекрасно, как и последующие за ним. И всё равно, что выспаться не удалось, всё это неважно, когда рядом тот, с кем хочется засыпать и просыпаться под одним одеялом. Эльфийка пребывала в прекрасном настроении, она словно святилась от переполняемых ее чувств  и даже не дерзила и не сквернословила, за чем была замечена ранее и не один раз, и даже не десять. Несмотря на новый этап отношений, на который эльфы вышли довольно неожиданно, тренировки продолжались, а работу по дому и вокруг него никто не отменял, Ильфиртил всё также был строг и планку не опускал, скорее даже поднимал, чтобы Сарейта не смела филонить и прохлаждаться. Она негодовала всякий раз, когда что-то шло не по ее плану и желаниям, но задеть ведуна не пыталась. Свои недовольства она выплескивала иначе - в постели. Поэтому их вечера были бурными и выматывающими даже похлеще всего прошедшего дня, а на коже Ильфиртила то и дело появлялись то красные следы от страстных поцелуев, то небольшие царапины, то даже укусы. Последнее, впрочем, было случайностью, Амеллин просто не заметила, как перегнула палку. Ей было настолько хорошо, что она забыла, как контролировать собственные челюсти.
Спустя несколько дней, ранним утром, Сарейта открыла глаза, не совсем понимая, из-за чего ей было так щекотно. Сквозь сон она чувствовала щекочущее прикосновение к своему плечу, от чего сразу открыла глаза. Приподняв голову, она сонным и ничего не понимающим взглядом посмотрела на Ильфиртила, который еще не успел встать с кровати и одеться. Амеллин положила на него руку, желая схватить и вернуть к себе, но после сна сил еще не нашлось. Устав, ведунья опустила голову, но непонимающего, зачем в такую рань вставать, взгляда с эльфа не отвела, Обычно, когда поднимался он, приходилось вставать и ведунье. Потому что необходимо полностью проснуться, позавтракать, а затем идти на тренировку, после которой всегда находилось какое-нибудь дело, не требующее отлагательств.
- Отдыхаем? Целый день? - Она словно не поверила в упавшее на нее счастье, воровке показалось, что это шутка, но кивок головы и пояснительный план, которые были у Ильфиртила, кажется, на все случаи жизни, дали понять, что шутки никакой нет. Улыбнувшись, эльфийка потерлась щекой о руку мужчины и прикрыла глаза. - Ура, - слабо, потому что еще не проснулась, произнесла Сарейта, уже занявшая всю кровать. - Я еще посплю, - прошептала Амеллин, уже постепенно засыпая. Шкуры, которые выполняли роль матраса, всё еще были теплыми от тела Ильфиртила, они дарили ощущение уюта и защищенности. Пригревшись, девушка заснула.
И в следующий раз она открыла глаза лишь через пару часов. Где-то недалеко приглушенно слышался звук топора, вслед за которым следовал сильный удар раскалываемого полена о пень. И так раз за разом, быстро, почти без отдыха. Сарейта, не спешившая начинать свой день, довольно скоро сделала вывод, что колкой дров занимается Ильфиртил. Одевшись, ведунья направилась к нему.
  - Это очень плохо походит на отдых, - она взглядом указала на топор в руке мужчины. - Доброе утро, - приобняв ведуна, Сарейта поцеловала его в щеку, хотя скорее даже в бороду. Чтобы не мешать и дальше колоть дрова, воровка отошла в сторону, причем довольно далеко, чтобы отлетающие иногда в разные стороны дрова не оставили ей синяков.
- Я могу стоять у тебя над душой, это тоже занятие, - не шибко полезное, конечно, но зато не требует много усилий. - Но ты прав, надо запастись провизией, да и вообще приготовить поесть, - подняв руки над головой, скрепляя пальцы в замок, эльфийка потянулась, разминая спину, словно готовилась не еду готовить, а подтягиваться. Почесав два едва заметных шрама на шее, ведунья пошла к дому. - Как уже холодно стало, а снег выпадет, так вообще задубеем, - негромко причитала воровка, потирая свои руки и стараясь согреться.
С приготовлением запасов и обеда пришлось как следует повозиться, потому что хотелось сделать что-нибудь вкусное и хорошо пропекшееся. Смешав в миске немного вина с оставшимися специями, эльфийка обмазала этой смесью мясо и оставила мариноваться, тем временем занявшись пищей, необходимой для двухдневного похода. Когда всё было закончено, Сарейта вышла на улицу, оставляя дверь слегка приоткрытой, чтобы проветрить комнату.
- Никогда не любила осень и зиму за их короткие дни. И холод. С другой стороны, в темноте можно много всего интересного и противозаконного сделать, - усмехнулась ведунья, обращаясь к Томасу, сидящего на недавно сооруженной небольшой деревянной лавке и наслаждавшегося видом опадающих листьев.

+1

117

Их отношения не сильно изменились, точнее они приняли некоторые изменение, которое основывалось уже на полном доверии. Общение оставалось таким же, лишь дополнялось колкими шутками и двусмысленными намеками, а их угрозы уже имели какую-то отсылку на то, что будет их ждать ночью. Сам эльф ощущал себя, так, словно неделям не пил воды, и сейчас прильнул губами к свежему источнику. Он был ненасытным как солдат вернувшийся домой к жене после пятилетней войны, только в двадцать раз сильнее. И Сарейта все время напоминала ему, какого это любить женщину, самозабвенно отдаваясь ей душой и телом, принимая его неутолимую жажду оказаться в ее объятьях.
-Над душой стоять ты очень хорошо умеешь, а вот язычок свой держать за зубками не умеешь. И когда это сочетаются в одно, происходит всякие разные неприятности. Хорошо что я привык. - шуткой произнес он, косясь на нее вполне добрым взглядом. На ее замечание он лишь хитро улыбнулся - поверь, найдем решение как согреться. Но если серьезно... - он задумался, оценивая что-то - если совсем станет худо, то придется перебираться временно на юг. Но я не помню, что бы была подобная зима.
Он кивнул ей, обрушивая очередной удар о полено. Давно он не занимался огромной физической работой на протяжении долгого времени, и сейчас чувствовал как тело возвращало те самые физические кондиции. Было сложно представить, как такой здоровый мужчина как Ильфиртил, может стать еще больше. Но это происходило, мышцы вздувались, плечи росли в ширину, какой-то намек на жирок вовсе испарился, оставляя накаченный торс. А Сарейта наоборот, под воздействие акробатических упражнений и бега, обрела еще более стройную талию и более красивые формы в области бедер. Она и раньше была подтянутой и хороша собой, но эти изменения не могли утаится от его глаз, особенно когда они были одни в одной постеле. Как только начало темнеть, мужчина наконец закончил с частью своей работы, и вернулся на запах в дом.
-Противозаконное... я прямо слышу в твоем голосе ностальгию по своему ремеслу. - произнес он суровым голосом, впихивая себя в дверной проем и усаживаясь на стул. Принюхавшись он оскалился - приятно пахнет. Ты уже сказала ему?
Увидев недоуменный взгляд человека, он догадался, что он ничего не знает о их планах. Поэтому насторожился началом такого разговора. Но эльф тут же его обнадежил:
-Мы с Сарейтой идем на большую охоту, вдвоем, ты остаешься здесь один, наколоти еще больше дров, в остальном сам придумаешь чем себя занять. Нас не будет возможно несколько дней, не сожги мне тут дом - он дождался когда девушка наложит ему наконец еды, и тут же принялся его содержимое стремительно отправлять в желудок.
Ведун стал частенько замечать, что она стала готовить все чаще, и старался это сделать намного вкуснее. Словно пыталась ему угодить как настоящая женщина своему мужчине. А возможно ему это показалось, но он все таки отметил это:
-Вкусно, даже очень. Возьми этого по больше, чувствую одной тарелки мне будет мало. Все, я снова побежал, готовить снаряжение, кстати это советую сделать и тебе. - Он подошел к ней сзади, погладив рукой по спине и прижавшись губами к ее плечу, целуя через ткань туники. С этими словами, он стал ходить по дому и собирать походный комплект, кидая в просторную сумку ножи, кремень, бинты, мази и прочую атрибутику, что им пригодиться в походе. А затем точил и чистил свой меч и поправлял тетиву на лук, снова туго натягивая его на дугу. Подсчитывал стрелы, делал новые, явно увлеченный этим процессом, не обращая внимания что происходило вокруг.
Через несколько часов, они вдвоем покинули его халупу и двинулись резвым шагов на западную часть леса, перепрыгивая по камням через речку, и оказываясь на том берегу. Они могли бы отправиться и утром, но тогда уже не успели к месту. По его расчетам, через два дня в ночном небе появиться полная луна, а значит есть шанс выследить стаю по их вою.
-Не отставай, и предупреждаю сразу, в охоте я не силен... точнее лично я, поэтому... без ссор если можно - тихо предупредил он.  Мужчина старался не показывать вторую личность наружу, не имея желания провоцировать конфликт, хотя понимал, что это не за горами.
Остановились они уже спустя четыре часа легкой пробежки. Когда настал час совы. На пару с эльфой, они насобирали несколько сухих веток и бревен и сделали небольшой костер, согреваясь вокруг него.

+1

118

Идя в дом готовить еду, Сарейта с умилением и улыбкой взглянула на Ильфиртила, еще так много о ней не знающего. Она посмотрела на него, как на маленького ребенка, что не имел понятия как готовить завтрак, но для мамы всё равно его сделал, сварганив нечто невообразимое и совершенно несъедобное. Держать язык за зубами девушка умела отлично, ни одна тайна, поведанная ей, не дошла до чужих ушей, но при общении с Ильфиртилом молчать не хотелось. Сначала это были ответные оскорбления Тилю, затем это переросло в привычку. Да и только так, по мнению эльфийки, ей удавалось расшевелить ведуна, вывести его из равновесия, в котором он походил на хмурую тучу.
Вдохнув прохладный воздух полной грудью, Сарейта прикрыла глаза. Всё-таки было в осени что-то прекрасное, но точно не погода. Наверное, такое умиротворение вызывали яркие листья, в медленном кружащимся танце опадая на землю.
- Ностальгия... Нет, я еще не успела соскучиться. И, знаешь, я прямо слышу в твоем голосе неодобрение моего ремесла, - с улыбкой передразнила ведунья, останавливаясь на полпути к скамье и разворачиваясь к дому, чтобы последовать за мужчиной. Она знала, что Ильфиртил жутко голоден, а потому медлить не стала и сразу принялась накрывать стол. Вопрос, касающийся Томаса, поставил девушку в неловкое положение. Она не знала, что имеет ввиду эльф - предстоящую охоту, о которой человеку следовало знать, отправление в город или вполне вероятную смерть юноши. Глядя то на Ильфиртила, то на Томаса и не зная, что сказать, воровка просто отвернулась, занимаясь наполнением тарелок горячим ужином. Перекладывать ответственность на чужие плечи, что вновь произошло, стоило заговорить о Томасе, у Амеллин получалось довольно неплохо. В этой ситуации она, скорее всего, и не смогла бы иначе. Эльфийка была слишком мягка для того, чтобы вести разговоры о ближайшем будущем человека и описывать все варианты его дальнейшего существования. И несуществования тоже. Услышав слова о походе, ведунья успокоилась.
Слова одобрения грели душу и радовали, хотелось стараться еще сильнее. За эти полгода Сарейта, к слову, умудрилась очень хорошо поднять свой навык приготовления пищи. Это всё из-за того, что она слишком часто этим занимается.
- Но ведь отдыхаем же, - возмутилась ведунья, в голове которой слово "отдых" и кропотливая подготовка снаряжения никак не укладывались. Приготовления и сборы вообще нельзя отнести к отдыху, даже с натяжкой. Хмурая и явно недовольная Сарейта чуть позже всё-таки занялась подготовкой, первым делом взявшись за свой лук. Ему было уже много лет, а по-прежнему был крепок и хорош, эльфийка очень любила этот лук. Сидя на полу, девушка возилась со стрелами и своим кинжалом, уже не раз спасавшего ее жизнь.
Когда в дом в очередной раз вошел Ильфиртил, Сарейта ему улыбнулась, не отрываясь от работы. Стоит заметить, это занятие очень увлекало, хоть и было травмоопасным. Задумавшись, эльфийка случайно порезала палец о лезвие кинжала, тихо чертыхнулась и приложила палец к губам, надеясь, что таким образом кровь скорее свернется. Вот знала же, что не поможет, но избавиться от детской привычки до сих пор не могла.
Поздним вечером эльфы покинули дом, оставив Томаса в гордом одиночестве. Поход обещал быть непростым и чрезвычайно утомительным. На лес давно опустилась кромешная темнота, в которой мало что было видно, приходилось надеяться на свое чутье и ловкие ноги. У реки всё было проще - яркий лунный свет позволял хорошо разглядеть камни, чтобы не свалиться с них в воду.
- Я, конечно, очень постараюсь, но ничего обещать не могу, - пожала плечами Амеллин. В этот раз она решила приложить максимум своих усилий, чтобы не поддаться на грубые дерзкие слова да на всякого рода провокации.
Уже сидя у костра Сарейта внимательно и с некоторым подозрением посмотрела на ведуна. Она как будто пыталась таким длительным и пристальным взглядом пробраться в мысли мужчины и узнать всё, что ее интересует.
- Скажи-ка, - заговорила она мягким елейным голосом, намеренно сбивая подобной интонацией ведуна с толку и не давая ему догадаться, о чем девушка сейчас спросит. - Как ты относишься к тому, чем я зарабатываю на существование? - Ее голос снова стал прежним. - Раньше эта тема никогда не поднималась, но теперь мне интересно узнать, - раньше мнение Ильфиртила в целом не имело весомого веса для Амеллин, однако сейчас всё кардинально изменилось.

+1

119

Они сидели рядом, плечом к плечу, возле костра и смотрели на то как пламя, танцуя огненными языками поглощало все, что в него кидали. Изредка они смотрели друг на друга, не забывая также вести дозор, озираясь по сторонам. Эльф планировал покинуть их дом только завтра с утра. Но что бы успеть к месту, до того как взойдет луна, в последний момент решил выйти сегодня. И такая прогулка вносило свою лепту разнообразия в их без того бурные отношения.
Услышав начала ее слов, он сосредоточенно посмотрел на нее, не понимая в чем смысл ее такой интонации, уводя свои зрачки в сторону, стараясь вспомнить, что он успел сделать не так, что бы девушка начала общение с ним с такой ноты. Но тут же успокоился, улыбнувшись:
-Никак. Каждый зарабатывает на жизнь тем ремеслом, которым его обучили, если тебя научили воровать и грабить, значит ты воруешь и грабишь. Если конечно тебя не обучали еще какому-нибудь делу. Единственное что мне не нравиться, что твоя работа сопряжена с некоторыми рисками для жизни. Поэтому это одна из причин, почему я обучаю тебя ближнему бою. Я мог бы конечно тут кричать, брось свое дело и так далее. Только смысл? Лично я твои навыки воровства не успел отметить, но если ты все еще на своих ногах, значит они не так уже и плохи. Единственное, что я мог сказать, точнее попросить, что если ты захочешь принять участие в деле, где есть большая вероятность быть схваченной или того хуже, убитой, то ради меня, ради нас, откажись. - Эльф говорил ровным и спокойным голосом, даже тихим, что бы не привлечь лишнюю фауну к ним.
Но к огню они никогда близко не приближались. Ильфиртил подкинул еще несколько дровишек и сухих веток, что бы огонь не потух и давал более менее горячий жар, согревая их холодной ночью. Воцарилась небольшая пауза, ведун чуть прислушавшийся к голосу леса, но не заметив никакой опасности продолжил:
-Вот например я, мое ремесло ты знаешь. Представим, просто представим, если я покину свой дом и пойду в большой мир, чем мне заняться? Учить некого, постоянные гонения и странствования, все чему меня обучали подойдет только под один профиль - убийца. Так как учителем фехтования мне не дадут стать, узнают на раз. И вот вопрос, если бы я стал убийцей, что бы прожить и заработать себе на хлеб, как бы ты к этому отнеслась? И я знаю ответ. Приняла, с сомнением, с натягом, но приняла. Но конечно же не переставала бы за меня переживать. Так как ты знаешь на что я способен. Вот и я буду испытывать такие же чувства. - он обнял ее, прижимая к себе, и потрепав рукой по плечу, а затем погладив волосы, мужчина поцеловал ее макушку -В общем не бери в голову, ты спросила я ответил. Нет я ничего не имею против. Лучше ложись спать, я буду пока на карауле. На следующую ночь сменишь. Держи...
Он достал небольшое одеяло, и накрыл ее на девушку, без лишний возражений подставляя ей свое левое плечо. Запасаясь при этом под правую руку дровами и ветками, что бы не дергаться на месте. Но эльфа явно спать пока не желала, словно чего-то ждала, а может просто хотела занять время пустой болтовней которой возможно ей так не хватает. И он прекрасно понимал ее, ведь ведун был крайне скуп на слова и явно не умел поддерживать диалог предпочитая молчать. Вздохнув он произнес:
-Хочешь расскажу одну историю? Правдивая она или нет, решать тебе. - увидев ее многозначительный взгляд и кивок, он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, когда она лежала головой на его коленях - В далекие времена, когда все верили в богов, когда строили бесчисленные храмы, и создавались культы, существовали два бога. Розалия богиня любви и цветов и Архос бог ненависти и раздора. Между ними были непримиримая война, каждый посылал своих воинов друг на друга. Битвы были все кровопролитней и жестче предыдущей. И в один момент они не выдержали и среди поля сражения вступили в схватку. Архос победил, но когда занес свой молот над хрупкой богиней, он не смог нанести последний удар и ушел. Затем все произошло ровным счетом наоборот, они снова вступили в схватку но Архос не хотел уже причинять ей вреда, хоть и не понимал своих противоречивых чувств и отрекал их, и когда уже Розалия готова была проткнуть его своим копьем, они остановились, и снова разошлись. Им все стало ясно, втайне от своих детей, последователей и слуг, они стали встречаться друг с другом, отдаваясь чувствам страсти. Но в итоге с той и с другой стороны узнали об этом и схватились за голову. Был под угрозой баланс. И они объединились пойдя против своих богов и создателей. Но убить их было нельзя и опасно. В итоге Архос был запечатан в огромной глыбе льда на южной части этого мира, и его совращали постоянно жрицы любви отвергнутой богини. А Розалию запечатали в северной части этого мира, и ее душу терзают дети ненависти. Но что такое для богов расстояние? Всего лишь один шаг. И они кричат, зовут друг друга, и их эхо прокатывается по всему миру начиняя их жителей то чувством любви, то чувством ненависти. Так и зародилось выражение. От любви до ненависти один шаг... - мужчина говорил тихо, заставляя своим шепотом девушку засыпать. И он рассказывал одну историю за другой, поглаживая ее по голове, пока ее веки не опустились а дыхание не стало ровным. А эльф лишь молча любовался спящей в ночи девушкой. Было странно с его стороны так относится к эльфе, словно к маленькой девочке, но так это по сути и было, для него она была ЕГО маленькой девочкой которую он готов защищать.
Утром они проснулись и перекусили той едой, что наготовила на их двоих Сарейта, проверив снаряжение и сориентировавщись куда идти дальше, они снова двинули в путь.

Отредактировано Il`Fir von Tillas (2016-05-18 17:21:31)

+1

120

Едва уловимая довольная улыбка скользнула по губам Сарейты, довольно быстро скрывшись за грустью. Эльфийке была приятна забота Ильфиртила, она и сама не хотела бы оказаться за решеткой или в земле, но дать однозначное обещание не могла.
- Мне сложно давать такое обещание. Нет, ты не подумай, что я спешу расстаться с жизнью и тобой, просто.. каждое дело несет риск, в любом доме, богатого человека или не очень, меня может ожидать смерть. Мне не всегда понятно, насколько сложно будет справляться со своей работой, я не могу точно знать, вернусь ли я, - ведунья замолчала. Она обдумывала каждое свое слово, не желая давать пустые обещания и бросать слова на ветер. Поступать так с близким и дорогим мужчиной было неправильно. - Если мне изначально будет известно, насколько опасно дело, я за него не возьмусь. А если уже в процессе выяснится, в какой же я заднице, то я постараюсь выбраться живой и не связанной, - Сарейта серьезно посмотрела в глаза Ильфиртила, давая ему понять, что она не шутит и действительно приложит все силы, чтобы их последняя встреча так и не осталась последней.
Отвернувшись от ведуна, Амеллин заняла более удобное положение рядом с ним и вытянула руки к огню, согревая их. Любуясь игрой языков пламени, эльфийка внимательно слушала Ильфиртила, иногда кивая на его слова. Она и правда приняла бы его занятие и способ зарабатывания на жизнь, не была бы рада и испытывала бы огромное сомнение, но приняла бы. Что-то запрещать Сарейта просто не имела права. И власти тоже. Захватить над эльфом власть вообще было невозможно, но оно и хорошо, так ведунье нравилось намного больше. И волнение за каждый заказ тоже присутствовало бы. Каждое дело Ильфиртила вызывало бы у эльфийки во сто крат больше волнения и страха, чем тогда, на подпольной арене. Прижавшись к ведуну и обняв его, девушка прикрыла глаза, наслаждаясь его близостью и получая удовольствие от таких, казалось бы, простых действий, как поглаживание головы и прикосновение губами к макушке. Эмоции, испытываемые Сарейтой в такие моменты близости, были для нее необычны, но безумно приятны и волнительны.
- Я не очень хочу спать, - призналась воровка, тем не менее принимая одеяло, укутываясь в него и устраивая голову на плече Ильфиртила. И положение было удобным, и эльфийка быстро пригрелась, но сон всё равно не шел, хотелось поболтать. Это занятие ведунья любила, хотя справедливо заметить, что не со всеми, а с некоторыми личностями говорить не хотелось вовсе. Постепенно Сарейта спустилась с плеча на колени, устраиваясь еще удобнее и расслабляясь, но по-прежнему не закрывая глаза и не засыпая. Девушке казалось, что она не заснет до самого утра, так хорошо она сегодня выспалась.
- Расскажи еще, - едва слышно попросила ведунья, глядя на мужчину и улыбаясь. Он рассказывал ей небольшие, но красивые и интересные истории, она внимательно слушала и представляла в своем воображении всё, что он говорил. Его тихий вкрадчивый голос успокаивал и усыплял. Сарейта, сама того не замечая, медленно прикрыла глаза и уснула сном младенца. Иногда возникало ощущение, что эльфийке не восемьдесят с лишним лет, а всего пять. Амеллин вновь ощутила тот непередаваемый восторг и теплоту, которые испытывает маленький ребенок, которому читают сказки на ночь.
Утро подкралось совершенно незаметно. Стало еще холоднее, а небо полностью затянуло тучами, не давая солнцу ни единого шанса. В полумраке эльфы доели мясо, оставшееся с вечера, собрались и, полностью потушив костер, отправились дальше. Они шли быстро, огибая деревья, перепрыгивая могучие корни, выглядывающие из-под земли, избегая колючий кустарник и постоянно вслушиваясь в окружающую местность. Сказать многого о том, что происходило сейчас в лесу Сарейта не могла, она слишком мало времени прожила в лесах, чтобы научиться быстро ориентироваться. Но следы читала хорошо, что есть, того не отнять. Когда-то это занятие очень увлекло юную эльфику и знания, приобретенные уже довольно давно, еще не забылись.
- Я могу этого не знать, конечно, но не слишком ли опасно соваться на стаю с несколькими матерями? Волчицы будут свирепо защищать свое потомство, - прервав образовавшуюся тишину, поинтересовалась Сарейта, поворачивая голову к ведуну. Пришлось немного замедлиться, чтобы перевести дух после быстрого передвижения, да и зацепиться ногой о корень очень не хотелось. - Ты всё еще хочешь подарить мне волчонка? - Вспомнился довольно давний разговор. Целесообразность подобного соратника ведунья по-прежнему не понимала, да и опасалась жить рядом с диким зверем. Да и не уверена она была, что справится со зверем. Одно дело подчинить животное всего на пару секунд и то, тогда Амеллин просто снесло крышу, и совсем другое - держать подле себя и воздействовать постоянно.
- Не нравится мне это затишье, - нахмурившись, произнесла воровка, резко останавливаясь и поднимая голову к кронам могучих деревьев. Еще не опавшие листья не двигались, ветер отсутствовал, не пели и птицы. На лес опустилась полная тишина. Внутри ведуньи зарождалось неприятное волнение. - Не затишье ли это перед бурей? - Сарейте вполне могло и показаться, однако узнать мнение более опытного Ильфиртила не было лишним.

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-05-18 19:55:59)

+1


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » I , you, and my shadow


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC