Священная Империя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » I , you, and my shadow


I , you, and my shadow

Сообщений 41 страница 60 из 145

41

Сон лучшее лекарство, всякий раз в этом убеждался Ильфиртил. Открыв веки, он почувствовал как тело уже не так сильно ныло, когда он вернулся. Сквозь сонные веки его взгляд остановился на окне, видимо наступило время сумерек. По его телу прошелся небольшой пот. В доме было довольно душно, поэтому естественным желанием для него было выйти наружу. Размяв перед этим свое тело, он снова посмотрел наружу. Человек работал, эльфа отдыхала думая о своем и лежа на земле.
Он еще долго смотрел на нее, о чем-то размышляя, точнее вступая словно с кем-то в дискуссию внутри своей головы. Результатом этой ментальной баталии было то, что он лишь передернул плечами, продолжая за ними двумя наблюдать время от времени прислушиваясь к их разговору. Когда уже достаточно стемнело, мужчина подошел к двум мечам, что стояли в углу его дома и вышел на улицу. Медленно подходя к Сарейте, остановившись в шаге от нее, он смотрел на нее сверху-вниз. Долго и изучающе, и только потом выдал кинув клинок рядом с ней на землю:
-Сегодня обучать буду тебя я, не смотря на мои внутренние протесты - звучало немного двусмысленно, но эльф не сомневался, что она понимает о чем он говорит. Дождавшись когда она встанет на ноги и возьмет в руки меч он продолжил - у тебя нет таланта обучаться боем. Поэтому будем обучать стандарта. Начнем с твоих достоинств. Ты хорошо обучаешься, умна, проницательна, хорошо обучаешься, есть хорошая пластичность и ловкость. А теперь недостатки. Ты твердолобая, упрямая, сама себе на уме, скована в ближнем бою и держишь меч так, что я до сих пор удивлен как у тебя запястье все еще цело. Во что это вытекает? Когда я атакую, ты стоишь на месте, и прикладываешь очень много сил, что бы отразить удар. Результат? Твоя рука немеет от той грубостью с которой я обрушиваю на тебя свои выпады. Поэтому начнем с основ. С движения. Вытяни руку с мечом вперед, и начиная двигаться со мной по кругу. Руку не опускать. Тренируй запястье. А теперь пошли. Смотри за моими шагами и двигайся ровно со мной, дыши ровно, и носом и ртом, выдыхая только носом.
Он стал медленно двигаться по кругу, удерживая свой клином на вытянутой руке. При этом шаги были такими, словно он шел по очень узкой доске. небольшими, плавными и короткими. И каждый шаг следовал только в том случае, когда одна нога чуть ли не в прыжке была согнана с упором на носок. Он шагал так пока девушка не навострилась повторять его движения. И он двигался то медленно то более быстро, увидев как ее рука стала дрожать, он довольно грубо ударил по ее мечу своим, от чего она его тут же уронила:
-Руку не опускать, продолжаем. Ты должна понять, что нет смысла блокировать удар оппонента, который сильнее тебя, особенно если ты видишь сколько силы он вбрасывает в этот замах. В этот момент ты должна расслабить хватку, и шагнуть в сторону, в итоге клинок врага просто со скользит по лезвию твоего меча, а потом ты должна либо отпрыгнуть, если увидишь, что ближайшая к тебе нога противника расслаблена, или двинуться вперед и контратаковать, если она наоборот, напряжена, например сделать подсечку. Продолжаем... - они снова стали двигаться с вытянутыми вперед руками. Ильфиртил периодически ударял своим мечом о ее, пока она не научилась в этот момент мгновенно расслаблять руку и быстро опускать меч. Эльф удовлетворенно кивал и подбадривал ее - хорошо, молодец, умница.
Так они и в течение часа кружились, пока рука девушки не стала буквально отваливаться. Эльф дал рукой знать, что они пока закончили, подошел к ней, и взяв ее правую руку, стал нажимать на определенные точки мышц, и всякий раз смотрел ей в лицо, улавливая на нем определенные едва заметные гримасы боли:
-Поэтому я и говорил, копать, носить воду и так далее. Это помогает развивать определенные участки мышц рук. В общем вердикт такой, без меня вы тут играли в рыцарей, чем в действительности тренировались. Боем тренировку ты также пока еще не выдержишь. До этого свою вторую личность к тебе не подпущу. Мне бы хотелось увидеть какие ты умеешь делать акробатические приемы, если умеешь... возможно это пригодиться. Пойми, мне нет смысла тебя обучать, если я буду знать, что любой противник в ближнем бою тебя убьет. Получается я трачу с тобой свое время, при этом не говоря о том, что бы потом потратить время на розыск   возможного твоего убийцу и просто отомстить ему. Не смотри на меня так, мы вдвоем не потерпим если тебя убьют, лично потому что ты моя ученица, моя вторая личность не переживет это, потому что сам хочет тебя убить. - Эльф попытался улыбнуться, впервые решив использовать свое чувство юмора. Но потом тут же стал серьезным опуская ее руку и глядя ей в глаза - Если я говорю, это надо, значит это надо.

+1

42

Лениться Сарейта любила. А потому одного малейшего повода, чтобы весь день проваляться без дела, хватало с лихвой. Сегодня этим поводом стал спящий Ильфиртил. К счастью, во сне он пока не умел заставлять эльфийку заниматься физическими нагрузками, а потому она без зазрения совести пользовалась его маленькой слабостью. Хотя нет, один разок советь всё-таки неприятно кольнула и тогда Амеллин тут же придумала прекрасную причину своей лени, которую она и озвучила Томасу.
- Мы же его разбудим звоном металла, а после пяти дней охоты нужно как следует отдохнуть, - и на этом все угрызения совести закончились. И до самого вечера эльфийка только и делала, что слушала пение птиц, переплетающееся с голосом Томаса, ела ягоды и расслаблялась.
К сожалению Сарейты, бездельничать еще и всю ночь она не могла, о чем сказал Ильфиртил. Точнее, он-то молчал, но вот его вид говорил о многом, да и упавший на землю меч словно кричал о том, что закончился отпуск. Эти пять дней действительно были славными, никакой дисциплины, тирании и тяжелых тренировок. Где-то в глубине души ведунья понимала, что такое отношение к обучению не слишком благоприятно, да и к тому же она сама напросилась к ведуну в ученицы, а теперь отлынивает от своих обязанностей, однако ничего с собой поделать не могла, она уставала. Одной тренировки боем хватало, чтобы Амеллин выдохлась из сил на ближайшую неделю. Тем не менее она молча и послушно взяла меч, поднялась с земли и выпрямилась во весь рост.
- А почему нельзя было начать с основ? - Тут же взбунтовалась эльфийка, до сих пор злившаяся на Ильфиртила, точнее на вторую его личность, из-за огромного шрама на всю, мать ее, спину. Мало того, что этот трофейчик до сих пор побаливал и давал о себе знать, особенно по ночам, так еще и уродовал всё тело! Сарейта безумно злилась, однако свою ярость держала где-то глубоко внутри себя, не давая ей выхода. Она прекрасно понимала, что попытка придушить ночью учителя до добра не доведет. Глубоко вздохнув, воровка молча отошла от мужчины и вытянула руку с мечом. Задание показалось ей легким, а потому она приступила к нему сразу и без каких-либо опасений.
Сарейта старалась повторять движения за Ильфиртилом, она внимательно наблюдала за тем, как он делает шаг, и старалась делать также. Войти в определенный ритм было не сложно, двигалась эльфийка всегда хорошо, а вот с мечом были проблемы. Постепенно рука начала уставать, мышцы не выдерживали такой нагрузки, от чего начали дрожать. Лишь усилием воли Амеллин заставляла свою руку держаться. Удар, грубый, но хоть не слишком сильный. Зашипев от боли, женщина тут же опустила руку, хотела уже выпустить меч из руки и бросить всё это дело, но остановила себя.
- Может, я бы ее и не опустила, если бы ты не ударил, - возразила эльфийка, прекрасно знающая, что меч точно коснулся бы земли, но на несколько секунд позже. Немного передохнув, Сарейта вновь подняла руку с мечом. Было сложно, в этот раз рука начала дрожать еще быстрее, однако ведунья старалась. Да, она любила отдыхать, но если бежать уже некуда, то нужно приложить максимум усилий, чтобы чего-то добиться. Из головы всё никак не выходили слова Ильфиртила о ослаблении хватки и подсечках. Да, она их прокручивала раз за разом, однако смысл поняла лишь спустя несколько резких выпадов, после которых рука Амеллин резко опускалась, а сама воровка с трудом сдерживала стон боли, пару раз промолчать всё же не удавалось. Когда ведун в очередной раз вознамерился ударить по мечу эльфийки, она расслабила руку и опустила меч, не позволяя нанести еще один удар, после которого по всему телу пробегала дрожь.
- Надо же, ты умеешь хвалить. Я думала, ты не знаешь таких слов, - Сарейта усмехнулась. И за этой усмешкой скрылась маленькая гордость за себя и свои навыки, было приятно слышать похвалу, особенно в таком сложном для ведуньи деле, как ближний бой. Такие простые, но приятные слова, надо заметить, придавали сил, Амеллин старалась еще сильнее. Впрочем, это не мешало ей мысленно молиться всем известным и не очень богам о прекращении этой пытки. Рука уже отваливалась, пальцы держали меч только потому, что не могли выпрямиться, они словно закостенели. И только спустя долгий и мучительный час эльфийка кое-как выпустила из руки меч, бросив его на землю.
- Что ты делаешь? - Недоуменно спросила Сарейта, глядя на руки Ильфиртила, нажимающие на разные места обессиленной женской руки. Было больно, при том очень, но ведунья героически молчала и лишь по выражению ее лица было не сложно понять, что она готова выть. - Это особый вид пытки, да? - Воровка подняла голову и заглянула в глаза учителя. Он выглядел, как и всегда.. почти всегда, спокойным. Это даже внушало доверие, успокаивало. - Нет, в рыцарей мы не играли, но и зарезать меня Томас не пытался, за что ему огромное спасибо. Могу тебе колесо показать, хочешь? Но а так, что за приемы ты ожидаешь от воровки? Я к тому, что одна из моих основных задач - быстро и тихо взобраться по стене дома и еще быстрее взломать замок окна, мне приходится очень быстро преодолевать препятствия в виде тех же заборов, приходится держать равновесие и перетаскивать на себе тяжелые мешки, - держаться при помощи одной руки и ноги на узком подоконнике сложно, но Сарейта умела. У нее было тренированное тело, это точно, сильные руки и ноги, однако как это применять в бою она не особо представляла. Да, я понимаю, - она нахмурилась и опустила голову. Амеллин понимала, что смысла чему-то учить ее, если она может помереть при первой же возможности, совершенно нет. Это расстраивало, было даже немного стыдно за свою слабость. Слова о мести заставили женщину резко поднять голову и посмотреть на Ильфиртила очень удивленным и непонимающим взглядом. Он будет мстить за нее? Серьезно? С чего это вдруг? Совершенно непонятно, но сам факт, что ведун готов мстить за свою ученицу, очень льстила. Сарейта с трудом сдерживала улыбку.
- Ты ведь понимаешь, что желания твоей второй личности меня не слишком приободрили? - Тихо поинтересовалась эльфийка, ловя и запоминая этот редкий момент, когда ведун улыбается. - И я даже не знаю, хочу ли знать причину. Наверное, всё-таки хочу. Что я такого сделала? - Это было, кстати, важно. Амеллин допускала, что перед смертью, если вторая личность ведуна решит воплотить планы в жизнь, она не успеет даже узнать причины. А интерес свой хотелось удовлетворить. Эльфийка потерла болящую руку, посмотрела на Ильфиртила. - Хорошо, если надо, значит надо, - нехотя согласилась женщина. На ее губах заиграла улыбка. - Надеюсь, на сегодня всё? Мы можем уже вернуться в дом? Становится холодно.

+1

43

Эльф чуть хмыкнул на ее вопрос. Казалось бы ответ лежал на поверхности, и в тоже время по сути дела в принципе не являлся какой-то серьезной и даже маленькой причиной убивать ее, но спустя паузу он ответил:
-Ему не нравиться твое присутствие, по нескольким причинам, первая, я общаюсь с тобой а не с ним, хоть и не долго, обрывками, но все же это его достает. Даже сейчас, когда я говорю о нем в третьем лице при разговоре с тобой. Во вторых, ему не нравиться твоя излишняя заботливость. Третья причина, ты слишком высоко задираешь нос, и перестала бояться. Просто в прошлом я был... очень не хорошей личностью, но при этом склонен к разумности и мудрости. Спокойный и терпеливый, в бою вспыльчивый и агрессивный. А когда убежал сюда, по воли моего эксперимента меня как бы... разделили, на положительное и отрицательное. Но а так, открою тебе небольшую тайну, можно сказать нашу общую, ты нам интересна, по разным мотивам, но интересна. На самом деле мне тревожно ехать в город, много народу, много факторов которые поднимут мой внутренний уровень тревоги до предела, и тут я боюсь даже предугадать что случиться если мы поменяемся вдруг местами. Но в тоже время отпустить вас двоих я не могу, ладно я могу пропасть на долгое время, так как знаю, что за себя постоять точно смогу, а вот а счет вас двоих я не так уверен, и в тоже время это нам необходимо, да и любопытно мне как поменялась жизнь в больших городах. - он задумчиво посмотрел в сторону. Словно его что-то напрягало, и он не мог понять что. Затем вспышка озарения прокатилась по его лице и он почесав в легком смятении бороду снова повернул голову в сторону эльфийки - в первый раз за столько времени я разговариваю по душам.
Он почувствовал легкое дуновение холодного ветра. Но это скорее освежало особенно в такую жаркую погоду, и после тренировки. Ильфиртил подставился под этой ветерок, прикрыв глаза, ловя эти приятные порывы ветра насыщенные лесной свежестью. Втянув воздух, он чуть нахмурился:
-Влажность стала меньше, но при этом очень душно - он посмотрел на облака, которые словно бежали по небу - ночью будет дождь, и наверно сильный. И чувствуется зной, это к грозе.
Он пару секунд смотрел как она продолжала улыбаться смотря на него, и затем нахмурился, чуть поведя плечами. Подобрав с земли мечи, они направились уже в сторону дома.
-Хватит так улыбаться. Меня это немного нервирует и заставляет нервничать. И на будущее, если я не попрошу сам, то не надо меня трогать или касаться, это заставляет меня нервничать и напрягаться еще сильнее - грубым басом произнес он, становясь как туча. На ее вопросительный косой взгляд он лишь тяжело вдохнул и выдохнул - не забывай, я давно не с кем не общался и был сам себе на уме. Мне не привычно все это, казалось бы из прошлой жизни, что-то забытое. Я пока не привык к этому. Да и кажется не хочу привыкать.
-Она плохо на тебя влияет "братец" ты становишься слишком мягким, менее бдительным, не такими мы были. Что дальше? Полюбишь кроликов и бабочек?
Интересно услышать твою точку зрения на это... продолжая наблюдать за мной. Есть у меня одна теория на этот счет. Если что, бей тревогу.
-Уже бью... набатом. Не спорю она мне тоже интересна, с ней не скучно, но это не значит, что нужно открывать свою душу на распашку. Учитель-ученик. Ничего лишнего, не надо превращать это в какую-то дружбу или симпатию.
Когда они вошли внутрь, Ильфиртил достал шкуры, которые добыл в своей охоте и расположил в наиболее просторном месте в его тесном доме. Одна шкура была более-менее целая, вторая почти в дырках, третья чуть ли не разрублена пополам, но в целом какое-то ложе из себя представляли. Шкура из оленя хорошо шла под одеяло. По крайне мере на пару ночей хватит, пока он кое-что не придумает. А мысли уже были.
-Завтра продолжим, но сначала с утра спустимся в подвал. Надо разобрать там весь хлам. А сейчас спать - он сел на свою кровать. Понятное дело, что дополнительное ложе на полу он устраивал явно не для себя. Деликатность в нем как и не было так и не появиться. Он снял с себя куртку, кожаные штаны вместе с ботинками, оставаясь в одних портках. Осмотрел еще раз свою перебинтованную рану, удовлетворился ее надежностью и лег на кровать, смотря задумчиво в потолок.

+1

44

Причины оказались странными, глупыми и нелепыми. По крайней мере для того, чтобы забирать чужую жизнь. Сарейта сначала и не поняла, Ильфиртил так шутит? И уже через пару секунд она решила, что нет, она действительно может умереть только из-за своего присутствия, излишней заботы и доверия. Сложно объяснить, как такое произошло, но эльфийка доверяла ведуну. Да, он иногда пугал ее, а после сказанного так вообще стало не по себе, но Амеллин не видела в своем учителе явную угрозу. Наверное, всё дело было в привычке. Стоило женщине привыкнуть к Ильфиртилу и убедиться, что он хочет ее чему-то научить, как она сразу прониклась к нему, возможно даже симпатией. Еще было непонятно, чем именно воровка заинтересовала эльфа, однако спрашивать и это не захотела. Побоялась услышать еще парочку странных причин, понять и принять которые не сможет. Лучше жить в неведении.
- Я не хочу представлять, что ты можешь устроить в городе, если вы поменяетесь, - но в голове была только резня. Вторая личность Ильфиртила ассоциировалась у женщины именно с кровью, убийствами и драками. Она не видела его за каким-либо другим занятием, всегда только с мечом в руках. - И я не думаю, что с нами может что-то случиться, мы же всего лишь придем в город и купим всё необходимое. Сам подумай, какая такая опасность может ждать на рынке или в порту? Да и не первый год я живу в большом городе и, как видишь, цела и невредима, до тебя добралась и даже не поранилась, - Сарейта замолчала, на мгновение погрузившись в свои мысли. - Я бы на твоем месте осталась дома. Не могу вообще представить, как спустя сотню лет одиночества вернуться в город, полный галдящих людей. Но решать тебе, - то было правильное решение, по крайней мере Амеллин очень надеялась на это. Она указывать учителю не могла, да и не хотела, а потому пусть сам принимает решение, оценивая все риски и преимущества такого похода.
- Значит, доверяешь мне? - Никак иначе, только доверие, по мнению эльфийки, позволяло открыть свою душу и говорить на чистоту. Сама воровка раскрывала перед другими свою душу в последний раз очень и очень давно, в Амандиле, если быть точнее. После обучения еще никому Сарейта не рассказывала всего, что ее волнует и чем она живет. Кусочками - да, полностью - нет. Всегда что-то скрывала, недоговаривала, иногда и вовсе привирала.
- Надо приоткрыть окно, дождь принесет свежесть и прохладу, под которые спать одно удовольствие, - предложила ведунья, следуя примеру учителя и поднимая взгляд к небу. - Да брось, мне теперь еще и хмурой ходить? Откуда у тебя столько правил? И как моя улыбка вообще может нервировать. Вот если бы я по ночам забиралась к тебе под одеяло и, ну в общем и так понятно, что именно я имею ввиду.. это да, это может не только мешать спать, но и нервировать, а простая улыбка.. не думаю, - эльфийка пожала плечами. Очередная причина Ильфиртила была опять-таки непонята Сарейтой. - Я всего лишь хотела помочь, потому что знаю, как больно самостоятельно заматывать свои раны. Но как хочешь, больше к тебе не подойду, недотрога ты наш, - и она опять улыбнулась. Просто потому что не умела иначе, ведунья часто улыбалась, искренне или не очень.
Войдя в дом, Амеллин попросила Томаса перенести в дом уже наколотые дрова, а сама развалилась на стуле, свесив руки и закрыв глаза. Тренировка была не такой болезненной, как тот же бой, однако сил было мало, а правая рука противно ныла и иногда подрагивала. Эльфийка уже представляла, насколько бесполезной конечность будет завтра, как сильно будут болеть мышцы и как тяжело будет держать ложку. Перспективы, надо сказать, безрадостные.
- Ну здравствуй, пол, - пробубнила себе под нос недовольная расставанием с удобным спальным место Сарейта. Она не спеша разделась до нижнего белья и с удовольствием рухнула на шкуры. Да, они были даже хуже, чем те, на которых спал теперь Томас. - Завтра моя рука будет не способна даже суп мешать, поэтому не знаю, что ты там собрался продолжать и выйдет ли из этого что-то путное, - устало отозвалась женщина, переворачиваясь набок и накрывая шкурой оленя. Постельного белья не хватало, как и многого другого. - В подвале ведь полно ловушек, да? Надеюсь, ты помнишь расположение каждой, - Амеллин замолчала, закрывая глаза и надеясь уснуть. Однако сон никак не шел, хотя глаза слипались. То мерзкое чувство, когда тело спать хочет, но разум не дает. Тихое сопение Томаса где-то рядом заставляло ведунью завидовать. За окном гремел гром, сверкала молния, шумел дождь.
Пара часов безуспешных попыток уснуть и Сарейта сдалась. Она тихо выбралась из-под шкуры, надеясь никого не разбудить, оделась и на цыпочках пошла к двери. Небольшой козырек над крыльцом должен был укрыть от основной массы ливня, именно с расчетом на это эльфийка и вышла на улицу, тихонько закрывая за собой дверь и облокачиваясь о нее спиной. Хотелось сесть, да ступени оказались сырыми.

+1

45

Эльф не скоро заснул, он по прежнему пребывал в размышлениях, но его открытые глаза едва можно было увидеть в темноте. Дышал он ровно и спокойно, и едва он начал погружаться в сон, как тут же искоса заметил движение. Видимо не спалось не только ему, но и девушке. Они тихо словно кошка вышла из дома. За окном бушевал ливень, и с каждой минутой казалось бы он становился все сильнее. Изредка дом освещался на мгновение, когда в небе появлялась вспышка виде молнии, и затем тут же спустя пару секунд раздавался мощный раскат который буквально сотрясал тишину в доме. Действительно сложно было уснуть в такую погоду. Кроме человека, что спал с ними в одном доме.
И куда эта эльфа собралась на ночь глядя? Да еще и в дождь?
Как ни страно, но эти вопросы остались без ответа. В прямом смысле этого слова, его второе я молчало. Такое редко случалось, и означало лишь одно, - тебе интересно ты и разбирайся.
Ильфиртил присел на край кровати, смотря в закрытую дверь почесывая затылок. Затем словно махнув рукой он встал на ноги и также тихо подошел к выходу, аккуратно открывая дверь. Сначала она не поддалась, но по движению снаружи, он понял, что эльфа оперлась о дверь, но теперь отошла. Он снова открыл дверь и вышел наружу сразу встречаясь с ней взглядом. Ведунья стояла рядом на крыльце и затем перевела взгляд в сторону, смотря куда-то в темноту. Мужчина посмотрел в ту же сторону. Но ничего не увидел, они молча стояли очень долго, подобная тишина вполне устраивала эльфа, и на его лице не было никакого напряжения.
-Тоже не спиться? - тихо спросил он, возвращая свое внимание в сторону девушки. Он прошелся по ней взглядом, судя по тому, что она оделась, стало ясно, ложиться спать она точно не собирается в ближайшие часы, или по крайне мере пока дождь не прекратиться. Уточнять сию причину он не стал, так как сам не мог в полной мере уснуть. Но в отличии от нее, эльф так и стоял по пояс нагой за исключением перебинтованного торса. И не смотря на это, холода он не чувствовал. Его глаза снова остановились на ее лице, не долго, и затем взметнулись в задумчивости к небу - и мне не спиться, дождусь пока дождь утихнет, потом может и лягу - ответил он на ее немой вопрос.
И снова тишина. Ведун смотрел на огромные тучи на ночном небе, что испускали из себя тоны воды. Превращая весь лес в своего рода болото. Одна молния ударила почти в шестистах шагов от них, довольно близко. Даже здесь был слышен треск дерева и виден черный дым который шел от него. Но пожара быть не могло, при таком ливне, и вскоре дерево затухло. И не смотря на это все, вся картина перед ними была какой-то живой. Вызывало умиротворение и тревогу одновременно. Они уже сидели оперившись спиной о дверь, но дождь так и не прекращался.
Видимо завтра с тренировкой стоит повременить, не хочется мне купаться в грязи.
Ильфиртил не заметил сразу, как спустя несколько часов как они тут сидели, девушка все таки уснула, в тот самый момент когда дождь стал медленно прекращать лить. Раскаты грома же давно прекратились. И можно было увидеть, как небо словно пламенеет языками пламени от солнца, что медленно поднималось из горизонта. Но его ученица это картины уже не видела, а спокойно дремала, пристроив свою голову у него на плече, видимо сама того не подозревая. Эльф хотел толкнуть ее, но в какой-то момент передумал. Его взгляд снова напрягся, но затем лицо разгладилось, из бороды нельзя было увидеть его едва уловимую улыбку.
Мужчина аккуратно встал, тем самым слегка разбудив девушку, но едва он сообразила что происходит, плавно взял ее на руки и вошел в дом. Он видел как ее глаза едва открылись и возможно сознанием понимала, что он несет ее, но почему то не сопротивлялась. Положив ее на свою кровать, и накрыв ее шкурой, Ильфиртил сам оделся, наконец ощущая долгожданное тепло, и вышел на улицу.
И что это сейчас было?
Теперь сам эльф не хотел отвечать на этот вопрос. Дождь на улице окончательно прекратился, а сам эльф направился к реке. Благодаря дождю река была относительно теплая. Сняв с себя одежду, бинты, он погрузился снова под струи водопада. Расслабляясь телом и душой.
Ведун вернулся лишь к обеду. Все уже встали, и у всех было вполне хорошее и рабочее настроение, даже у самого эльфа, не смотря на то, что внешне это было заметить очень трудно, как всегда лицо немного тучное и задумчивое. Он встретился с глазами с Сарейтой.
-Ну что? Готова спуститься в подвал? - произнес он, подходя к люку, открывая его.

+1

46

Легкий толчок в спину мгновенно вырвал девушку из глубоких раздумий, заставил обернуться и удивленно уставиться в темноту. Ночью в лесу была кромешная темнота и даже двери в нескольких сантиметрах перед глазами не было видно.
"Я думала, только я не сплю", - она чуть отошла в сторону, частично выглядывая из-под козярька и подставляясь под дождь. Мокрые капли, стекающие по волосам и лицу, особой радости не приносили. Хотелось как можно скорее вернуться в более удобное положение, когда не мокнешь под ливнем. Из дома вышел Ильфиртил. Его толком не было видно, только глаза, но эльфийка была абсолютно уверена, что перед ней именно ведун. По взгляду, по особому запаху, свойственному каждому, и по росту. Они стояли слишком близко друг к другу, от чего прекрасно ощущалось, насколько мужчина больше самой Сарейте. В случае с Томасом всё было бы иначе. Человек примерно одного роста с ведуньей, да и нет в нем той внушительности.
Заглянув в глаза Ильфиртила, девушка отвернулась, устремляя свой взгляд на деревья, которых и не было видно. Она вновь встала под козырек, облокотившись спиной о дверь, пришлось, правда, чуть подвинуться в сторону и потесниться, чтобы и мужчина не оказался под дождем.
- Да, - она кивнула, не отрывая своего взгляда от темноты. - Может из-за руки, которая жутко ноет, может из-за мыслей и воспоминаний, от которых я никак не могу отделаться. А может из-за грозы, в городе она как будто не такая громкая и яростная. Здесь же иначе, здесь она несет явную угрозу, от чего глаза не сомкнешь, - Сарейта посчитала нужным поделиться причинами своей ночной прогулки. Ее губы дрогнули в улыбке. В этот момент она повернула голову к Ильфиртилу, а на небе сверкнула молния. Девушка увидела, в каком виде сидит на крыльце ведун и удивленно выгнула бровь. Наряд, по ее мнению, был не слишком подходящий, ведь дождь-то был холодным. Амеллин даже в одежде уже продрогла, однако слишком свежо было на улице, возвращаться в дом не хотелось. Немного подумав, она решила оставить этот вопрос не заданным, в конце концов, не в ее власти заставлять Ильфиртила что-то делать, в том числе и одеваться. Да и полуголым он выглядел очень неплохо.
Еще одна вспышка молнии, а за ней громкий хруст дерева. От неожиданности Сарейта вздрогнула и повернула голову в сторону, куда ударила молния. Подобные звуки были непривычны.
- Пугающая картина, но в то же время красивая, - едва слышно прокомментировала эльфийка увиденное. Этот затяжной ливень, заполняющий реки и превращающий тропинки в огромные лужи грязи, вызывал у Амеллин чувство тревоги и опасения, в то же время крепко приковывая к себе ее внимание и успокаивая. Шум воды плавно вытеснил воспоминания, приятные и не очень, из головы ведуньи, позволяя ей вздохнуть полной грудью и расслабиться. Однако сна не было ни в одном глазу, хотя раньше Сарейта засыпала под шум дождя очень хорошо.
Долго стоять у двери не получилось, ноги затекли. Присев на крыльцо, девушка устроилась как можно ближе к двери и прижала к себе ноги, не желая промокать, но, кажется, полностью избежать дождя было невозможно. Спустя несколько минут эльфийка с этим смирилась.
Они сидели так долго. Молчали, думая о своем, и это очень нравилось ведунье. Нечасто можно встретить того, с кем приятно просто помолчать. Замерзнув, она аккуратно подсела к Ильфиртила поближе, делая вид, что просто усаживается поудобнее на своем месте и совершенно не хочет мешать ему. Собственно, мешать ему Амеллин и правда не хотела, однако вот погреться было нужно. Вскоре она пригрелась, а потом и вовсе начала клевать носом. Чуть поутихший дождь и ушедший куда-то далеко гром позволили провалиться в сон. Глаза закрылись, голова медленно склонилась набок, на плечо Ильфиртила. Будь Сарейта в сознании, она бы тут же пресекла собственные действия, еще помня о том, как ведуну не нравятся ее прикосновения и забота в целом, однако сейчас она спала. Наверное, даже сном младенца. По ее лицу аккуратно пробегали лучи восходящего солнца, освещая ее всеми оттенками красного, но эльфийка ничего этого не видела и не чувствовала. Она спала крепко и даже солнечный свет не мог ее сейчас разбудить. Но мог Ильфиртил. Когда он встал, Сарейта наклонилась набок, от чего тут же проснулась и заставила свое тело принять более менее стабильное положение, чтобы не упасть. Эльфийка с трудом подняла веки, непонимающе посмотрела на крыльцо, затем на мужчину, аккуратно поднявшего ее на руки. Амеллин, находящаяся в состоянии полусна, решила, что ничего плохого Ильфиртил ей не сделает, а потому не сопротивлялась, да и говорить тоже не хотела. Вместо этого она положила голову на его плечо и закрыла глаза, возвращаясь в царство сновидений. То, как мужчина положил ее на кровать, ведунья уже не чувствовала.
Пробуждение, в отличие от засыпания, оказалось неприятным.
- Томас, какой же ты идиот, - злобно прохрипела эльфийка, высовывая нос из-под шкуры и быстро находя взглядом этого неуклюжего человека. - Какого ты ложку так громко роняешь? Тебя что, держать ее не научили? - Ворчала вполголоса Сарейта, уже поднимая голову с подушки. Заметив, где именно она спит, девушка затихла. Сразу вспомился смутный образ полуголого Ильфиртила, который поднимал Сарейту на руки и заносил в дом. До этого это воспоминание казалось приятным снов. Ведунья не понимала, почему эльф вдруг решил положить ее на свою кровать, но усердно искать ответ на этот вопрос не захотела. Решила принять случившиеся как должное. И компенсацию за всё еще ноющую руку. Теперь шевелить ею было самым настоящим испытанием, даже пальцы сгибались с огромным усилием, мышцы пребывали в плохом состоянии.
- Где Ильфиртил? - Поинтересовалась эльфийка у Томаса, потирая сонные глаза. На ее вопрос человек лишь пожал плечами и продолжил завтракать. Или обедать, Сарейта понятия не имела, сколько сейчас времени. Нахмурившись, девушка поднялась на ноги и занялась пищей для себя любимой, для нее сейчас точно был завтрак.
"И всё-таки наверняка поздний. Солнце-то уже высоко", - она опять зевнула. Выспаться не удалось, всё из-за шумного Томаса.
Вскоре на пороге появился и хозяин хижины. Сарейта поприветствовала его молчаливой улыбкой. Он, конечно, просил ее не улыбаться и вообще стать серьезнее, но у ведуньи ничего не выходило. К слову, она и не особо пыталась исправить эту часть себя.
- О! Уже? Готова, - она пылала энтузиазмом и безумным любопытством. Уже много дней Сарейта хотела спуститься в подвал и посмотреть, что Ильфиртил там хранит. Уже много дней она терялась в догадках. И вот, настал тот самый час, когда она удовлетворит свой интерес. Отложив ложку и вообще забыв про недоеденный завтрак, девушка вскочила с места и уже через секунду стояла у люка в подвал, с нетерпением ожидая, когда же мужчина полностью откроет его. Свое оживление она не скрывала, хотя такая мысль была. Амеллин решила, что эльф в любом случае увидит ее заинтересованность, даже если она будет старательно скрывать ее, а потому решила особо себя не утруждать.
- Так, я следом за тобой, - и она действительно спускалась чуть ли ни след в след, двигаясь абсолютно так же, как и Ильфиртил, и наступая в те же места, что и ведун.

+1

47

Девушка была полная энтузиазма, при этом словно святилась и улыбалась, едва он озвучил долгожданное предложение. Эльф лишь дернул плечами, мол "как скажешь", взял свечку и зажег ее, аккуратно спускаясь по лестнице вниз. Краем глаза он наблюдал за своей ученицей, одобрительно кивнув ей, когда она повторяла все его шаги.
-Ну в общем вот... - пробубнил он, выставляя свечку вперед. Подвал в отличии от дома был с каменной кладкой. И не смотря на отсутствия света, даже сквозь темноту можно было увидеть на сколько он был большим. Больше напоминал огромный длинный коридор на сотню шагов вперед. И весь был заполнен разным барахлом.
Только судя по этому помещению можно сделать один простой вывод, к бегству сюда мы очень тщательно готовились, как к запасному плану.
Думаю даже самый большой дурак поймет это.
Не хочу говорить ей о своем прошлом.
Соглашусь, мы ей и так о себе достаточно рассказали.
В действительности весь подвал был усыпан книжными стеллажами, наполненные книгами, фолиантами и свитками. Закрытые небольшие бочки, различные шкатулки, старинные вещи, что легко можно было принять за какие нибудь артефакты. Было и оружие начиная от кинжалов и заканчивая огромной секирой. Но библиотека занимала три четверти всего помещения. И все это было в огромных слоях пыли. Когда они плавно продвигались вперед, Ильфиртил старательно прочищал дорогу, убирая паутину.
Иногда он резко останавливался и нагибался, устраняя едва заметную под слоем пыли растяжку. Или аккуратно огибал выпирающий камень на полу, комментируя:
-С этим камнем по осторожней, на верху весят банки с гремучей смесью, упадем и тут же загорится. И главное позади нас, блокируя выход, и мы окажемся в огненной ловушке, а по сколько здесь все из легковоспламеняющей бумаги то... в общем осторожней с этим механизмом. - он нагнулся, взяв с полки нож, отодвинул им этот камень, обнаружив хитрую растяжку под которым было тонкой лезвие. От лишнего давления на камень тонкая веревка была бы разрезана.
Ильфиртил убрал лезвие, и затем дав рукой девушке отойти к стеллажу, вручив ей свечку, сам же резко разрезал нить и кинулся вперед к выходу, игнорируя боль в боку. И чуть ли не в полете поймал ту самую банку со смесью, аккуратно положив эту банку на пустое место в пыльном стеллаже. Подойдя обратно к девушке он принял из ее рук свечку и пошел дальше.
В течении часа эльф обезвредил все ловушки, что были здесь. От больших до незначительных. По крайне мере он надеялся что все, и они наконец пришли к концу коридора. В углу был добротный сундук. Ильфиртил открыв его, достал со дна пыльный листок и посмотрел на него, считая что-то в уме.
-Одну ловушку я не обезвредил, к доспехам не приближайся, не знаю сколько может держаться яд, но они были полностью смазаны им. - он еще раз посмотрел эту бумажку. И удовлетворенно кивнул, закрывая сундук. В нем были спрятаны наверно самые дорогие его воспоминанию книги. Его журналы и дневники, научные работы и изыскания. Он поймал ее взгляд своими глазами произнося - Этот сундук не трогать. Не открывать, в него не заглядывать. Оттуда ничего не брать. А так, можешь осмотреться, все остальное можешь трогать, читать.
Судя по стеллажам, было видно, что ведун обчистил наверно самый большой кусок из лучшей части библиотеки места где он когда-то преподавал. При этом делал он это очень долго, собирая все. Он вместе с эльфой поднялся обратно, так как свеча уже догорала и сед за стол, притащив в дом кучу пыли с подвала и грязи с улицы. И при этом кивнул девушке:
-Уберешься, а то тут грязно. И там можешь прибраться, только аккуратно. Как рука? Сильно болит? - поинтересовался он по удобнее рассаживаясь на стуле. Посмотрев на их  человека он произнес - Ты... на улицу калить дрова, затем принеси пару ведер воды. Накорми медведей. А потом... потом Сарейта тебе скажет что делать потом - он впервые в слух произнес ее имя. Правда возможно не в том тоне, которая хотела бы услышать девушка. Но тем не менее это произошло.

+1

48

Сарейта была взбудоражена и воодушевлена, ведь не каждый день Ильфиртил пускает ее в самое сердце своей хижины, позволяя не только увидеть собранные им книги, свитки, всякие интересности, но и прикоснуться ко всему этому. Эльфийка не думала, что внизу ее ждут какие-то небывалые знания, о которых слагают легенды, она не рассчитывала и на необычное оружие, от одного вида которого захватывает дух. Нет, Сарейта не ожидала увидеть внизу что-то сверхъестественное, однако от этого менее интересно не становилось. Аккуратно ступая за эльфом, Амеллин краем глаза поглядывала по сторонам, поражаясь, откуда у Ильфиртила столько.. всего. Слабый свет свечи открыл перед глазами эльфийки десятки книжные стеллажей, на полках которых хранились книги, свитки и разномастные шкатулки. Спустя несколько шагов Сарейта увидела и оружие. Это был небольшой кинжал с камнем в рукояти, рядом с ним лежал меч. Медленно ступая за ведуном, девушка всё больше поражалась размерам этого места. Сам дом теперь казался еще меньшим, чем был до этого.
- Откуда у тебя столько добра? Это же сколько лет ты это сюда таскал? - Удивленно интересовалась Амеллин, наблюдая за тем, как мужчина избавляется сначала от одной паутины, затем от другой. Пауков ведунья не любила. Поежившись, она тяжело вздохнула, понимая, что ей предстоит очень длительная, скорее всего на несколько дней, и тяжелая уборка. К сожалению, убрать ей придется не только пыль, но и десяток-другой паучьих семейств.
- И неужели все это настолько ценное, что нужно расставить так много ловушек? Тут что, есть книги в единственном экземпляре? - Второй вопрос прозвучал как-то глупо, Сарейта поняла это спустя секунду, когда взяла из рук Ильфиртила свечу и отошла в сторону. Разумеется, тут точно были книги и свитки в единственном варианте, девушка была в этом абсолютно уверена, однако.. всё-таки не так легко было поверить в наличие такой ценной библиотеки. Да этот подвал рай для вора! Можно озолотиться, если продать добытые здесь ценности. Голову заполнили интересные мыслишки, от которых Амеллин постаралась тут же избавиться, мотнув головой. Нет, она не будет воровать у Ильфиртила. Это будет неправильно хотя бы потому, что он тратит на нее свое время, уча не только контролю разума, но и простейшим основам ближнего боя.
- Даже не знаю, хватило бы мне смелости поставить такую ловушку. Один незадачливый вор, споткнувшийся о камень, и всё, нажитое добро полыхает в огне вместе с вором. А книги ведь очень быстро горят, эта небольшая баночка может уничтожить всё, - негромко размышляла эльфийка, наблюдая за тем, как ведун обезвреживает очередную поставленную им же ловушку. Лезть ему под руку она не хотела, Сарейте больше нравилось стоять в стороне и просто не мешать. Вернув Ильфиртилу свечу, девушка слегка оттолкнулась от стеллажа, у которого стояла, и последовала за учителем. Эльф обезвреживал ловушки около часа и всё это время Амеллин таскалась за ним, как хвост, внимательно наблюдая за его действиями, иногда держа свечу, а порой и вовсе отвлекаясь на разные шкатулки. Было безумно интересно узнавать, что же в них спрятано. Но еще интереснее было заглянуть в большой сундук, одиноко стоящий у стены в самом дальнем углу подвала. Улучив момент, когда Ильфиртил доставал какой-то листок, эльфийка оказалась рядом с ним и заглянула внутрь сундука, быстро изучая содержимое.
- А доспехи-то зачем ядом намазал? - Она отвлеклась от сундука и повернулась к тем самым доспехам, о которых говорил учитель. Они выглядели довольно просто, а потому оставалось загадкой, зачем же их так усердно защищать. Может в них хранится что-то ценное? Такое вполне было возможно, однако от еще одной идеи Амеллин поспешила отказаться, решив, что умирать от яда ради простой проверки она не хочет.
- Даже не вытирать с него пыль? - Ее удивлению не было предела. И разочарованию. Именно этот сундук, особенно после слов Ильфиртила, заинтересовал ведунью больше всего. Он стал для эльфийки этаким запретным плодом, который так хотелось попробовать. Она нахмурилась, скрестила руки на груди. - Ну.. я постараюсь, - пообещала Сарейта и тут же отвернулась от эльфа, направившись к ближайшему более менее освещенному стеллажу. Быстрого взгляда по переплетам стоявших на полках книг хватило, чтобы выбрать парочку для чтения. То была история об эльфах да ведунах. Похожие книги были в Амандиле, правда их содержание ведунья помнила плохо.
Смахнув рукой пыль с выбранных книг, Сарейта поплелась к выходу за Ильфиртилом, то и дело поворачиваясь и поглядывая на сундук, хранящий тайны. При том особые тайны, делиться которыми эльф не желал. Уже наверху, попав на свет, Амеллин увидела, насколько же в подвале грязно - по одежде. И она, и ведун были в таком слое пыли, что оставалось великой загадкой, как они там не задохнулись.
- Ты никогда не вытирал там пыль, да? - Ее слова сопровождались недовольным покачиванием головы. Присев на стул, девушка положила книги на край стола и попыталась отряхнуть себя от пыли. Ничего дельного из этого не вышло, из чего Сарейта сделала вывод, что после посещения этой дивной библиотеки нужно как следует стирать одежду. - Да, уберусь, - эльфийка кивнула, отрываясь от своего занятия и поднимая взгляд на Ильфиртила. - Сильно. Любое движение сопровождается жуткой болью, я ее даже полностью выпрямить не могу, - с нескрываемым недовольством заметила ведунья. С гримасой боли она в очередной раз попыталась вытянуть руку, но на полпути остановилась. Слишком сильно пострадали ее мышцы, стоило им дать время на отдых.
- Так, я убираюсь, Томас занимается дровами, водой и медведями, а что делаешь ты? Если не знаешь, чем себя занять, то у меня есть отличная идея, - Сарейта улыбнулась. - Приготовь еды. Еще было бы неплохо постирать, - таким образом домашние обязанности делились на всех, что в полной мере устраивало эльфийку. К тому же так было справедливо. - Предлагаю начать сейчас, - и с этими словами ведунья поднялась на ноги, снимая с себя тунику и оставаясь в одной тонкой рубашке. Кинув одежду на спинку стула, Амеллин закатила рукава и принялась за уборку. По ее подсчетам с больной рукой она должна была управиться за час. За это время, рассчитывала девушка, Томас как раз наколет дров и принесет воды, чтобы вымыть полы от пыли да грязи, а Ильфиртил, быть может, даже приготовит что-нибудь вкусное. Раскладывая вещи по своим местам, Сарейта поймала себя на довольно интересной мысли - эльф-то уже давно ничего не готовил! Она надеялась, что он не растерял своих навыков.

+1

49

Эльф незаметно ухмыльнулся на ее правильные вопросы. Взяв со стола книги которые она взяла с подвала, он стал внимательно их осматривать, бережно перелистывая каждую страницу, при этом пребывая в легкой задумчивости, словно взвешивал внутри себя слова. И не обращая при этом на все слова которые произносила девушка, и на все ее вопросы с вполне логичными доводами. Но так казалось снаружи.
Ты почти ничего не помнишь... все что связано с содержимым подвала, хорошо помню я. Позволь мне.
Только не наглей.
-Как ты видела принцесса... добра внизу очень и очень много. Собирал я действительно годами, ибо знал, что если, тогда еще наша, афера не сработает, то единственный способ это бегство, поэтому мы тщательно прорабатывали этот план. Как видишь это и случилось, зная что ведунов будут убивать а их учения окажется под угрозой, мы стали перетаскивать наиболее ценные книги и материалы сюда. Поэтому то, что внизу, большая часть является в единственном экземпляре. Также там присутствуют вещи которые нам дороги как память, что бы не забывать кто мы есть. Но в итоге это не особо помогло. - его голос изменился, как интонация. Определенная манера вальяжности и превосходства. Было не сложно догадаться кто сейчас сидел за столом. Он словно пожирал девушку своими глазами, как будто стараясь что-то увидеть в ее очах - Поэтому если кто-то хочет завладеть этими книгами, этой историей, то может получить лишь пепел. По поводу доспехов, ты могла не заметить в темноте и под огромным слоем пыли, что они позолочены. При этом с элементами чистого серебра. Но даже не в этом их ценность, эти доспехи моего деда. Доспехи "Солнечного тельца", к сожалению были утрачены доспехи и брата моего деда, "Алого льва". Поэтому эти доспехи дороги нам как память. Я заметил как ты смотрела на наш сундук. То что там внутри, должно оставаться внутри. Но что бы утолить твое любопытство я скажу что там находиться. Наши журналы, которые мы вели свыше ста пятидесяти лет. По сути наша жизнь, до того момента как мы оказались здесь. 
Он не спускал с нее глаз, наблюдая как она все еще стояла перед ним, пережевывая всю информацию, что он ей преподнес. Но эльф решил спустить ее с небес на землю, смачно обрушив книгу на стол.
-Хороший выбор, особенно трактат "Дети Ночи" как появились ведуны. Ни лживая официальная версия а именно подлинная, с довольно жестокими ритуалами и жестоким отбором среди детей. Концовка тебе понравится. Там про жертвы. Ритуал Кровавой Луны. Умыться чужой кровью, что бы смотреть на луну через бордовую призму и так далее и так далее. Благо потом это сочли лишним, когда открылась более удобная и эффективная методика обучения таких как мы, а эту часть истории решили замять и придумать другую версию. - он ухмыльнулся словно о чем ностальгируя. Но тут же потом словно вспомнил самое важное - я стирать ничего не буду. Готовить не собираюсь. Если это и произойдет... то как говориться "не в мою смену".
Его слегка передернуло. На секунду глаза закатились, но все же он остался улыбаться хищным оскалом. Осмотревшись ведун что-то прикинул в уме а затем громко свистнул:
-Томас... эй Томас! Иди ко мне мой верный друг... - не смотря на содержание слов, он разговаривал с человеком словно с домашним питомцем, не хватало только почесываний за ушком.
-Вы звали? - спросил он осторожно подбираясь к нему, словно на инстинктах чувствуя, что лучше держаться от эльфа сейчас по дальше.
-Да, наша милая леди хочет есть а также тебе нужно постирать ее одежду и... - он сделал задумчивую паузу и затем снял с себя грязную и пыльную одежду а также грязные сапоги. И все это кинул ему в руки - мое первым. Давай быстрее, быстрее!
Поймав возмущенный взгляд девушки, он лишь улыбнулся поманив эльфу пальцем:
-Не смотри на меня так, пусть работает, ему полезно. А теперь садись сюда, протяни свою горе-руку - он дождался когда девушка с небольшой опаской но все же выполнит его просьбу усевшись напротив и положив руку ладонью вверх. Ильфиртил стал ее осматривать, аккуратно пробегая своими пальцами по мышцам. Затем взяв ее кисть в области браслета в одну руку, пальцами второй, он стал надавливать на определенные точки внутри ладони, одновременно с этим чуть массируя ее запястье.  Этот массаж должен был помочь ее руке восстановиться еще быстрее. Он с каждой минутой прикладывал все больше силы, пока рука не стала более менее гибкой, и она могла ей временно шевелить без лишней натуги - не смотри на меня так. Я заинтересован в том, что бы ты восстановилась намного быстрее запланированного. Продолжай крутить суставом, сжимая и разжимая кулак.
Ильфиртил взял небольшой ковш, и кинул туда свечу, добавив немного жира. И разжег камин, заставляя воск растворится и нагреться. Спустя две минуты он достал этот ковш, давая ему немного остыть но при этом не потерять густой и жидкой констинценции. И не предупреждая взял в две руки этот воск и тут же налепил его на больное запястье девушки:
-Наверно надо было предупредить что горячо? Ах... забыл... - улыбнулся он, облеплив ее руку. Дожидаясь когда этот воск застынет у нее на руке. На его лице по прежнему была язвительная улыбка - твоим мышцам нужно тепло. Плюс нужно зафиксировать сухожилия и держать их в относительном тепле. Через два часа снимешь, и болеть уже не будет так сильно. Уберешься потом, это терпит. Кстати... красивая фигура - он улыбнулся еще шире, чуть опустив глаза, с каким-то намеком, что ткань в котором она осталась вполне явственно просвечивается - но видал и по красивее, нужно тебе больше тренироваться.
Я же сказал, не наглей!
Успокойся "братец" уверен ей есть что на это ответить. Воры порой бывают такими актерами... что примешь все за чистую монету.

Отредактировано Il`Fir von Tillas (2016-04-17 22:00:49)

+1

50

Сарейту передернуло, стоило ей услышать это неприятное для нее прозвище. Отложив начатую уборку на потом, девушка медленно повернулась к Ильфиртилу, смерила его разраженным взглядом.
- Я уже просила тебя не называть меня так, Ильфиртил, помнишь? - И ведь правда просила же. Эльфийка не понимала, почему так сложно выполнить маленькую просьбу, совсем крохотную, при том для ее осуществления даже напрягаться не нужно. Впрочем, Амеллин на мгновение задумалась, она всё-таки от части понимала, почему ведун так себя ведет. Этой стороне его личности нравилось задевать, раздражать и выводить на эмоции. И Сарейта, окончательно убедившаяся в этом, лишь хмыкнула, рвать и метать из-за позвища она не станет.
- И что за афера? Давай, рассказывай. Как там говорят? Сказал "а" - говори "б", - ведунья, заинтересовавшаяся прошлым Ильфиртила, вернулась к столу и встала недалеко от мужчины, выжидательно на него глядя. - Случаем, не с Амандиля некоторые книги перетащил? Это называется воровством, это я тебе как профессионал говорю, - она с наигранным упреком, что было заметно, посмотрела на учителя. На самом же деле винить его в воровстве Амеллин не стала бы никогда, потому что сама воровка, причем уже с не малым стажем.
"Давно его не было слышно и видно, я уже даже соскучилась", - мысленно усмехнувшись, эльфийка заглянула в глаза Ильфиртила. Да, определенно точно она сейчас разговаривала с его безумной и чрезвычайно активной половиной, которой иногда очень не доставало сдержанности.
- Правда? Были такие ритуалы? - Разумеется, она удивилась, ведь о подобном услышала впервые. - Ты бы, наверное, не умылся чужой кровью, а искупался в ней, - вполголоса и словно в сторону прокомментировала слова Ильфиртила девушка. Резко нахлынули неприятные воспоминания двухгодичной давности, когда Сарейту занесло в компании ария в лапы к оборотню. В тот вечер воровка, можно считать, поучаствовала в кровавом ведунском ритуале, окунувшись в огромную лужу крови и даже немного глотнув ее. Вспомнив отвратительный металлический вкус, Амеллин едва заметно повела плечами, затем мотнула головой, отгоняя от себя воспоминания о том странном и безумном дне.
- Так заканчивая свою смену и отдава бразды правления другой половине себя, - с недовольством заметила Сарейта. Она не испытывала радости, что Ильфиртил отлынивает от работы, перекладывая ее на чужие плечи. Это казалось нечестным и несправедливым, да и Томаса было как-то жалко, ведь он пахал каждый день. Себя, конечно, ведунья жалела еще больше, а потому часть своих обязанностей всё равно потом скинет на человека.
- Ты перегибаешь палку. Он нам очень сильно помогает и да, он человек, но не домашняя же скотина, - произнесла Амеллин, когда Томас схватил в охапку одежду Ильфиртила и вышел из дома. Он ведунье не нравился, но и относиться к нему как к рабу она всё-таки не могла. Всё дело в том, что она слишком много времени провела среди людей, даже подпривыкла к ним. Окинув взглядом избавившегося от тряпок учителя, воровка про себя отметила, что благодарна ему за то, что он не разделся до конца. В отличие от Ильфиртила она была не готова заглядывать под одежду, по крайней мере на данный момент.
С опаской подойдя еще ближе к столу, Сарейта села на стул напротив эльфа и протянула ему свою пострадавшую от изнурительных тренировок руку. Всё это время она внимательно следила за каждым действием мужчины, опасаясь, что он может сделать что-то жутко болезненное и неправильное. Она не сомневалась, что он еще как на подобное способен.
- Я всё сильнее склоняюсь к мнению, что тебе нравится меня пытать, - сдавленно произнесла эльфийка, всеми правдами и неправдами сдерживая болезненный стон. Как же было больно! Мышечная боль сводила с ума, а когда на пострадавшие мышцы еще и нажимали, прикладывая немалую силу, хотелось брыкаться и пинаться. Но Сарейта терпела. Может с дуру, а может и нет, но она поверила словам Ильфиртила, позволила ему вершить его коварное дело и ставить девушку на ноги. Странная ситуация выходила: ведун сам наносит эльфийке раны, а потом сам же их старательно и залечивает. Сарейта посчитала эту область их отношений от части забавной.
Облокотившись локтем здоровой руки о стол и положив голову на кулак, ведунья смотрела на свою правую руку, которую то сжимала в кулак, то расжимала. Чем занимается Ильфиртил девушка не видела, она отходило от болей, которое только спустя пару минут начали плавно отпускать и без того настрадавшуюся воровку. После массажа стало получше, стоило за такое поблагодарить. Подняв голову, Сарейта взглянула на подходящего с каким-то ковшом эльфа и уже было открыла рот, чтобы сказать спасибо, однако повременила. Было интересно, что он несет в ковше и для каких целей.
Руку резко обожгло. И это стало шоком, ведь эльфу, берящему воск в руки, как будто и не больно было. Его спокойное и уверенное поведение сбило девушку с толку. Зашипев от таких неприятных и неожиданных ощущений, Амеллин вскочила на ноги, однако больная рука по-прежнему находилась в плену учителя. Взгляд ведуньи был полон негодования, она яростно ткнула Ильфиртила указельным пальцем здоровой руки в торс.
- Я однажды без предупреждения вылью горячий суп тебе на ноги, а потом посмотрю, как ты будешь корчиться от боли меж ног, - сквозь зубы прошипела воровка, смотря прямо в глаза мужчины. К слову, ее возмущал не сам факт наложения на руку воска, а слова и поведение Ильфиртила, который намеренно ничего не сказал, а потом уведомил, что якобы забыл предупредить. Эльфийка не верила ему, ни черта он не забыл, специально молчал. Выпустив пар, девушка села на место, всё еще сверля Ильфиртила взглядом и следя за ним. За ним, как выяснилось, нужно постоянно следить, иначе рискуешь получить много чего интересного и в большинстве случаев болезненного. На рекомендации по поводу руки Амеллин лишь кивнула. Заметив, куда опустился взгляд эльфа, Сарейта лишь хмыкнула. Даже есть ткань и просвечивалась.. ничего страшного, ведунья никогда своего тела не стеснялась.
- О даа, мнение мужика, сотню лет не видавшего женщин, должно быть для меня очень авторитетным. Уже небось и забыл, как с женщинами-то спать, - на ее губах заиграла усмешка. Из разряда гадких. Умела Сарейта и так. Не отрывая от Ильфиртила вызывающего взгляда, девушка аккуратно согнула руку в локте и потрогала еще мягкий воск. Убедившись, что ничего в ближайшие минуты от руки не отвалится, она положила ее на стол. - И каков твой идеал красоты? Хотя нет, молчи, я угадаю. Это, должны быть, большая такая бабища с крепкими широкими бедрами и мускулистыми руками, с острыми зубами и огромным количеством шерсти.. медведица одним словом, - ведунья продолжала издеваться, наблюдая за эльфом и усмехаясь.

+1

51

Ильфиртил сидел перед ней явно довольный собой. Встав со стола, и взяв тряпку, он стал вытирать руки, которые были все красные в незначительных ожогах от прикосновения к горячему воску, но это его не сильно напрягало. Было видно по его многочисленным шрамам на теле, что он закоренелый вояка, и что боль, как и многое другое, может спокойно терпеть.
-Выльешь и это обернется для тебя лишней поркой и новыми порциями боли и унижения. Но ты права, мне по нраву тебя бесить, это доставляет мне определенное удовольствие, как в целом и тебе - он ухмыльнулся подмигнув, усаживаясь снова за стол. Слова про Томаса он пропустил мимо ушей, было видно, что конкретно для него, этот человек будет что-то вроде покорной шавки.
Ее ответная монета и недвусмысленное сравнение заставило мужчину рассмеяться. Его громкий смех буквально сотрясал небольшой домик. Казалось что из его глаз брызнули слезы.
Я же говорил... она найдет что ответить!
-Смешно, очень, прямо в лоб, еще в такой грубой манере. А не боишься говорить такое? - отсмеявшись он вмиг стал серьезным, глаза стали гореть не хорошим огнем. Буквально на пару секунд, но затем снова улыбнулся - Вдруг я решу продемонстрировать твою неправоту в свойственной для мужчин манере? Но тем не менее в твоих словах есть зерно истины, жар женского тела на прохладных простынях мы давно уже не ощущали. Нас эти мысли и желания не интересуют, но тем не менее укол засчитан. Про широкие бедра и про объемную грудь ты попала прямо в точку. Жду не дождусь нашего отбытия в город.
Ильфиртил замолчал, усаживаясь снова за стол, и поигрывая пальцами по деревянной поверхности, о чем то размышляя. И приложившись решительно ладонью он стал более менее серьезным, но при этом на лице все также отражалась определенная безумность и жестокость.
-Возвращаясь про "а" и "б". Скажу короткую но ясную историю. Мы были против того, что бы между эльфами и людьми был мир. С помощью своих талантов я хотел развязать войну. Я не доверяю этим дикарям и выродкам. И особенно терпеть не мог когда имело место брака между нашими расами. В итоге, как видишь, нам не удалось, хотя мы были очень близки к этому. И нам пришлось пуститься в бега, инсценировали свою смерть и живем теперь тут. Поэтому я жду нашего визита в город, узнать помнят про меня еще, возможно нам пора уже выходить наружу, и строить новые планы, что бы конфликт между людьми и эльфами снова развязался с еще большей силой. - он говорил это с такой простотой но и с небольшим разочарованием в своем голосе. - Мы планировали показаться через пятьдесят лет, но в итоге наши мнения разделились и мы до сих пор проживаем в этом богами забытом месте.
Вернулся обратно Томас. Эльф тут же посмотрел на него таким взглядом, что стало ясно, что эта личность имеет явную расовую нетерпимость к людям и не считается с их мнением, считая их рабами. И Томас словно инстинктивно это чувствовал продолжая сохранять между ними дистанцию готовя для них еду. Эльф перевел взгляд снова на девушку и выдавил из себя улыбку:
-Как рука? Уже лучше? Не болит?- он как бы нечаянно, не рассчитав силу, довольно ощутимо положил свою ладонь на больную кисть девушки слегка сжимая, проверяя прочность застывшего воска и его температуру, ну и для того, что бы лишний раз причинить ей небольшую боль - вроде застыло. Может поможешь тогда нашему бедному другу в его трудах. Раз ты считаешь достойным разделить с ним кров и крышу? И да... я расист. Конкретно я. - поправился он, чуть прикрыв глаза.

+1

52

Ильфиртил был абсолютно прав. Самой эльфийке тоже в определенной мере нравилось такое общение, которое заключалось в постоянных попытках унизить, оскорбить, задеть и разозлить. Они словно играли друг с другом и проверяли, насколько далеко можно зайти, где же та самая черта, выход за которую может спровоцировать серьезное рукоприкладство. Один раз эльфу уже удалось довести воровку до такого состояния, когда она была готова разорвать его на клочья с помощью Дуболома. Вспомнилась та ночь. Взгляд Сарейты опустился на грудь учителя, быстро находя на ней несколько параллельных друг другу шрамов от медвежьих когтей. С одной стороны, было немного стыдно за неконтролируемую вспышку ярости, с другой же - Амеллин ликовала. Не только на ее теле остались следы Дуболома, досталось и самому Ильфиртилу и, как по-прежнему считала ведунья, он заслужил.
- Вылью, - с ухмылкой на губах подтвердила эльфийка. - Это того стоит, - ради своей маленькой мести Сарейта была готова вытерпеть еще одну болезненную тренировку, больше походившую на натуральное избиение. Давненько хотелось Ильфиртила поставить на место, показать ему, что ведет он себя отвратительно, и ради этого девушка могла выдержать и порку.
Его громкий раскатистый смех на мгновение смутил Амеллин. Она всего навсего не ожидала настолько бурной реакции, впрочем, она и не знала, что можно в принципе ожидать от эльфа, именно этой его половины. Он был слишком резким, непредсказуемым и в какой-то мере озлобленным, такая гремучая смесь могла вытворить, что угодно. И это одновременно и пугало Сарейту, и будоражило, пробуждая любопытство.
- Что поделаешь, не в императорской семье родилась, - ведунья пожала плечами, словно оправдывалась за свою грубость. - А чего мне бояться? Что ты повалишь меня на пол с явным намерением показать, что ты всё еще мужчина и умеешь пользоваться членом? Тут вот в чем дело, у тебя есть, скажем так, совесть, которая всеми правдами и неправдами захочет тебя остановить. Сомневаюсь, что второй половине тебя очень понравится, что ты вытворяешь, - и снова гадкая усмешка. Возможно, Сарейта сейчас перегибала палку, но она уже вошла во вкус и остановиться было очень сложно. - Прохладных простыней вы тоже давно не ощущали, - взгляд девушки на мгновение метнулся к постели эльфа. - Купи в городе с десяток комплектов хорошего постельного белья, уверяю, ткань намного приятнее шкур, - в Амеллин сейчас говорила самая обычная женщина, которая желала сделать дом более уютным и комфортным. И даже если Ильфиртил откажется, ведунья всё равно принесет в эту хижину хорошие простыни хотя бы для себя. - Как это мило, мы с Томасом ведем выгуливать тебя по борделям. Покупку всего необходимого ты тоже будешь делать не в свою смену? - В голосе прозвучали нотки явного раздражения, изменился и взгляд. Ладно домашние заботы, отлынивание от готовки и стирки еще можно понять, но всех собрать в поход в город, а потом самому же и слиться.. принять такое положение дел Сарейта не могла. В конце концов, может она тоже хотела забрести в какой бордель и провести хорошо время с симпатичным пареньком.
- Про вас почти никто не помнит, обычные люди уж точно. Мне стоило огромных усилий, чтобы найти хоть маленькую зацепку и выяснить, живы ли вы до сих пор. Да и то, я шла сюда на свой страх и риск, ведь всё, что удалось добыть гильдии - лишь предположения, больше похожие на натуральные выдумки и легенды. Я была почти уверена, что никого в этом лесу не найду, кроме зверья, - и это было правдой, точной информации ни у кого не было, одни лишь предположения, какие-то обрывистые воспоминания старых эльфов, живших во времена бурной деятельности Ильфиртила, да самые натуральные сказки. - Зачем тебе эта война? - Спустя минуту задумчивого молчания спросила эльфийка. - Людей в десятки раз больше, они просто истребят эльфов, подавят своей численностью, - и это Сарейта еще не взяла в расчет тот факт, что многие эльфы сейчас ведут мирный и спокойный образ жизни, не умея обращаться с оружием, даже с луком. Если развязать самую натуральную расовую войну, то итогом станет геноцид эльфийской расы, против такого количества людей, которые плодятся с невероятной скоростью, никакие ведуны не помогут. Идеи и планы Ильфиртила воровка встретила настороженно и без какого-либо энтузиазма, ловя себя на мысли, что она рада его затянувшемуся отпуску. Эльфийка в очередной раз убедилась, что имеет честь общаться с очень опасным ведуном, за которым нужно внимательно приглядывать. Особенно в городе, среди большого скопления людей.
От неприятных мыслей отвлек звук открывающейся двери. Повернув голову, Амеллин взглянула на испуганного Томаса, с опаской заходящего в дом. Он чувствовал опасность, исходящую от эльфа, он боялся его до дрожи и всячески старался избегать любого контакта, оставаясь на максимально возможном расстоянии. Понять его чувства было не сложно, в самом начале своего обучения, когда девушка только познакомилась с расисткой половиной Ильфиртила, она тоже жутко его боялась, но со временем привыкла. Да что там, начала воспринимать его не как угрозу жизни, потому что знала, что его сдерживают, а как забавного и интересного собеседника, общение с которым было похоже на хождение по лезвию ножа.
Зашипев от внезапной боли в руке, эльфийка резко повернулась к ведуну.
- Благодаря тебе теперь болит. Отдай, - ведунья выдернула свою руку из лап мучителя и поднялась. Прижав руку к груди, Сарейта аккуратно потерла ее, успокаивая пульсирующую боль. - С таким взглядами на мир тебе лучше не высовываться из леса. Прихвати с собой в город каких-нибудь успокаивающих травок, тебя ждет очень много людей. Ах да, в том числе и шлюхи в борделях. Они тоже люди, - настолько категоричных взглядов Ильфиртила Амеллин разделить не могла, хотя хорошо их понимала, но одно дело понять и совсем другое - принять. Обойдя стол и без каких-либо опасений пройдя мимо ведуна, Сарейта направилась к человеку, который уже налил воду для супа и начал чистить овощи. Эльфийка же занялась мясом. Она схватила острый нож больной рукой и принялась медленно и аккуратно нарезать освежеванного кролика на небольшие куски.
- До сих пор не могу представить, как вы терпите друг друга и уживаетесь в одном теле, - произнесла Амеллин вполголоса, не отвлекаясь от готовки.

+1

53

Ильфиртил улыбнулся на ее слова, что его внутренние противоречия не дадут исполнить угрозу взятия ее прямо здесь. Он лишь оскалился:
-С чего вдруг ты решила что он будет против? Может мы вместе этого хотим? - он подмигнул, но тут же его плечи словно сами едва заметно и непроизвольно дернулись. Но тут же добавил - но тут все дело в эмоциях, если достаточно сильно разозлишь, то он может и не вмешаться, точнее не сможет этого сделать. Так что продолжай, ему же потом придется испытывать чувство стыда а не мне. - и он чуть рассмеялся, но затем тут же замолк переваривая что она успела сказать ему еще.
Слова эльфы о популяции человеческого населения заставило лицо эльфа помрачнеть, особенно ему не понравились слова о том, что эльфы стали мягкотелыми, не способные держать в руках оружие, Сарейта была лучшим подтверждением этих доводов. Его кулаки сжались а внутри кипел гнев. Но сама же девушка отвлекла его от размышлений своим наглым и нахальным голосом:
-Да уж... не развлечься мне в городе, не буду же я ложиться в одну кровать с человеком. Одни разочарования. В нынешнее мирное время жить стало так скучно, другое дело было когда было не спокойно, в такие времена понимаешь, что такое яркая жизнь. Вчера ты был великим воином а уже завтра можешь умереть как позорная шавка. - он размышлял вслух, но в голове у него творились совсем не добрые мысли. Он внимательно наблюдал за ними двумя запуская свою ладонь в свою бороду, почесывая ее.
Догадываюсь о чем ты думаешь.
Может быть, может быть... но ситуацию нужно исправлять, еще пару десятков лет и люди сами будут нападать на эльфов, только вот последние будут не готовы к этому. Уверен что правители тоже думают об этом и даже пойдут против своих обычаев и предложат неравный брак. Только совершат тем самым грубейшую ошибку. Пора возвращаться.
Думаю это уже не наше дело. Мы только подольем масла в огонь.
-Вот! - он тут же вернулся в реальность от своих мыслей поднимая указательный палец - видишь какой я терпеливый, что приходиться уживаться с таким "соседом". Он скучный, нудный и через чур спокойный.
Действительно нам пора возвращаться в большой мир, засиделись мы тут.
Поэтому здесь и сидим, я не хочу тебя выпускать наружу, ты таких дел можешь натворить.
Да ладно тебе, всего на всего "побеседую" с действующими правителями под покровом ночи, постараюсь понять настроение людского населения, спровоцирую небольшие волны недовольства. Бунты и все такое. Может отравлю кого-нибудь. Пару вспышек эпидемии на юге. Ну и надо бы конечно к зиме сжечь большую часть запасов урожая. Мелочи...
-В общем нужно в город! Готов отправиться уже завтра, кто со мной? - он поднял руку, и затем строго посмотрел на Томаса, тут трусливо чуть дернул руку вверх, но тут же под давлением Сарейты ее опустил. Ильфиртил мог бы переубедить его в свойственой ему манере, но решил воздержаться, не хотелось бы что бы что бы он сошел с ума раньше времени - Скучные вы, эх не отказался бы от хорошей драки. Томас? Ты как?

Отредактировано Il`Fir von Tillas (2016-04-18 14:55:39)

+1

54

Теперь настало время смеяться Сарейте, правда, ее смех вышел тише, в определенном плане нежнее, и короче. Отсмеявшись, она улыбнулась, посмотрела в глаза Ильфиртила.
- Он мне запретил прикасаться к нему и помогать с обработкой ран. Действительно, с чего это я так решила, сама не понимаю, - с сарказмом ответила девушка, продолжая улыбаться. Нет, ведун, тот, что спокойный, совершать насилие точно не хотел, Амеллин была в этом абсолютно уверена, а вот насчет второго она подобной уверенностью похвастаться не могла. - Я не дура, чтобы раззадоривать тебя до предела, а потом терпеть твои выходки. Между прочим, в прошлый раз, когда ты вышел из себя, я чуть не умерла. Повторять подобное, уж извини, не стремлюсь, - произнесла Сарейта и отвернулась от эльфа. Она наблюдала за Томасом, который, как выяснилось пару мгновений назад, был в опасности. Спасать его ценой своей жизнь эльфийка, разумеется, не стала бы, но вот лишиться такого ценного помощника было бы жалко. Стоило надеяться, что расистские настроения Ильфиртила не сильно скажутся на юноше. Ведунья поймала себя на мысли, что ни за что не хотела бы оказаться на его месте - в юном возрасте оказаться сначала среди наемников, где можно при малейшей ссоре наткнуться на кинжал товарища, а затем перекочевать в лапы сумасшедшего эльфа, который ненавидит тебя только за то, что ты родился без острых ушей.
- Придется тебе ходить по городам в поисках шлюхи эльфийского происхождения. Они, кстати, есть, встречала парочку. Но это такая редкость.. не позавидуешь твоей тяжелой мужской доле, - усмехнулась Сарейта, ни капли не жалеющая мужчину, сотню лет сидевшего без женщины. Даже сложно представить, как он справлялся с физиологическими потребностями все эти годы. Впрочем, не ее это дело, ученицам о таком думать не следует.
В доме повисла тишина, каждый погрузился в свои мысли, и лишь тихий стук ножа по деревянной столешнице время от времени прерывал молчание. Воровка, старательно разделывающая тушку кролика, думала о том, как осуществить вылазку в город за необходимым продовольствием без участия озлобленного на весь род людской Ильфиртила, вести дела с его более спокойной стороной было намного проще и удобнее. После недавнего разговора девушка начала всерьез задумываться о том, каких бед может натворить ее учитель, если ему снесет крышу в толпе людей, пришедших в порт за свежей рыбой. Но еще больше напрягал тот факт, что Амеллин не имела ни малейшего представления, как обуздать ярость ведуна и как его успокоить. Поход в город больше не казался Сарейте отдыхом и развлечением.
- А ты агрессивный, непредсказуемый и жестокий. Ко всему прочему еще и лютый расист. Полагаю, ему с тобой сложнее, чем тебе с ним, - она пожала плечами. Раскромсав тушку кролика на несколько немаленьких кусков, девушка скинула всё в воду, стараясь ее не расплескать. - Поставь на огонь. Только подожди, когда языки пламени исчезнут, нам нужны тлеющие угли, - обратилась Сарейта к Томасу, тем временем вытирая руки после разделки сырого мяса. Энтузиазм Ильфиртила эльфийку несколько беспокоил. Сложилось впечатление, что он что-то задумал и, скорее всего, что-то недоброе, причем даже по меркам воровки.
- Опусти, - Амеллин едва слышно процедила это слово сквозь зубы, повернувшись к Томасу и смерив его серьезным взглядом, не терпящем возражений. Он испуганно опустил руку и отвернулся от эльфов, делая вид, что очень занят очагом. - Нет, завтра мы туда не пойдем. Минимум через пару дней, когда я смогу нормально шевелить рукой, - и обсуждать это Сарейта была не намерена, о чем говорил ее уверенный и серьезный вид. Даже удивительно, как за несколько дней она осмелела настолько, чтобы спорить с учителем и ставить свои условия.
- Если в твоем понимании хорошая драка - это избиение до полусмерти, то нет, Томас этого не хочет. Если, скажем так, дружеская тренировка, после которой все останутся невредимы, то пожалуйста, - ведунья, сама того не понимая, только что взяла человека под свою опеку. До нее дошел смысл ее же слов лишь спустя несколько секунд и это ей, мягко говоря, не понравилось, от чего она нахмурилась и тут же взяла нож, возвращаясь к готовке. Однако слова уже были произнесены и повернуть время вспять не представлялось возможным. В принципе, было в словах эльфийки даже что-то хорошее. В том плане, что она защищала не человека, а, в первую очередь, своего помощника. С ним было намного проще поддерживать хижину в хорошем состоянии.
Томас, всё еще помнящий, ради чего подался в наемники, не слишком уверенно, но всё же согласился на драку с Ильфиртилом. Держать меч в руках да махать кулаками ему нравилось с детства, а эльф, по его мнению, мог научить его многому интересному и полезному. Сарейта лишь молча покачала головой, всё еще надеясь, что помощник после их, выражаясь словами ведуна, хорошей драки сможет ходить и вообще шевелиться.
Во время приготовления жирного густого супа воровка в который раз задумалась о том, что специй в лесу очень не хватает. Она твердо решила принести из города не только нормальные простыни, но и множество разных приправ.
"Надо же, помешиваю суп и думаю о том, какие же приправки можно в него добавить и где их купить. Докатилась", - образ хозяюшки и хранительницы очага был Сарейте чужд, она никогда не видела себя в роли хорошей женушки, готовящей мужу и парочке детей всякие разные вкусности. По мнению эльфийки она вообще на роль жены не подходила ни коем образом, слишком своенравная и свободолюбивая.
Закончив, Амеллин вышла из хижины, в которой из-за приготовления пищи стало довольно душно, и села на крыльцо, облокачиваясь спиной о дверь. Звать никого она была не намерена, вот еще, всех к столу зазывать. Есть захотят - сами прибегут, как миленькие. Или приползут.

+1

55

Ильфиртил удовлетворенно хлопнул в ладоши. Вскоре он и человек вышли наружу, эльф был лишь в штанах и сапогах, стоял перед полностью одетым челом. Благо грязь более менее высохла и они уже не стояли на сколькой, как болото, земле. Ведун стал подстраиваться под оружие, финтя клинком в воздухе выискивая идеальный баланс, тем же занимался и его противник. Дождавшись кивка эльфа бывший наемник стал плавно подступаться к нему.
Сам же ведун не мог агрессивно действовать по отношению к своему оппоненту и было ясно почему. Раненный бок, поэтому он лишь медленно передвигал ноги не позволяя себе лишних действий. Раздался звон мечей, Ильфиртил легко парировал его выпад вперед. Затем тут же отбил три размашистых удара с боков. И один сверху. Томас словно чувствуя свое превосходство в пылу битвы стал атаковать все чаще и сильнее, особенно с той стороны, где у него была не зажившая рана. И было видно, что эльф стал плавно отступать под его натиском, при этом на лице была улыбка. Очень и очень гадкая. И чем сложнее ему давались парирования тем шире была эта улыбка. Когда он отбил очередной замах бывшего наемник, он слишком далеко от своего торса, откинул свой меч, опуская его вниз, словно не в состоянии его уже поднять, полностью открываясь. Томас увидев это оперся ногой и сделал быстрый выпад, стараясь пронзить эльфа словно копьем. Краем уха ведун услышал крик Сарейты, которая словно пыталась кого-то предупредить, со стороны ей было виднее и намного ясней кто победил в этой схватке, но было уже поздно, Томас никак не мог затормозить. На этом все и закончилось...
В долю секунды, Ильфиртил поймал запястье человека, в котором он держал клинок, в жесткий захват, и отклонил выпад в сторону, при этом сдвигаясь сам правее, и не давая ему опомниться он резко взмахнул тупым мечом снизу-вверх и ударил им по его гарде меча, заставляя того ойкнуть отпустить свой меч и схватиться за ушибленную руку.
-Дурак. И только... то что я стал вяло отбивать твои атаки и отступать, это не значит что можно тут же забыть о защите и дистанции. Битва окончена, считай что в реальном бою ты остался без правой руки. - он улыбался своей фирменной хищной и немного безумной улыбкой, словно довольный собой. Мышцы рук приятно гудели от хорошей тренировки. Он воткнул в землю тренировочный меч обращаясь снова к нему - иди занимайся делами дальше, тебе еще стирать наши одежды...
Я даже позволил себе защищаться, делая вид, что загоняю себя в угол, уловка стара как мир. Но судя по всему Сарейта это сразу просекла, а возможно ей не понравилось как я все шире и шире улыбался, предчувствуя дурное... как считаешь?
Может она боялась, что ты убьешь его?
В один момент мне и правда этого хотелось, если бы она не закричала, возможно это и произошло.
Хватит, достаточно повеселился.
Эльф внимательно посмотрел в сторону Сарейты которая наблюдала за их схваткой он подошел к ней. Спокойный и немного тучный, задумчиво посмотрел ей в глаза и затем молча прошел внутрь. Умыв руки в небольшом бочонке с водой, он сел за стол, принимаясь поглощать то, что приготовила девушка.
-Вкусно... - буркнул он, наполняя свою тарелку из глины еще, орудуя деревянной ложкой. Он ловил на себе ее взгляд и словно прочитав ход ее мыслей произнес - сам виноват, вместо того что бы отказаться, на радостях погнал с "ним" махаться мечами, это раз, во вторых посмотрел в глаза позволив манипулировать собой в битве это два, в третьих не смог совладать с эмоциями и разорвал дистанцию идя на сближение. Пусть учиться ему полезно. Удар не сильный пару дней походит с опухшей рукой и снова сможет держать в руках меч.

+1

56

Звон мечей привлек внимание, не мог не привлечь. Поднявшись на ноги, Сарейта отряхнулась и побрела на звук драки. Она не спешила, наслаждаясь прохладным воздухом и запахом хвои. Дойдя до небольшой поляны, на которой эльф с человеком дрались, Амеллин облокотилась плечом о дерево и скрестила руки на груди. Внимательный взгляд следил за каждым движением, но особенно за действиями Ильфиртила. Он не давал обещания, всего лишь хлопнул в ладоши и ушел, довольный и сам себе на уме. Сарейта должна была убедиться, что с Томасом ничего не случится.
"И зачем я это делаю? Сдался мне этот человек.. научусь всему, чему смогу и вернусь в Гадару. И уж точно без молоденького наемника за пазухой", - он был не нужен ей в дальнейшем и эльфийка это прекрасно осознавала, да и не нравился он ей, однако позволить ведуну творить бесчинства и лишать Сарейту помощи она не могла. "Всё дело именно в помощи, я ненавижу стирать", - возможно, это в действительности было так, а может и нет, воровка вполне могла сама себя убедить в этом. Впрочем, не так важны причины ее поступков.
Томас наступал. Он видел слабость Ильфиртила, был уверен в его несостоятельности, он считал, что ранненый бок мужчины доставляет огромный дискомфорт. И он делал огромную ошибку, недооценивая своего противника и учителя в одном лице. Его бок давно прошел, по крайней мере до такой степени, чтобы отправиться на охоту и притащить домой огромную кучу разномастных шкур, в том числе и волков, опасных хищников. Для ведуньи было странно поведение юноши, он словно забыл, с кем имеет дело. Или он и не знал? Скорее всего второе, Томас же никогда до этого не имел чести общаться с этим безумцем, который имел привычку появляться в ночи. В какой-то момент девушка заметно напряглась. Она опустила руки и сделала неувернный шаг вперед, вниательно вглядываясь в лицо ведуна. Его сумасшедшая улыбка, совершенно не соответствующая положению якобы проигрывающего.. Амеллин ее прекрасно знала, странно, что она еще ей не снилась в кошмарах. Еще нескольких секунд хватило, чтобы абсолютно увериться в недобрых намерениях Ильфиртила. Сделав еще один уверенный шаг вперед, девушка громко крикнула: "Хватит!"
Кому это предназначалось? И Томасу, слишком близко подошедшему к противнику, и эльфу, заулыбавшемуся еще шире. Она кричала им обоим, а если бы могла и имела много физической силы, добежала бы и остановила их битву сама. За долю секунды ведун схватил бывшего намника за руку и замахнулся мечом. Сарейта была на все сто процентов и даже больше уверена, что он сейчас с силой рубанет юнца, но он не стал, к счастью. Выдохнув, эльфийка покачала головой, смерила подходящего к ней учителя недовольным взглядом. На этом она и ограничилась, сказать-то, по сути, было нечего.
- Ты слишком увлекся и даже не заметил, как он разводит тебя, - тихо произнесла Амеллин, когда мимо нее проковылял Томас. Услышав ее голос, он остановился и взглянул на эльфийку уставшим взглядом. В его глазах девушка увидела не только боль, но и обиду. Кажется, он был очень огорчен своим проигрышем, да еще и таким глупым. - Не стоит недооценивать противников, да вообще всех, кого встретишь на своем пути. Любой может оказаться тем еще хитрецом или засранцем. И слепо доверять всем и каждому тоже не стоит, - с приободряющими словами у Сарейты всегда было худо, но что уж поделаешь. Изобразив на лице дружелюбную улыбку, которой поверил бы любой, девушка пошла в дом.
Когда она вошла, Ильфиртил уже налил себе суп и сел за стол. Его сомнительные развлечения до сих пор не вызывали у ведуньи одобрения, но она молчала. Ей казалось, что взгляда достаточно. И она не ошиблась, спустя пару мгновений эльф заговорил.
- Томас о твоем веселом друге ничего не знал, мог бы и просвятить. В конце концов, я гидом не нанималась, предупреждать о подобных опасностях и подводных камнях твое дело. И про то, что представляют из себя ведуны он тоже не знают, сомневаюсь, сто он даже слово это слышал. С эмоциями сам виноват, признаю. Но знаешь, очень сложно держать себя в руках. У твоей второй половинки есть особый дар - разводить на эмоции. И стирать с одной рукой вообще-то практически невозможно. Почему нельзя сначала подумать, а только потом сделать? Он же даже не сможет нормально выжать мокрую одежду, как, собственно, и я, - Сарейта подняла правую руку, демонстирируя доказательство своей несостоятельности в стирке. В этот момент дверь в хижину открылась и зашел уставший Томас. Кивнув ему на готовый ужин, эльфийка попросила налить и ей.
Немного перекусив, ведунья взглянула на хмурого Ильфиртила. Помолчала еще с минуту, сверля его взглядом, а затем всё-таки заговорила.
- Уже можно снимать воск? Начинает доставлять неудобства, - она не дождалась ответа. Согнув руку в локте, девушка принялась медленно отколупывать кусочки воска и складывать их кучкой на краю стола. Особенно неприятно было отрывать воск от участков с волосками, с некоторыми из них пришлось даже расстаться, что тоже не слишком радовало воровку. Она сидела тимнее тучи.
- Ты собираешься в скором времени покинуть свое логово? - Неожиданно спросила эльфийка, поднимая голову и смотря на Ильфиртила. - Хочешь вернуться? И что собираешься делать?

+1

57

Ильфиртил молча смотрел как она занимается тем, что снимает со своей руки воск. При этом морщась от небольшой боли. Он ничего не ответил на ее лекции о "хорошем поведении". По его виду было понятно, что эти разговоры ему не нравятся, мужчина терпеть не мог когда его отчитывают. И сейчас только радовался тому, что его вторая личность не пользовалась этой ситуации, иначе конфликт вышел бы из под контроля и перешел в откровенную стадию эскалации. Но ее последние вопросы заставили взять себя в руки.
-Надеюсь что не покину этот дом, но если такое случиться, то думаю потрачу пару лет, что бы пройтись по миру и посмотреть что и как. Интересно как сильно он изменился. - довольно скользко произнес он, стараясь об этом не думать. Спустя небольшую паузу он продолжил - сначала нужно закончить твое обучение, но я понимаю твои опасения. Сложно представить что будет если такой "псих" (кстати это твои слова) как я, будет гулять по миру. Уверен я смогу обуздать самого себя.
Он доел свой суп. И встал из-за стола, считая что эта тема закрыта и пока он не хотел бы ее продолжать и думать о том, а "что будет если".
-Пойду... стирать... а что делать? Сидим тут как три инвалида, у меня хотя бы руки целые. -грубым тоном произнес он, поднимая свои и чужие вещи и направляясь к речке.
Это унизительно, еще никогда я так низко не падал. Стирать вещи своей ученицы, только потому, что она не умеет нормально держать меч.
Так отпусти... пусть течение заберет, ей они нужны пусть сама потом и ищет в одной сорочке. Вот будет смеху.
Не соблазняй. И так дров наделали.
Эх, не говори тогда ничего, если не можешь этого реально сделать. Самому противно видеть как ты этим занимаешься.
Эльф вернулся обратно в дом к вечеру. И по его виду было понятно, что он в не настроении. Глазами он словно пытался заставить не поднимать тему того, что он занимался стиркой, и в принципе не вспоминать это его унижение. Их вещи уже сушились на ветвях деревьев. Он кинул на стол довольно большую в его две ладони рыбу, что поймал в речке, которая была завернута в огромный лист кого-то растения. Развернув его, он взял тот самый небольшой ковш в котором был ранее воск и кинул туда рыбу, накрыв крышкой. И поставил его на тлеющие углы коптиться. Тем самым приготовив уже еды на завтра. Встретившись взглядом с Томасом, он опустил глаза на его руку, которая малость уже опухла и едва поворачивалась. Он присел на корточки и под его испуганные глаза достал нож.
-Давай сюда свою руку неуч. Убивать не стану - пробурчал грубо он, словно приказал. И взяв его кисть сделал небольшой надрез, что бы избавить его от гематомы, который мог привести к вымиранию кожи от недостатка в ней крови. Затем взял из-за пазухи пару пиявок, что выловил, приставил их к ране, тем самым очищая рану и кровь, что бы не было заражения. И вернул ему руку обратно - Не благодари.
Он подошел к девушке, и выжидающе протянул свою руку, давая понять, что он хочет от нее. Когда она протянула свою больную ладонь к нему, он разорвал на ткани тряпку и стал крепко обматывать ими ее руку на уровне "браслета", затем протянул под бинты деревянную ложку, стал ее крутить заставляя бинты крепко сжиматься.
-Терпи, сейчас зафиксирую ее. И будет очень больно - предупредил он, и взяв ее кисть в свои пальцы резко рванул сначала на себя а потом вверх, раздался характерный хруст. И он снял бинты опуская ее руку - завтра боль пройдет и можешь нормально заниматься своими делами. Кисть у тебя слабая, поэтому меч отложим, будешь отжиматься и подтягиваться. И уменьшим вес оружия. Теперь ты, осмотри мою рану и раскали нож - было видно, что его словно все достало, и он решил действовать по жесткому, заставляя и их и себя быстрее подняться до нужной формы - приложишь раскаленный метал к моей ране.

+1

58

Ответ эльфа Сарейту удовлетворил, но лишь самую малость. Она чувствовала, как Ильфиртил уходит от ответа, подбирает размазанные формулировки и явно не хочет говорить откровенно. Винить его за это было глупо, вот эльфийка и молчала, продолжая отдирать от руки оставшиеся кусочки воска. Ей не нравились такие методы лечения, вообще хотелось бы, чтобы всё проходило по щелчку пальцев, но вибирать не приходится.
- Да, я помню свои слова. Он еще безумец, а в совокупности вы просто сумасшедшие, - утвердительный кивок. - Подумай сам, как еще я могу реагировать на эльфа, который меня парочку раз чуть не убил, да и вообще всячески показывает свои склонности к насилию. Да и мстить начинает по малейшему поводу, причем жестоко, - Сарейта пожала плечами. По ее мнению называть ведуна иначе было никак нельзя, он самый натуральных псих, да не простой, а жутко опасный. "Я не уверена, что у тебя это получится, но всё надеюсь, что ты сможешь обуздать.. себя же. Не хочется мне помирать в куче остроухих собратьев", - эту фразу девушка ее озвучила, решила свое мнение оставить при себе же. Проводив Ильфиртила взглядом, она улыбнулась.
- Ну наконец-то, я думала так и будешь сидеть без дела, справедливость-таки восторжествовала. И не забывай, кто виноват в наших увечьях, - больная рука в остатках воска взметнулась вверх, снова напоминая Ильфиртилу, что это из-за него Сарейта на пару с Томасом ничего толком не может. - Подожди, мне надо постирать штаны, после твоего подвала она совсем запачкались, - Амеллин быстро стянула с себя сапоги, а затем и штаны, после протянула их ведуну. Выглядел он, мягко говоря, мрачным. Ведунья сразу же предположила, что идея разделения обязанностей ему пришлась не по душе, но эльфийке было плевать, она слишком устала, чтобы думать о тонкой душевной организации своего учителя. Оставшись в одном белье и рубашке и мягкой ткани, девушка села на место и притянула к себе тарелку с недоеденным супом.
- Есть в этих увечьях какой-то плюс, - с ухмылкой произнесла Сарейта, глядя в тарелку и вылавливая ложкой кусок мяса. - Мы отдыхаем, а наш учитель горбатится на берегу реки. Между прочим, я еще ни разу не видела его за стиркой, да и за уборкой тоже, он только готовит иногда, но готовит, замечу, вкусно. За столько времени научился, - довольная ухмылка плавно сменилась на уставшую улыбку. Амеллин оторвала взгляд от тарелки и взглянула на Томаса, мучавшегося от боли, но всё равно улыбающегося. Уход Ильфиртила повлиял на него положительно, он хотя бы успокоился и продолжил есть уже без дрожи в руках.
Уже после трапезы ведунья помыла посуду и убрала на место, затем занялась уборкой, от которой оторвалась несколькими часами ранее. В принципе, убирать особо и нечего было, но провозилась Сарейта до самого вечера. Всё из-за руки, она боялась ее чересчур напрягать, вот и действовала мягко и аккуратно. Оставив человека отдыхать, девушка пошла за водой, а когда она вернулась, то застала Ильфиртила с непонятным свертком из огромного листа какого-то растения. Выглядел он всё-таким же недовольным, это даже забавляло. Как же он раньше стирал свою одежду, до прихода ученицы? Неужели с такой же кислой миной?
- Выглядит отвратительно, - лечение Томаса, конечно же, не осталось без комментария. От вида пиявок эльфийка скривилась, не любила она этих жутких черных тварей, до дрожи во всем теле не любила, даже больше, она их боялась. Маленькие, черные, сосут кровь.. похожи на вампиров, но те хотя бы посимпатичнее.
- Только не надо на меня их лепить, хорошо? - Сарейта с опаской протянула руку ведуну. Она замерла на месте, внимательно наблюдая за его действиями и даже не догадываясь, насколько больно ей станет через несколько секунд. Ее настолько радовало отсутствие пиявок, что всё остальное казалось таким неважным. О своей невнимательности и доверчивости она пожалела ровно в тот момент, когда в запястье раздался хруст и Амеллин, не ожидавшая настолько ярких болевых ошущений, вскрикнула, прижимаясь спиной к стене, у которой стояла, и зажмуривая глаза. Хотелось вырвать руку, прекратить эту пытку, но Ильфиртил держал крепко. Прикусив нижнюю губу, воровка тихо мычала, не веря, что собственноручно подписалась на такое обучение. Отходила от побоев ведунья намного больше времени, чем, собственно, чему-то училась.
- Да ты издеваешься, черт возьми?! Сколько можно мне конечности ломать? - На повышенных тонах вопрошала Сарейта, исподлобья глядя на эльфа. Таких методов врачевания она не понимала от слова совсем. - Да что ты за учитель, который не может сразу выявить слабые места и начать с основ, - очень тихо пробурчала Амеллин себе под нос, прижимая к груди руку и с силой сжимая ее, словно пытаясь схватить саму боль.
- Я тебе сейчас этот нож вгоню меж ребер, - огрызнулась ведунья, но возражать не стала. Взяв нож у Ильфиртила, девушка положила лезвие на тлеющие угли в очаге. Она смотрела на него до тех пор, пока лезвие не раскалится до нужной температуры, разумеется, эту самую нужную температуру девушка определила "на глазок". - Если будешь кричать, я очень порадуюсь, - эти слова слышал лишь эльф, именно ему они и предназначались. Присев перед мужчиной, Сарейта аккуратно провела подушечками пальцев по краям раны и, глубоко вздохнув, уверенно приложила горячее лезвие к заметно зажевшему ранению. Всего две секунды и она убрала его, боясь оставить ожоги на здоровых участках кожи. Запахло жареным мясом. Аппетитно, черт подери. Резко поднявшись, всё еще обиженная за многократные нападки на больную руку Амеллин положила нож на камень у очага, чтобы он остыл.
- Пойду подышу, - и она быстро вышла из дома, уходя от дома подальше. Воровку не смущали опускающиеся на лес сумерки, она была уверена, что даже в ночи, когда кромешная темнота войдет в свое полное властвование, она сможет наощупь добраться до хижины. Отойдя от дома настолько далеко, чтобы не было слышно ее стонов, Сарейта облокотилась о ствол массивного дерева и зажмурила глаза, наконец не сдерживая себя в выражении боли. Ей не хотелось, чтобы кто-то ее видел в таком состоянии, она и так часто с трудом ноги передвигает.
- Блядь, он меня точно однажды убьет, - прошептала ведунья, закидывая голову и умоляюще смотря на густую крону дерева. Она надеялась, что листики смогут облегчить ее боль. Но нет.

Отредактировано Sareitha Amellin (2016-04-20 13:39:55)

+1

59

Ильфиртил всем своим видом игнорировал все ее выкрики и эмоции. Он делал это с одной целью, что бы ее рука быстрее зажила, используя весь опыт и знания. И если она сейчас на него злилась, то потом поймет, просто нужно потерпеть. Как это делал он сейчас, скрепя зубами и мыча терпел прикосновение раскаленного железа к своей раненной плоти. Осознавая что таким образом у него на теле появиться еще один не заживающий шрам как память.
Проводив девушку взглядом, он лишь пожал плечами. Вслед идти он всем своим видом не желал. Он лишь задумчиво посмотрел на Томаса, тот немного покривился, наматывая на свою руку бинты.
Теперь он нас боится.
И правильно делает, не люблю я челов, считаю их дикими варварами.
Хм, не хочу с тобой спорить, но ты не прав. Людям доверять нельзя это да, но то что бы к ним относиться как к свиньями, это ты перегибаешь.
Ильфиртил все еще чувствовал как горела кожа на боку, и эта боль приносила определенный дискомфорт, что читалось на его лице. Подойдя к полкам он достал мазь и стал аккуратно обрабатывать ожог.
И с каждой минутой он бледнел от болевого шока, но сразу колол себе пальцы, возвращаясь в реальность. Удобно устроившись на кровати он достаточно быстро отрубился, испытывая ноющую боль в боку.

-Ильфир не делай этого, обратного пути не будет... - кричал голос старого друга.
-Остановись, прошу! - кричал голос когда-то любимой женщины
-Пощади! - молил его враг.
-Все еще можно исправить - грустно говорил его учитель.
И он хотел остановиться, повернуть назад. Но не мог, и сейчас стоял по среди поля, шла битва, у него под ногами настоящий ручей из крови и мертвых тел. А он все продолжал драться. При этом враги все время принимали облик когда-то близких ему людей. И все повторялось вновь и вновь, все быстрее и быстрее, голоса звучали все громче и громче. И смех... его безумный смех, он становился все более отчетливым.

-Хватит - чуть ли не прокричал он тут же поднимаясь на кровати и тяжело дыша. Он был весь в поту. Внушая себе, что это был всего лишь кошмар. Он посмотрел в окно,была уже глубокая ночь. Превозмогая боль в боку, он вышел наружу, пытаясь подышать свежим прохладным воздухом. Эльфу казалось, что его руки в крови и что они дрожат. Но это лишь наваждение и его руки были чистыми.
Той битвы же не было? Я ее не помню.
Как знать, может и была - издевательски подал голос его вторая личность. -А может и не было, ты как сам считаешь?
Думаю не было.
Продолжай так думать...

Отредактировано Il`Fir von Tillas (2016-04-21 11:04:07)

+1

60

Боль с трудом утихла лишь час спустя. Поднявшись с холодной и сырой земли, эльфийка предприняла безуспешную попытку отряхнуться, вдохнула прохладный вечерний воздух полной грудью и не спеша побрела в сторону хижины. Тусклый свет очага, проникающий сквозь небольшое окно, было ориентиром для Сарейты. Она знала, что не потеряется, да и не так далеко она и ушла.
"Уже почти не болит. Так странно, еще несколько минут назад рука словно разрывалась от боли, - остановившись в нескольких шагах от двери, ведунья взглянула на пострадавшую руку. Очень аккуратно, боясь ее повредить, Сарейта провела пальцами по своему запястью, затем с едва ощутимым усилием нажала на мышцы. Руке и правда стала лучше, хотя в подобный исход совершенно не верилось. Амеллин сомневалась во врачебных способностях Ильфиртила каждый раз, когда он начинал шаманить над ее телом, в разы увеличивая дискомфорт и боль, а иногда добавляя к ее запаху пота еще и жуткую вонь от дерьма зверья, однако его странные действия всегда помогали. И каждый раз эльфа удивлялась, как такое вообще возможно.
Она сделала глубокий вздох, маскируя усталость, при том в большей степени эмоциональную, и вошла в дом. Зашуганный Томас сидел на своих шкурах и о чем-то усиленно думал, уставив испуганный взгляд в одну точку. Сложно сказать, что именно так волновало его, однако Сарейта решила, что всё из-за Ильфиртила, что из-за сурового и спокойного, что из-за буйного и агрессивного. Второй сначала нанес непростую и очень неприятную рану, а первый затем жутким образом да еще и с помощью мерзких пиявок залатал рану. После пережитого неподготовленный юнец, должно быть, даже передумал держать оружие в руках. А может и нет. Эльфийку, честно говоря, не особо это интересовало. Переведя взгляд от человека к эльфу, девушка с удивлением заметила, что он крепко спит. На ее памяти редко он засыпал раньше остальных.
- Последуем его примеру, давай спать, - негромко произнесла ведунья, подкидывая в очаг дров, чтобы не задубеть ночью на полу. Расстелив свою импровизированную постель, Сарейта с удовольствием скрылась под шкурой оленя, зарываясь в нее носом и согреваясь. Сегодня было холодно и причина была не в погоде, Амеллин просто мерзла. Случалось с ней такое и в невыносимую жару. Крайне редко, но бывало. Найти объяснение этому девушка никогда не могла.

Внезапный крик, разорвавший ночную тишину и, кажется, даже темноту, заставил Сарейту резко открыть глаза и подняться. Она непонимающе смотрела на сидящего на кровати Ильфиртила. По его темным очертаниям эльфийка поняла, что мужчина тяжело дышит. Томас, тоже проснувшийся от крика, удивленно переводил взгляд с одного эльфа на другого, но Амеллин не замечала этого. Всё ее внимание было направлено на учителя, которому, по всей видимости, приснился кошмар. И правильнее было бы просто лечь и продолжить спать дальше, но то ли неподдельный интерес, то ли сопереживание заставили ведунью подняться на ноги и на скорую руку натянуть на себя штаны, обувь, да длинную тунику, которая частенько заменяла Сарейте куртку. Укутавшись, сонная воровка вышла из дома, ища взглядом своего наставника.
- Когда я просила тебя покричать, я рассчитывала услышать это вечером, а не поздней ночью, - на ее губах показалась улыбка. К слову, за такое неприятное пробуждение она на Ильфиртила даже не злилась. - Приснилось что-то неприятное? - Негромко поинтересовалась эльфийка, подходя к мужчине ближе. Не сказать, что он сильно за него беспокоилась, однако и проигнорировать необычное поведение не могла.

+1


Вы здесь » Священная Империя » Дворец памяти » I , you, and my shadow


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC